«В Россию ни ногой»: отчего Бисмарк сам с Россией не воевал и другим не советовал

Новость опубликована: 29.01.2019

«В Россию ни ногой»: отчего Бисмарк сам с Россией не воевал и другим не советовал

"В Россию ни ногой": отчего Бисмарк сам с Россией не воевал и другим не советовал

В 1871 году на карте Европы появилось сильное государство – Германская империя, в процессе своего становления успешно отторгнувшее территории у сопредельных содержав. Существовала угроза войны Германии и с Россией, однако рейхканцлер Отто фон Бисмарк на нее так и не решился.

Хороший знакомый

Знакомство Бисмарка с Россией завязалось в январе 1859 года, когда он был отправлен в качестве прусского посла в Санкт-Петербург. Что другими дипломатами могло быть воспринято как повышение, для Бисмарка означало утилитарны ссылку. Его убеждения шли вразрез с внешней политикой Пруссии, и поэтому опального дипломата поспешили отослать подальше от Берлина, благо он обладал всеми качествами, чтобы успешно управиться с ролью посланника.

В России Бисмарк провел менее трех лет, однако российская миссия во многом предопределила политические приоритеты для грядущего канцлера. Уже в самом начале своей работы в Санкт-Петербурге Бисмарк взялся за штудирование русского языка, сначала занимался самостоятельно, а затем со студентом-правоведом Владимиром Алексеевым.

Раз Бисмарк оказался свидетелем разговора российского императора Александра II и министра иностранных дел Александра Горчакова. Царь случайно изловил небезучастный взгляд прусского посланника и спросил: «Вы понимаете по-русски?» Бисмарк ответил утвердительно.

Ему хватило четырех месяцев дел, чтобы научиться улавливать основной смысл беседы и сносно говорить на довольно сложном для иностранцев языке. Любопытно, что даже сделавшись главой прусского правительства, Бисмарк писал свои резолюции на русском, иногда вставляя загадочные для немцев слова «невозможно» или «осмотрительно».

Находясь в Санкт-Петербурге, Бисмарк всегда старался быть в курсе политической и светской жизни государства, читал русскую литературу и периодику, в том числе «Дворянское гнездо» И.С.Тургенева и запрещенный в России «Колокол» А.И. Герцена. Он сдружился с Горчаковым и был единственным иностранным послом, который тесно общался с царской семьей. Это ему давало великолепную возможность лучше разузнать Россию, а в будущем – неоспоримые преимущества в дипломатической карьере.

В России к Бисмарку всегда относились с уважением, и когда он был дипломатом, и когда сделался канцлером. Немец платил русским той же монетой, пытаясь выстраивать свою международную политику так, чтобы она имела минимально негативные последствия для России.

Мы не бедствуем в войне

Германия превратилась в империю, переиграв на военных и дипломатических полях Данию, Австрию и Францию, однако Бисмарк соображал, что его страна все еще не имеет возможности доминировать Европе. Идея объединения всех немцев в одном государстве так и не была воплощена в житье, этому серьезно противилась империя Габсбургов. Опасался «железный канцлер» и реванша со стороны Франции.

Учитывая центральное поза Германии в Европе и, как следствие, реальную угрозу вовлечения в войну на два фронта, Бисмарк выработал правило, которому следовал в течение всей своей политической карьеры: «Мощная Германия стремится жить мирно и мирно развиваться».

Реагируя на рассуждения некоторых немецких политиков о возможном противостоянии с Россией (дискусионных моментов между двумя державами хватало), канцлер указывал на негативный опыт польской нации. Жизнеспособность русских будет намного рослее, уверял Бисмарк. Он настоятельно не рекомендовал германской военщине смотреть на Россию, как на источник постоянной угрозы – это путь в никуда.

Один-единственным разумным решением для «железного канцлера» было сближение с Россией. На это были направлены его дипломатические усилия. 13 марта 1871 года Германия совместно с представителями ведущих европейских держав подписала Лондонскую конвенцию, которая аннулировала заключенный годом ранее Парижский соглашение, запрещавший России иметь на Черном море военный флот.

В 1872 году по инициативе Бисмарка была организована встреча трех императоров – германского, российского и австрийского. Обсуждались детали совместного противодействия революционной опасности. Бисмарк дал постигнуть, что кроме вешней угрозы, существовала и внутренняя, которая отодвигала на второй план разногласия между европейскими монархиями.

Бисмарк ведал, о чем говорил. На рубеже 1860-1870-х годов в Германии набрал силу радикальный социализм, нацеленный свергнуть верховную воля. На новое репрессивное законодательство, принятое Бисмарком, социалисты ответили двумя покушениями на императора и одним на самого канцлера.

Скрытое противостояние

По мере укрепления позиций объединенного германского страны стали расходиться его политические пути с Россией. Бисмарк все чаще позволял в адрес своего российского коллеги Горчакова нелестные высказывания. Берлинский конгресс и вовсе поставил взаимоотношения двух стран на грань конфликта.

13 июля 1878 года в Берлине представителями великих держав был подписан трактат, ввёдший новые границы в Европе. Неудовлетворенные Сан-Стефанским миром, подведшим итоги русско-турецкой войны, Англия, Австрия и Турция при посредничестве Германии принудили Россию пойти на уступки.

Значительная часть отвоеванных Россией территорий, согласно трактату, делилась между Турцией и Австрией, в частности, полуденные области Болгарии в качестве автономных провинций отходили турецкому султану, а Австро-Венгрия получила согласие на оккупацию Боснии и Герцеговины. Россия также отрекалась от Баязета и Алашкертской долины.

На фоне болезненных уступок в России усилились антигерманские настроения, резко ухудшились и экономические взаимоотношения между двумя странами. Прусское юнкерство выступало против поставок российского зерна, а русские капиталисты противодействовали ввозу германских индустриальных товаров. Оба государства взвинтили таможенные пошлины.

В дальнейшем «железный канцлер» препятствовал размещению в Германии русских займов, в каких нуждалось царское правительство при переходе на золотой рубль. Как бы хорошо Бисмарк не относился к России, ему совершенно не нужен был сильный сосед.

7 октября 1879 года Германия заключила с Австро-Венгрией «Обоюдный соглашение», тем самым подтолкнув Россию к союзу с Францией. Многие историки называют это фатальной ошибкой Бисмарка, разрушившего тесные связи с российским правительством. С тех пор между Россией и Германий завязалась острая конкурентная борьба, которая не закончилась и после воцарения на российском престоле Александра III.

Бисмарк продолжил оказывать давление на Россию. В частности, он поддержал неугодную русскому императору кандидатуру принца Фердинанда Кобургского, какой претендовал на болгарский престол. А тем временем генеральные штабы обеих империй стали разрабатывать планы намечающейся войны.

В Россию ни ногой

Затягивание конфронтации между Россией и Германией угрожало завести обе стороны в тупик. Перспективы войны не привлекали никого. «Превентивная война против России – самоубийство из-за ужаса смерти», – так образно выражался Бисмарк. К тому же канцлер окончательно запутался в выстраиваемой им системе альянсов.

К июню 1887 года в дипломатических сферах Берлина и Санкт-Петербурга созрел план тайного соглашения между двумя странами, которое в итоге было подписано канцлером Бисмарком и российским послом Павлом Шуваловым. Сообразно «договору перестраховки» Россия и Германия обязывались сохранять нейтралитет в случае войны кого-либо из участников соглашения с третьей сторонкой, кроме случаев нападения Германии на Францию или России на Австро-Венгрию.

К договору прилагался особый протокол, по которому Германия должна была оказать России дипломатическое содействие, если русский император сочтет необходимым овладеть проливами в целях «сохранения ключа к своей империи». В ответ российское правительство предоставляло полную свободу поступков Германии в отношении Франции.

Если Германия на какое-то время отказалась от вооруженного решения споров с Россией, то Австро-Венгрия все еще лелеяла эту мысль. Весной 1888 года Бисмарк заявил, что офицеры австрийского генштаба намечают начало войны на осень того же года. На вылазка министра иностранных дел Австро-Венгрии графа Кальноки – «Россия будет разгромлена» – Бисмарк заметил, что это маловероятно. Даже самый благополучный исход брани, по словам канцлера, никогда не приведет к распаду российского государства.

В мемуарах, которые писал Бисмарк в последние годы жития, много внимания уделено именно России. Канцлер предостерегал своих современников и потомков от необдуманных шагов: «Не надейтесь, что единожды воспользовавшись бессилием России, вы будете получать дивиденды вечно. Не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающие. Они не стоят той бумаги, на какой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно или вообще не играть».

Материал полезен?

«В Россию ни ногой»: отчего Бисмарк сам с Россией не воевал и другим не советовал