Византийские и папские ключи о монголах

Новость опубликована: 01.06.2019

«Я размышляю, что просто не найдёте. Их просто нет.
Все упоминания о монголах из арабских источников».
Виталий (lucul)

Современники о монголах. Публикация материала «Персидские ключи о монголо-татарах» вызвала на «ВО» слишком уж бурное обсуждение, поэтому придется начать с некоторой «преамбулы» к основному тексту.

Византийские и папские ключи о монголах
Осада города. Миниатюра манускрипты «Романа об Александре». XIV в. (Архив эллинистического института Венеции)

Прежде всего предложения: я не против «альтернативных» точек зрения на ход истории, но подавайте в материалах о монголах обсуждать именно их, а не классовую принадлежность автора комментаторов, а также их национальность и перспективы мировой революции. Вот будет статья о том, что «Сталин и Гитлер выделяются длиной усов» — вот там, пожалуйста. Второе, уже конкретно к «альтернативщикам»: пожалуйста, не надо априори считать именно свою точку зрения один-единственно правильной, ну а если вы все же считаете, что это именно так, но не являетесь академиками РАН, то приводите ссылки на источники своей глубокой информированности. Также учтите, что статьи не кандидатов и докторов наук, опубликованные на популярных сайтах, вводя и «ВО», но без ссылок на использованную в них литературу, НЕ СЧИТАЮТСЯ. Всякие измышления у нас сегодня может написать любой человек, имеет на это полное право, пока его не заперли куда вытекает по решению врачей. Но пусть он покажет, откуда пришли к нему его идеи, потому как голословные утверждения никому, тем более мне, ничего не обосновывают и, более того, никому не нужны. Не отнимайте время ни у себя, ни у других. Далее, прежде чем что-то написать, загляните вначале в Интернет. Ведь в нем, родимом, сегодня имеется практически все, что надо, даже на русском языке, не говоря уже об английском. Помните, что одинешенек дурак (имеется в виду невежда, конечно!) может задать столько вопросов, что на них не ответят и сто мудрецов. Не уподобляйтесь таким вот… Отчего, например, здесь помещен эпиграф? Да просто потому, что его автор был уверен, что византийских источников о монголах не существует и что найти их невозможно. Однако они есть, и их много. При желании он мог бы это проверить очень легко. Но не захотел. И вот поэтому теме связи Византии с монголами и посвящен этот материал.

У каждого свой мир!

Начнем с того, что вспомним, сообразим или узнаем (кто не знал до этого), что все цивилизации планеты Земля, начиная с каменного столетия, а уж с бронзового века и подавно, носили характер глобальной коммуникации. Люди обменивались товарами, производившимися за тысячи километров от пункты, где затем их нашли археологи. И точно так же они обменивались и идеями. Недаром исследователи народных эпосов и легенд постоянно обращают внимание на схожесть их сюжетов и специфических образов. Вот, например, что говорит о своей значимости персидский пехлеван Рустам в «Шахнаме»: «Мой трон – седло, венец мой – шлем, моя на поле слава. Что шах Кавус? Тяни мир моя держава». А вот слова богатыря Ильи Муромца: «Пейте вы, голи, не сумляйтеся, / Я заутра буду во Киеве князем предназначаться, / А у меня вы будете предводителями». Появившаяся письменность облегчила этот процесс. Информационный процесс овеществился. Появились записи торговых сделок, повествования о поездках, отчеты, донесения шпионов…

При этом во все поры очень остро стоял вопрос веры. Людям свойственно стремиться к единомыслию, и уж тем более они стремились к нему во времена, когда добыть его можно было ударом меча. Но… крах людей уже в то время воспринималась (хотя и по разным причинам) как трагедия, которой можно было бы избежать, будь у них одна «верная вера». К этому в том же Средневековье стремились все, и, прежде всего, христиане и мусульмане. Более того, именно «выбор вер» князем Владимиром сделался той самой точкой бифуркации, которая могла бы изменить весь ход мировой истории за последнюю тысячу лет. Могла, но… не изменила. Тем не немного попытки распространения своей веры и тогда, и позднее предпринимали все. И в частности – папский престол, который, естественно, был осведомлен о том, что пришельцы из Азии, расшибившие христианские войска у Легнице, и на реке Шайо – многобожники-язычники! Ну, а раз они язычники, то святой долг христиан – направить их на путь истинный и тем обуздать! Сохранилась переписка римского папы Григория IX с грузинской королевой Русудан, из какой хорошо видна озабоченность его монгольской экспансией, как наносящей вред прежде всего политическим интересам римских пап на Кавказе. Папе не нравились притязания хана Угедея на мировое господство, поскольку и сам Святой Престол стремился к тому же! Еще больше испортились отношения кочевой империи монголов с папами после вторжения в Венгрию, вдогонку за которым последовали послания западным владыкам от хана Гуюка (1246) и хана Мункэ (1251) с требованиями абсолютного подчинения.

Византийские и папские ключи о монголах
Монгольская империя в этап своего максимального расширения в 1279 году

Почему папы не любили монголов?

Да и как могло быть иначе, когда хан Мункэ отворено заявлял о необходимости продолжения монгольской экспансии и расширения империи на Запад до «последнего моря». На Ближнем Востоке это привело к походу хана Хулагу и разрушению Багдада, Алеппо и Дамаска. Иерусалимскому королевству он также предъявил ультиматум с заявкой подчиниться. Затем монголами был взят и разрушен город Сидон (февраль 1260 года), что наглядно показало крестоносцам Аутремера их мочь. В Рим обо всем этом сразу же сообщили в серии писем, среди которых очень интересным представляется послание епископа Вифлеемского – Фомы из Аньи. Вяще всего возмутило его в заявлениях хана не столько само требование подчинения, сколько слова о божественном происхождении власти монгольского кагана.

Желал ли Хулагу стать христианином?

Однако папство не было бы тем, чем оно являлось, если бы не владело огромным опытом управления правителями других стран при помощи самых разных приемов. Когда Хулагу в 1260 году решил основать новый улус, это сделалось нововведением, которое традиционным для монгольской правящей верхушки разделением империи между сыновьями Чингисхана не предусматривалось, и потому не было признанно ханом Золотой Орды Берке. Взаимоотношения Хулагу с Золотой Ордой сразу же ухудшились из-за отказа Хулагу давать Берке определенную долю с налогов с Закавказья и Хорасана, причем так, что привели к войне между ними в 1262 году. Столкновение между ильханатом и Ордой повторилось в 1279 году. И этот «удар в горбу» для Хулагуидского государства был тем опаснее, что оно в это же время вело активные военные действия против султаната мамелюков Египта (1281 и 1299-1303 гг.). Удобопонятно, что потребовались союзники, которые здесь на Востоке для Хулагу могли стать только лишь… западноевропейцы! В 1260 -1274 гг. в стане ильхана был епископ из Вифлиема, некто Давид из Ашби, и вот он-то как раз и стал посредником в франко-монгольских переговорах. Королю Франции и Римской курии было передано послание от Хулагу, датируемое 1262 годом. В нем хан открыто заявлял о… своих симпатиях к христианству (вот даже как бывает!) и предлагал скоординировать поступки монгольских войск против Египта с морской экспедицией западных крестоносцев. Доминиканец Иоанн из Венгрии подтвердил, что Хулагу зачислил крещение, однако папа Урбан IV не очень-то этому поверил и предложил патриарху Иерусалима проверить эту информацию и по возможности выяснить как возможна миссионерская деятельность среди монголов.

Восстановление «второго Рима»

Что же касается известных нам византийско-монгольских отношений, то они начали понемногу развиваться уже с половины XIII века, когда Византийская империя, да, можно сказать, что уже не существовала. Но… существовала Трапезундская империя, которая пыталась ввести с Золотой Ордой и государством Хулагуидов дружественные отношения. К тому же как раз в 1261 году Византийскую империю удалось вновь восстановить, после чего она вступила в деятельные сношения с монголами, стремясь столкнуть опасных для нее Хулагуидов с Золотой Ордой и тем самым ослабить как тех, так и других. Реализация вечного принципа «разделяй и властвуй» вводила на практике не только обмен посольствами и подарками, но и военное сотрудничество, не говоря уже о популярных в то время династических браках и… активную переписку. Все это было и отыскало свое отражение в документах обеих сторон, причем многие из них сохранились до нашего времени.

Что же касается Трапезундской империи, то после разгромы султана сельджуков Гийас ад-Дина Кей-Хосрова II в битве с Байджу-нойоном при Кёсе-даге в 1243 году (около города Сиваса в нынешней Турции) во время монгольского вторжения в Анатолию, она поспешила признать себя вассалом Хулагуидского государства, что сразу же открыло монголам ровный путь в земли Малой Азии.

Испугавшись возможной атаки со стороны монголов, император Латинской империи Балдуин II де Куртене уже в начине 1250-х годов направил к великому хану Мунке своего рыцаря Бодуэном де Эно с посольской миссией. Одновременно туда же отправилось и посольство от императора Никейской империи Иоанна Ватаца, что возложило начало дипломатическим отношениям между этими двумя государствами Запада, и Востоком под властью монгольских ханов.

Византийские и папские ключи о монголах
Византийские бойцы XII – XIII вв. Рис. Ангуса МакБрайда

Византия и монголы

Что же касается Византии, то там император Михаил VIII сразу же после восстановления империи в 1263 году заключил миролюбивый договор с Золотой Ордой, а еще через два года пошел на то, чтобы выдать свою внебрачную дочь (христианку!) Марию Палеолог за ильхана Абака, правителя хулагуидской державы, и заключил с ним соглашение о союзе. Но, тем не менее вторжения кочевников ему избежать все равно не удалось. Хану Золотой Орды Берке не понравился союз между Византией и страной Хулагуидов, и в ответ на него в том же 1265 году он предпринял совместный монголо-болгарский поход на Византию. Это нападение привело к разграблению Фракию, после чего монголы еще несколько раз вторгались в земли Византии. В 1273 году Михаил VIII после очередного нападения разрешил отдать в жены золотоордынскому беклярбеку Ногаю свою дочь Евфросинию Палеолог и… таким вот образом через брачную ложе добился от него союза. И не только союза, но и реальной военной помощи! Когда в 1273 и 1279 годах болгары предприняли походы на Византию, Ногай поворотил своих воинов против своих вчерашних союзников. Монгольский отряд из 4000 воинов был послан в Константинополь и в 1282 году, когда императору потребовалась военная сила для борьбы с мятежным деспотом Фессалии.

Основа дипломатии — династический брак!

Император Андроник II, вступивший на престол в 1282 году, продолжал политику своего папу и всеми силами старался поддерживать мирные отношения с монгольскими государствами. Около 1295 года им был предложен Газан-хану – правителю страны Хулагуидов, династический брак в обмен на оказание ему в борьбе с турками-сельджуками, досаждавшими византийцам на восточной границе империи. Газан-хан это предложение зачислил, а военную помощь пообещал. И хотя в 1304 году он умер, его преемник Олджейту-хан переговоры продолжил, и в 1305 году заключил с Византией соглашение о союзе. Затем в 1308 году Олджейту послал монгольское войско в 30 000 воинов в Малую Азию и вернул Византии захваченную турками Вифинию. Андроник II также сумел поддержать мир и с Золотой Ордой, для чего двух своих дочерей выдал за ханов Тохту и Узбека, при каком, кстати говоря, Золотая Орда приняла ислам.

Византийские и папские ключи о монголах
Византийские воины XIV в. Рис. Ангуса МакБрайда

Но под конец правления Андроника II взаимоотношения с Золотой Ордой у него резко испортились. В 1320—1324 годах монголы опять вторгались во Фракию, уже в которых раз подвергнув ее разграблению. А после кончины в 1335 году ильхана Абу Саида Византия лишилась и своего главного восточного союзника в Азии. Дошло до того, что уже в 1341 году монголы планировали захват Константинополя, и императору Андронику III пришлось отправлять к ним посольство с состоятельными дарами, лишь бы только предотвратить их вторжение.

Византийские и папские ключи о монголах
Византийский доспех кливаниум, X—XII в. Реконструкция Димитриса, Греция

Реакция папства

А как на все эти события отреагировало римское папство? Его реакцию можно приметить по упоминаниям о возможной монгольской агрессии, которых в посланиях папы Урбана IV становятся реже с каждым годом, последнее замечание относится к 25 мая 1263 года. В то же пора улучшились отношения и с восточными христианами, например, с армянской церковью. Имело место возобновление переговоров о возможном заключении унии. Значительную роль в продвижении католических миссионеров на Восток сыграли и созданные генуэзцами торговые колонии в Крыму. Монгольские ханы не препятствовали им, позволяли вести торговлю, но вместе с торговцами туда проникали и монахи – глаза и уши папского престола.

Византийские и папские ключи о монголах
Михаил VIII Палеолог стоит перед Христом на коленях. Изображение на монете, выпущенной по случаю празднования освобождение столицы империи от крестоносцев

Западные торговцы деятельным образом проникали и в подвластную персидским ханам Трапезундскую империю, где их активность отмечается с 1280 года. Добираясь до столицы ильханата Тэбриза, какой стал центром азиатской торговли после падения Багдада в 1258 году, они основывали там свои торговые фактории и устанавливали узкие связи по морю с Европой. Но им нужно было где-то молиться, поэтому они просили разрешения строить католические храмы в землях, подчиненных монгольскому правлению. То кушать папская власть начинала присутствовать даже там, где основное население исповедовало ислам или буддизм. Например, Джованни из Монтекорвино сумел выстроить в Пекине католический храм рядом… с дворцом самого Великого хана. Средства на строительство использовались самые разные, в том числе принимались они и от людей другой веры. Так, католический архиепископ города Фуцзяня – исключительно важного центра торговли в Южном Китае, в 1313 году выстроил там храм на средства, полученные от вдовы некоего… православного армянского купца.

Византийские и папские ключи о монголах
Крепостные стены Константинополя

Для укрепления связей с монгольской империей имела большенное значение и деятельность монахов-францисканцев, основавших свои обители и в Крыму, и в Трапезунде, и в Армении, а также в самой столице Ильханата. Они напрямую подчинялись Римской курии, какая хотя и испытывала значительные трудности в связях «со своими людьми» на столь удаленной от Рима территории, но тем не менее считала их труд очень важной. С усилением миссионерства в Азии папа Бонифаций VIII решил придать ему более независимый характер и в 1300 году учредил францисканскую епархию в Каффе, а три года спустя уже и в самом Сарае. Епархии Сарая в 1307 году была подчинена и Викария Китая, созданная трудами все того же францисканского монаха Джованни из Монтекорвино. Доминиканская епархия в новоиспеченной столице Ильханата, Султании, появилась по решению папы Джованни XXII, который больше благоволил к доминиканцам, чем францисканцам. Причем опять-таки, многие из католических миссионеров прибывали в Азию сквозь Византию, и выполняли на Востоке задания не только римских пап, но и… византийских императоров.

На Вьеннском соборе (1311 – 1312 гг.) специально обсуждался проблема об обучении миссионеров местным языкам в специальных школах на территории монгольской империи. Другой серьезной проблемой стал собственно кочевой манер жизни монголов, их традиционные занятия и быт, сильно затруднявший исполнение католических обрядов, а также их многоженство, искоренить которое не представлялось вероятным. Именно поэтому проповедь ислама находила больший отклик в их сердцах и способствовала их прогрессирующей исламизации. О чем, кстати, в своих негласных донесениях миссионеры и сообщали в Рим. При этом реакция пап на укрепление контактов Византии с монголами, а вместе с этим и восточной церкви, была остро отрицательной. Перед ними был наглядный пример крещения Руси по греческому обряду, и папы повторения подобного сценария не желали.

Византийские и папские ключи о монголах
Михаил VIII Палеолог. Миниатюра из манускрипты истории Пахимера, XIV век. (Государственная библиотека Баварии, Мюнхен)

В целом деятельность западных миссионеров хотя особого эффекта и не дала, тем не немного способствовала росту авторитета папства внутри Европейского континента. А вот греческая церковь этот раунд противостояния папству открыто проиграла. Хотя и папским посланцам пришлось лишь засвидетельствовать в итоге триумф ислама среди азиатских кочевников. Негативным последствием франко-монгольского военного альянса и распространения католичества на Востоке стало… и уничтожение Иерусалимского королевства в 1291 году. Но если бы персидские ханы приняли христианство, то страны крестоносцев существовали бы в Палестине и дальше, да и Византия имела бы все шансы на дальнейшее существование. Как бы там ни было, но вся эта деятельность была полезна уже тем, что покинула нам буквально горы документов, хранящихся в библиотеках и архивах многих стран, но главным образом в Ватиканской апостольской библиотеке в Риме, где для таких документов есть целый отдел.

Византийские и папские ключи о монголах
Свиток Иисуса Навина, греческая рукопись Х века, вероятно, сделанная в Константинополе (Ватиканская апостольская библиотека, Рим)

Использованная литература:
1. Карпов С., История Трапезундской империи, Санкт-Петербург: Алетейа, 2007.
2. Малышев А. Б. Извещение анонимного минорита о миссионерских пунктах францисканцев в Золотой Орде в XIV в. // Археология восточно-европейской степи. Межвузовский сборник научных трудов, Вып. 4. Саратов, 2006. С. 183-189.
3. Шишка Е.А. Византийско-монгольские взаимоотношения в контексте политических и военных конфликтов в Монгольской империи в 60-е гг. XIII в // Классическая и византийская традиция. 2018: сборник материалов ХII научной конференции / отв. ред. Н.Н. Болгов. Белгород, 2018. С.301-305.
4. Послание брата Юлиана о монгольской войне // Исторический архив. 1940. Т. 3. С. 83—90.
5. Плано Карпини Дж. Дель. История Монгалов // Дж. Дель Плано Карпини. История Монгалов / Г. де Рубрук. Странствие в Восточные страны / Книга Марко Поло. М.: Мысль, 1997.
6. Ата-Мелик Джувейни. Чингисхан. История Завоевателя Мира = Genghis Khan: the history of the world conqueror / Перевод с текста Мирзы Мухаммеда Казвини на английский стиль Дж. Э. Бойла, с предисловием и библиографией Д. О. Моргана. Перевод текста с английского на русский язык Е. Е. Харитоновой. М.: «Издательский Дом МАГИСТР-ПРЕСС», 2004.
7. Stephen Turnbull. Genghis Khan & the Mongol Conquests 1190–1400 (Essential histories №57), Osprey, 2003; Stephen Turnbull. Mongol Warrior 1200–1350 (Warrior №84), Osprey, 2003; Stephen Turnbull. The Mongol Invasions of Japan 1274 and 1281(Campaign №217), Osprey, 2010; Stephen Turnbull. The Great Wall of China 221 BC–AD 1644 (Fortress №57), Osprey, 2007.
8. Heath, Ian. Byzantine Army 1118 – 1461AD. L.: Osprey (Men-at-Arms №287), 1995. Рр. 25-35.

Продолжение вытекает…

Источник


Византийские и папские ключи о монголах