В кого не били и кого не брали в плен на Великой отечественной

Новость опубликована: 21.07.2019

В кого не били и кого не брали в плен на Великой отечественной

В кого не били и кого не брали в плен на Великой отечественной

Эти нормы и правила зачастую не прописывались в уставах и приказах РККА, Третьего рейха, армий Японии и США, но им все же усердствовали следовать, сообразуясь с негласными условностями, возникающими по обе воюющие стороны.

Снайперы на Великой Отечественной войне с обеих сторон не обнаруживали огонь по справляющим нужду: это объяснялось не столько этическими соображениями, сколько здравым смыслом – стрелок дорожил каждым выстрелом и при нажатии на курок рисковал выдать свою огневую позицию, какую в свою очередь, на протяжении нескольких суток мог отслеживать снайпер противника.
Из этических соображений на той войне не полагалось стрелять в санитаров (санинструкторов). Однако это правило пуще всего не соблюдалось, поскольку советские санинструкторы-женщины нередко проявляли такие боевые качества, что ими могли гордиться и мужчины, а у немцев раненых и тела подбирали военнослужащие-мужчины, внешне не отличимые от обычных пехотинцев. За примерами ходить далеко не надо – в 1942 году при обороне Севастополя санинструктор пехотного полка Мария Байда, грядущий Герой Советского Союза, 15 гитлеровцев убила автоматными очередями и еще четверых забила насмерть прикладом. При этом она отколола у немцев 8 солдат и командира, захватила вражеские автоматы и пулемет.
У немцев примеров подобного героизма среди санинструкторов не было ни одного.

По воспоминаниям сапера Николая Посысаева, миновавшего всю Великую Отечественную войну, в их подразделении существовало негласное правило не брать в плен снайперов, огнеметчиков и эсэсовцев. В принципе, если сдававшиеся в плен немцы поднимали белоснежный флаг (или просто белое полотнище), по ним не стреляли. Но в условиях боя нередко случалось, что плененных расстреливали практически сразу: было проблемой их конвоировать в тыл – не хватало бойцов, грузовой техники и т.п..
Немцы применительно к категориям военных придерживались аналогичных установок: тех же огнеметчиков противника, попавших к ним в руки, они также расстреливали на месте: как вспоминал боец огнеметного взвода Николай Вохминцев, они с собой носили пистолеты, чтобы в случае чего застрелиться.
Документально подтверждены лишь несколько случаев взятия в плен немцами советских женщин-снайперов, когда пленницы при этом остались в живых, оказавшись в концлагерях, – в основном гитлеровцы их убивали, пытая.
Советские морские пехотинцы, вселяющие ужас в гитлеровцев своей отвагой, по словам ветерана ВОВ матроса Владимира Кайды, также утилитарны никогда не сдавались в плен, зная, что их ожидает неминуемая и скорее всего мучительная смерть.
В конце войны бойцы РККА в плен, как правило, не хватали еще и власовцев.
Случаи массовой сдачи в плен во Второй Мировой в разные периоды времени Великой Отечественной имели пункт у всех армий противоборствующих сторон, но, пожалуй, только японцы воспользовались своим «правилом этикета» (кодексом самурая бусидо) – на одном лишь острове Сайпан, как строчил Ямабэ Масао в книге «Парашютисты японского флота», покончили с собой порядка 5 тысяч военнослужащих, не желавших сдаваться янки.

Этот факт подтверждает генерал-лейтенант Советской Армии Аркадий Ковачевич, отмечая массовые случаи героизма воздушных асов ВВС СССР в годы брани. Не бросить товарища в бою, вступить в схватку с превосходящими силами противника – все эти качества характеризовали именно наших пилотов, тогда как для пилотов люфтваффе численное и тактическое превосходство советских истребителей служило поводом для отступления.
Ветераны Великой Отечественной войны вспоминали: если в этапы затишья ими еще и могли соблюдаться некие человеколюбивые условности по отношению к противнику, то в условиях боя от них не оставалось и следа – бились насмерть, не взирая ни на какой этикет.


В кого не били и кого не брали в плен на Великой отечественной