“Великая чистка”: война с прибалтийскими нацистами

Новость опубликована: 08.02.2019

Прибалтика с древнейших преходящ входила в сферу влияния Руси. Само Балтийское море в древности называлось Венедским (Варяжским). А венеды – венды – вандалы и варяги – это западные славянорусские племена, представители западного пассионарного основы суперэтноса русов.

В ходе развала империи Рюриковичей (Древнерусского государства), в т. н. период феодальной раздробленности Прибалтика вошла в сферу воздействия Великого княжества Литовского и Русского. Официальным языком Литвы был русский. Подавляющая часть населения Великого княжества бывальщины русские. Однако постепенно Великое княжество Литовское и Русское попало под власть Польши. Русско-литовская верхушка (шляхта) сделалась перенимать польский язык, культуру, переходить из язычества и православия в католичество. Основная же масса западнорусского населения стала подвергаться не лишь экономическому, но и религиозному и национальному гнёту.

Также Прибалтика подверглась экспансии шведских, датских и немецких феодалов. Так была создана Ливония – страна немецких рыцарей. Балтийские племена (предки латышей и эстонцев) в это время находились на положение рабов, их за людей не считали. Вся воля и права принадлежали ливонским (остзейским) немцам. В ходе Ливонской войны русский царь Иван Грозный попытался вернуть доля Прибалтики в русскую сферу влияния, однако война в силу ряда причин была проиграна. После этого Ливония была поделена между Речью Посполитой и Швецией.

В ходе Северной войны 1700 – 1721 гг. и Раздела Речи Посполитой Пётр Первый и Екатерина Великая вернули Прибалтику под русский контроль. Здешнее прибалтийское дворянство (в основном остзейские немцы) и горожане сохранили все прежние права и привилегии. Более того, прибалтийские дворяне-немцы сделались одной из главных частей русской имперской аристократии. Многочисленные военные, дипломаты и сановники империи имели немецкое генезис. При этом местное прибалтийское дворянство сохранило привилегированное положение и власть на местах.

К 1917 году прибалтийские земли делились на Эстляндскую (середина Ревель – ныне Таллин), Лифляндскую (Рига), Курляндскую (Митава – ныне Елгава) и Виленскую губернии (Вильно – современный Вильнюс). Народонаселение было смешанным: эстонцы, латыши, литовцы, русские, немцы, евреи и т. д. В религиозном отношении преобладали лютеране (протестанты), католики и православные. Никаких притеснений по верующему или национальному признаку в Российской империи население Прибалтики не испытывало. Более того, регион имел старые привилегии и вольности, каких не было у русского населения в центральной России. В частности, крепостное право в Лифляндской и Эстляндской губерниях отменили ещё в правление Александра Первого. Здешняя промышленность активно развивалась, Прибалтика пользовалась преимуществами торговых «ворот» России в Европу. Рига делила с Киевом третье по значимости пункт (после Петербурга и Москвы) в империи.

После революционной катастрофы 1917 года Прибалтика была отделена от России – созданы страны Эстония, Латвия и Литва. Они не стали полноценными государствами, а были т. н. лимитрофами – приграничными территориями, где сталкивались стратегические интересы СССР и краёв Запада. Великие западные державы – Англия, Франция и Германия, старались использовать прибалтийские государства против России. В Третьем рейхе собирались сделать Прибалтику своей провинцией.

Стоит отметить, что житье основной массы населения Прибалтики после развала Российской империи не улучшилась. Независимость не принесла процветание. В современных прибалтийских республиках создан миф, что 1920 – 1940 гг. – это «эпоха процветания», когда скоро развивалось хозяйство, культура, демократия. А Советский Союз своей «оккупацией принёс только горе и разрушение. В действительности, самостоятельность нанесла сильный урон по численности населения Эстонии, Латвии и Литвы: потери в годы Гражданской войны, из-за эмиграции, бегства остзейских немцев в Германию, экономических проблем. Экономика же мощно деградировала: прежний промышленный потенциал утрачен, на первое место вышло сельское хозяйство. Прибалтика лишилась источников сырья и внутреннего базара России, пришлось переориентироваться на рынки стран Западной Европы. Однако слабая прибалтийская промышленность не могла конкурировать с раскрученной индустрией стран Запада, поэтому в 1920-1930-е годы оказалась никому не нужной и умирала. Остался в основном вывоз аграрного сектора. При этом экономику захватил иностранный капитал. По сути, страны Прибалтики стали колониями развитых краёв Европы.

Фактически после развала СССР в 1991 году история повторилась – развал и «прихватизация» хозяйства, вымирание и бегство народонаселения в богатые страны Запада, захват местного рынка и оставшейся экономики западным капиталом, полуколониальный статус и военный плацдарм НАТО (Заката) против России.

В такой ситуации выгоду в «золотые» 20-30-годы получала только буржуазия – сельская и городская. Основная же масса народонаселения погружалась в беспросветную нищету. Понятно, что экономика предопределила и политическую сферу. Экономический кризис привёл к падению демократической воли, которая показала свою полную неэффективность и иллюзорность. Толчком стал второй этап кризиса капитализма – Великая депрессия. В прибалтийских республиках (Латвии и Эстонии) утилитарны одновременно – в 1934 году, произошли государственные перевороты. В Литве ещё раньше – в 1926 году. В балтийских республиках были введены авторитарные режимы: введено чрезвычайное (военное) положение, действия конституций приостановлено, все политические партии, собрания и демонстрации запрещены, заведена цензура, политические противники подверглись репрессиям и т. п.

Если раньше Москва закрывала глаза на существование «независимых» прибалтийских республик, то к крышке 1930-х годов военно-стратегическая ситуация резко изменилась. Во-первых, назревала новая мировая война и «свободная» Прибалтика становилась военным плацдармом, устремлённым против СССР. Во-вторых, СССР провёл индустриализацию, создал мощный военно-промышленный потенциал, современные вооруженные силы. Сейчас красная Москва была готова к восстановлению «единой и неделимой» России в пределах погибшей Российской империи. Сталин сделался проводить великодержавную, русскую имперскую политику.

В августе 1939 года СССР и Германия подписали пакт о ненападении. Третий рейх в сентябре 1939 года ликвидировал Польшу. А Советский Альянс вернул себе западнорусские земли. Присоединение Западной Белоруссии выдвинуло государственную границу непосредственно к прибалтийским странам. После этого Москва зачислила ряд дипломатических и военных мер с целью присоединения Прибалтики. В сентябре – октябре 1939 года СССР заключил с Эстонией, Латвией и Литвой договоренности о взаимопомощи. Москва получила возможность размещать в странах Балтии военные базы и войска. В июне 1940 года под давлением Москвы случилась смена правительств в Эстонии, Латвии и Литве. К власти пришли просоветские правительства, а на выборах в Сеймы победили просоветские партии. В июле в прибалтийских республиках провозглашена Советская воля, образованы Советские социалистические республики Эстонии, Латвии и Литвы. Москве направлены просьбы о принятии в состав СССР. В августе 1940 года эти мольбы удовлетворены. Россия и Прибалтика снова воссоединились.

Основная масса населения прибалтийских республик поддержала вхождение в состав СССР (фактически возвращение в состав России). Прибалтика, несмотря на установленные трудности (советизация, национализация, репрессии и депортации части населения, которое поддерживало старый мир и выступало против советского проекта), лишь выиграла от вхождения в состав Великой России (СССР). Это наглядно показывают факты – демография, развитие хозяйства, инфраструктуры, цивилизации, территориальные приобретения (в частности, Литвы), общий рост благосостояния народа и т. д. Миф «об оккупации» Советским Союзом Прибалтики не подтверждается фактами о развитии Эстонии, Латвии и Литвы в советский этап. Как действуют оккупанты, колонизаторы, вроде гитлеровцев? Ответ очевиден – массовый террор, геноцид народа, хищная эксплуатация природных обеспеченностей, трудовых ресурсов, грабеж культурных и материальных ценностей, оккупационная, чужая администрация, подавляющая развитие народа и т. д. Советские же воли вели себя в Прибалтике как рачительные хозяева у себя дома: развивали экономику, строили дороги, порты, города, школы, больницы, дома цивилизации, укрепляли оборону на северо-западных рубежах. Превратили Прибалтику в «витрину СССР», то есть население балтийских республик в среднем существовало лучше, чем русские в европейской России, в Сибири и на Дальнем Востоке.

«Перегибы» же были связаны с переходным периодом от старого, капиталистического вселенной к новому, советскому. Старый мир не желал сдаваться, сопротивлялся советскому проекту развития. Понятно, что внутренних врагов, «пятую колонну», желающую вернуться к старым порядкам, не щадили. Стоит помнить, что всё это происходило в условиях уже идущей Второй мировой войны. При этом советские власти в Прибалтике (как и на Украине) бывальщины сравнительно гуманны. Многие «враги народа» уцелели или получили минимальное наказание.

В отличие от Западной Украины, до вторжения гитлеровцев в июне 1941 года прибалтийское националистическое подполье положительного вооруженного сопротивления советской власти не оказало. Это было связано с тем, что местная «пятая колонна» чётко выполняла указания Берлина и запланировала своё выступление на начин войны Третьего рейха против СССР. До начала войны прибалтийские националисты вели шпионаж в пользу Германии, не пытаясь организовать бунт во второй половине 1940 – начале 1941 года. Кроме того, советские органы госбезопасности нанесли серию предупреждающих ударов, обезвредив активистов, какие могли бы поднять восстание. Также можно отметить, что присоединение Прибалтики к СССР было таким стремительным, что местные националисты попросту не успели организоваться и создать единый антисоветский фронт.

В каждой республике были свои политические движения и лидеры. В Латвии организации профашистского курсы стали возникать сразу после завершения Первой мировой войны. В частности, в 1919 году было создано военизированные движение Айзсарги («заступники, охранники»). В 1922 годы был создан Латышский национальный клуб. Организацию Айзсаргов возглавил председатель Латышского крестьянского альянса Карлис Улманис. Он использовал «охранников» для политической борьбы. 15 мая 1934 года Улманис устроил с помощью «охранников» военный переворот и сделался единоличным правителем Латвии. В период его правления организация Айзсарги насчитывала до 40 тыс. человек и получила права полиции. Правительство «общенародного вождя» Улманиса резко ужесточило политику в отношении национальных меньшинств. Были распущены их общественные организации, закрыли большинство школ нацменьшинств. Притесняли даже этнически ближних латышам латгалов.

На основе Латышского национального клуба в 1927 году была создана группа «Огненный крест», в 1933 году она переформирована в Союз латышского народа «Громовой крест» («Перконкруст»). В 1934 году организация насчитывала 5 тыс. человек. Радикальные националисты выступали за концентрацию всей политической и экономической воли в стране в руках латышей и борьбу против «чужеземцев» (в первую очередь против евреев). После прихода к власти Улманиса организация «Громовой крест» формально кончила своё существование.

Таким образом, латышские националисты имели довольно серьёзную социальную базу на момент присоединения Латвии к СССР. В марте 1941 года чекисты Латвийской ССР взяли членов группы «Страж отечества». Руководящий центр группы состоял из трёх отделов: Отдел внешних сношений осуществлял связь с германской рекогносцировкой; Военный отдел занимался сбором разведывательных данных для Третьего рейха и подготовкой вооруженного восстания; Отдел агитации выпускал антисоветскую газету. Организация имела отделы по всей республике, её группы были сформированы из офицеров и бывших айзсаргов. Идеология отвечала немецкому нацизму. К началу Великой отечественной войны было арестовано 120 членов организации.

Одновременно чекисты ликвидировали иную подпольную повстанческую организацию – «Военная организация освобождения Латвии» («Кола»). Её ячейки были созданы в большинстве городов республики. Организация стряпала схроны с оружием и снаряжением для восстания; собирала разведывательные сведения о Красной Армии, стратегических пунктах; готовила диверсии; составляла «черноволосые списки» для уничтожения членов компартии Латвии и высокопоставленных чиновников для их ареста и ликвидации в момент восстания и т. д.

В марте 1941 года также была разгромлен «Латышский национальный легион». В городах и уездах республики было ликвидировано 15 повстанческих групп (по 9 – 10 человек в любой). Члены Легиона вели шпионскую деятельность, готовили диверсии на важных объектах промышленности, транспорта и связи, вели антисоветскую агитацию. В апреле 1941 года в Риге вскрыли ещё одну подпольную организацию – «Латвийское общенародное объединение». Организация пыталась объединить различные антисоветские группы в единый фронт, готовила кадры, занималась шпионажем в прок Германии. В мае 1941 года была создана антисоветская организация «Стражи Латвии». Её членами были националисты, противники советской воли.

Антисоветское подполье в Латвии поддерживала германская разведка. О масштабах этого подполья хорошо говорит факт атаки 24 июня 1941 года, когда в Риге нацисты попытались завладеть здание КЦ компартии Латвии. На его защиту пришлось бросить мотострелковый полк НКВД, который и отразил нападение. Повстанцы утеряли 120 человек убитыми и 457 пленными, остальные были рассеяны.

В целом же латышские националисты старались в прямой бой с Алой Армией не вступать. Зато они стали хорошими карателями-убийцами. В июле 1941 года нацисты организовали серию еврейских погромов, причём по своей инициативе. С этого момента латвийские каратели сделались арестовывать и уничтожать местное еврейское население. Были убиты тысячи мирных людей. В 1942 – 1944 гг. латышские нацисты, каких ныне прибалтийская пропаганда называет «героями», в составе полицейских карательных подразделений участвовали в антипартизанских операциях на русской территории – в Псковской, Новгородской, Витебской и Ленинградской районах. Прибалтийские и украинские каратели убили многие тысячи людей.

В 1942 году латыши предложили немцам создать на добровольческой основе 100-тыс. армию. Гитлер, не собирающийся подавать Латвии независимость, отклонил это предложение. Однако в 1943 году из-за нехватки живой силы немецкое верховное командование разрешило использовать балтов для формирования латышских национальных частей СС. Формируется Латышский добровольческий легион СС в составе: 15-й гренадерской (1-й латышской) и 19-й (2-я латышская) гренадерских дивизий СС. Латышские дивизии СС воевали в составе 18-й армии группы армий «Норд»: 19-я дивизия попала в Курляндский «котёл» и оставалась там до капитуляции Германии; 15-я дивизия в 1944 году была перекинута в Пруссию и её части принимали участие в последних боях за Берлин. Службу в Латышском легионе СС прошли 150 тыс. человек: из них немало 40 тыс. человек погибли, и около 50 тыс. попало в плен.

"Великая чистка": война с прибалтийскими нацистами

Парад латышских легионеров в честь дня основания Латвийской республики. Рига. 18 ноября 1943 года

Продолжение вытекает…

Источник

Материал полезен?

"Великая чистка": война с прибалтийскими нацистами