«В нацистском Берлине была толерантность к лесбиянству»

Новость опубликована: 25.07.2017

«В нацистском Берлине была толерантность к лесбиянству»

Представительницы Альянса немецких девушек занимаются гимнастикой, 1941 год

Нацистский режим относился толерантно к германским лесбиянкам и не отправлял их в концлагеря, находит американский исследователь, ознакомившийся с рядом уголовных дел, заведенных на женщин германской уголовной полицией.

10 неожиданных ответов школьникам

Декламируйте также

  • Рабочие профессии снова в моде

  • «АвтоВАЗ» сократит каждого пятого

  • Банк «Открытие» нарастил прибыль по итогам первого полугодия

  • Новинка российской городской инфраструктуры

  • В ГМИИ имени Пушкина отворилась уникальная выставка боспорских находок

К неожиданным выводам пришел историк из Стэнфордского университета Сэмюель Хьюнеке, который занимается нынешней историей Европы и, в частности, вопросами гомосексуализма в военной и послевоенной Германии.

В 2008 году в Берлине был открыт памятник гомосексуалам — жертвам нацизма, какие подвергались преследованию в нацистской Германии. Монумент представляет собой бетонный параллелепипед, на лицевой стороне которого имеет дыра, сквозь которое посетители могут заглянуть внутрь и увидеть небольшой фильм про целующихся мужчин.

Сразу после открытия в обществе раскаталась острая дискуссия по поводу того, почему монумент увековечивает лишь память мужчин-гомосексуалов, пострадавших от нацизма.

В своем заключительном исследовании, опубликованном в журнале Journal of Contemporary History, Хьюнеке проанализировал уголовные дела, заведенные в Германии в 1940-е годы в касательстве людей, уличенных в гомосексуальных отношениях. «Эти документы добавляют новые штрихи к существующим представлениям, — уверен Хьюнеке. — Они указывают на нормальное существование лесбиянок в Третьем рейхе».

Реклама

Систематичное преследование и уничтожение мужчин-гомосексуалов нацистским режимом хорошо задокументированы историками: режим недвусмысленно криминализировал «противоестественный разврат» между мужами.

Около 50 тыс. мужчин были осуждены за гомосексуализм, 15 тыс. были отправлены в концентрационные лагеря, из них около 60% оттуда не вернулись.

В 1935 году нацистское правительство привнесло поправки в статью 175 уголовного кодекса, поставив вне закона любые контакты мужчин, которые могли сойти за проявление гомосексуальности. Вскоре после этого число осужденных по этой статье остро возросло, с 800 до 8 тыс. в год. В 1937 году в одной из своих речей Гиммлер произнес, что гомосексуалы из членов СС будут отправлены в концлагеря, а в случае отростка — расстреляны.

Однако вопрос о том, как обходились нацистские власти с лесбиянками, историками досконально не изучен. Женщины вообще не упоминались в законах, устанавливающих гомосексуальные отношения вне закона. И кроме нескольких дел, обнаруженных учеными из Соединенных Штатов и Германии, документов, раскрывающих подробности существования лесбиянок при нацистском режиме, почти не осталось, что вызывает споры в научном сообществе. Ряд исследователей уверены, что нацистское правительство не подвергало лесбиянок таким гонениям, как геев-мужчин, поскольку не видало в них опасности проводимой политике пронатализма — повышения рождаемости.

Как историк, Хьюнеке соглашается с этими взглядами, добавляя, что нацистская верхушка не воспринимала лесбиянок как политическую угрозу, поскольку дамы в Третьем рейхе были удалены из большинства сфер политической и общественной жизни.

«В свете ужасной травли гомосексуальных мужей, которую наука рассматривает в контексте национал-социалистического пронатализма, кажущееся отсутствие интереса к женской гомосексуальности поразительно», — находит автор исследования. В своей работе историк проанализировал уголовные дела восьми женщин, которые были заведены Крипо — уголовной полицией Германии. Документы, какие Хьюнеке раздобыл в 2015 году в Государственном архиве Берлина, включают подписанные заявления как свидетелей обвинений, так и самих подозреваемых дам.

В каждом из этих случаев на женщину поступала жалоба о нарушении соответствующего закона со стороны знакомого ей человека — соседа, коллеги или даже родителя. Историк выяснил, что в любом из четырех случаев полицейские, судьи или прокуроры постановляли, что женщина не может быть осуждена по антигомосексуальной статье уголовного кодекса.

Кроме того, не отыскалось никаких данных, указывающих на то, что хоть одна из этих восьми женщин понесла какое-либо наказание, говорит Хьюнеке.

Среди отысканных уголовных дел — дело еврейки-лесбиянки Марго Хольцман, жившей в Берлине. В 1941 году она вышла замуж за китайского официанта и получила китайское гражданство, чтобы избежать отправки в концлагерь. Ее муж, разузнав об отношениях супруги, подал на развод и связался с полицией. Однако в этом, как и в других изученных случаях, полиция решила не мешаться.

Хьюнеке признает, что его выборка довольно ограниченна, а все дела вел один и тот же детектив, который, конечно, мог просто оказаться менее ретивым, чем его коллеги. «Но тот факт, как привязчиво они следовали каждой букве закона в этих делах, говорит о степени толерантности. Эти документы указывают на то, что в нацистском Берлине была бесспорная толерантность к лесбиянству», — говорит историк, добавляя, что, конечно, жизнь этих женщин была незавидной.

Вдобавок к тому, что дамы избежали уголовного наказания, найденные документы указывают на то, что некоторым из них удавалось скрывать свои однополые отношения, причем порой годами, пока на них не поступал донос.


Ответить