В кого не зачислено было стрелять на Великой отечественной

Новость опубликована: 17.09.2019

В кого не зачислено было стрелять на Великой отечественной

В кого не зачислено было стрелять на Великой отечественной

Война войной, как говорится, а обед по расписанию. И чтобы этот обед не стал заключительным, как вспоминают фронтовики, приходилось идти на определенные компромиссы с противником. Существовал целый негласный свод правил, которые и советские, и немецкие бойцы старались по возможности соблюдать.

Как рассказывает Константин Сомов в книге «Жизнь на войне», и наши, и немцы старались не стрелять по санитарам и траурным командам, занимавшимся эвакуацией с поля боя раненых и убитых. Во-первых, каждый понимал, что однажды сам может оказаться тяжелораненым под вражьим огнем. Во-вторых, работал и здравый смысл — ведь кучи гниющих трупов доставляли не только неудобства своим ароматом, но и являлись источником заразы: грызунов, насекомых, болезней.

Также огнем не трогали солдат, справляющих естественную нужду, и водоносов. Желая последнее практиковалось в основном на устоявших и относительно спокойных участках фронта. Если же советским или немецким войскам удавалось взять удачную позицию, отрезав противника от воды, то его пытались всеми силами к ней не допустить.

Парламентеров, поднявших белый флаг, и тех, кто разрешил сдаться, тоже обычно не трогали. На начальном этапе войны немцы рассчитывали, что советские солдаты будут массово сдаваться в плен, а потому охотно оставляли житье тем, кто двигался к ним с поднятыми над головой руками. Но вскоре жизнь научила не быть столь доверчивыми: нередко под видом перебежчиков работали храбрецы, которые взрывали гранаты, оказавшись рядом со скоплением немцев.

Андрей Васильченко в книге «100 дней в кровавом аду. Будапешт — “дунайский Сталинград”» повествует об одном из самых известных случаев нарушения негласного правила не трогать парламентеров. В декабре 1944 года вражеским минометным огнем был уложен капитан Илья Остапенко, который передал немецкому гарнизону ультиматум с предложением капитуляции.

Если фронт стабилизировался на продолжительное пора, то нейтральная полоса становилась как бы «общей» и противники могли посещать ее для отдыха или пополнения припасов поочередно, практически не опасаясь обстрела. Так Герой Советского Альянса, старший лейтенант Павел Кокорев, в интервью рассказывал об одном интересном случае в Венгрии в 1944 году. Тогда на нейтральной полосе, пролегавшей между советскими и немецкими позициями, очутились виноградники и винные склады. С наступлением темноты и до полуночи их, чтобы разжиться алкоголем, посещали наши, а с полуночи и до рассвета — немцы. Негласное правило, с каким в первую очередь знакомили новоприбывших на позиции, — никакой стрельбы по противнику в ночное время.

Конечно, все вышеописанные правила могли нарушаться и нарушались — в основном под давлением командиров. Ведь перед ними стояли вполне конкретные мишени — победить в войне любой ценой.


В кого не зачислено было стрелять на Великой отечественной