Византия VI в. Союзники и неприятели. Арабы

Новость опубликована: 21.03.2019

Арабские (сарацинские) племена (семито-хамитская языковая группа) в VI столетье обитали на обширных территориях Ближнего Востока: в Аравии, Палестине, Сирии, занимали районы Междуречье, юг современного Ирака. Арабское народонаселение вело как оседлый, полуоседлый, так и кочевой образ жизни, последний превалировал. Такой род деятельности порождал особый вид социальных касательств, которые можно наблюдать и в наши дни. В этот период племена объединялись в союзы, где были доминирующие и подчиненные группы.

Византия VI в. Союзники и неприятели. Арабы

Братья торгуют Иосифа измаильтянам. Трон архиепископа Максимиана VI в. Архиепископский. музей. Равенна. Фото автора

В это время на базе «лагерей» кочевников возникают собственно арабские города — города-государства.

Арабское общество было на ранней стадии «военной демократии», с сильными «демократическими» традициями, во главе племён или родов стояли их главы — шейхи или военные вожди (цари или малики). Все мужское народонаселение рода являлось войском: «Над ними нет власти, -пишет Мена́ндр Протектор, — или господина». Жизнь состояла из множества стычек как с оседлыми народами, так и между племенами. Впрочем, такую же ситуацию мы наблюдаем и у германских племен этой поры.

Византия VI в. Союзники и неприятели. Арабы

Верблюд. Египет VI-VIII вв. Музей Лувр. Франция. Фото автора

Вытекает отметить, что лишь отдельные территории, занятые этим этносом попали в поле зрения римских авторов. Особое внимание уделялось, природно, их набегам на пограничные районы Византии. В VI в. они были регулярными и достигали глубокого тыла, например, Антиохии в Сирии.

Арабские кочевые племена, как и кочевые общества Евразии, рассматривали пределы цивилизованных стран, как законный, с точки зрения бедуина, объект для грабежа: война-торговля была важнейшей составляющей хозяйственной деятельности кочевников, как строчил Иоанн Эфесский: «Надвинулись войска арабов и ограбили все деревни Аравии и Сирии». [Пигулевская Н.В. Арабы у границ Византии и Ирана в IV-VI вв. М.-Л., 1964.С.291.]

С кочевниками бились дуксы, возглавлявшие пограничные войска, а также арабы-федераты ромеев, которые получали добычу от набегов на врагов империи и каждогоднее денежное вознаграждение. Ромеи называли глав этих племен филархами и этнархами. Филархи боролись между собой за право быть федератами Рима: в VI в., вначале это было племя киндитов, а затем, салихиды и гассаниды, глава каких, к середине века, стал «первым» среди других филархов. На стороне сасанидского шахиншаха выступал царь арабского протогосударства лахмидов (филарх в ромейской терминологии) Аламундр (Аль-Мундир III или Мундар бар Харит) (505— 554 гг.), а затем, его сыновья. Если союзники ромеев сарацины пуще всего были христианами, то, лахмиды были или христианами-несторианцами, или язычниками, нередко приносящими человеческие жертвы.

К перечисленным племенным формированиям прилегали другие племена из Аравии.

Византия VI в. Союзники и неприятели. Арабы

Арабы начала 1 тыс. Археологический музей Стамбула. Стамбул. Турция. Фото автора

«Цивилизованные» края (Византия и Иран), вели, по отношению к кочевникам, такую же политику, как Китай по отношению к гуннам. Так сасаниды расправились с последним лахмидом в крышке VI в., тем самым открыв свою границу для вторжений других арабских племён.

Рассматриваемый нами период можно обозначить как век «накопления» государственных и военных навыков у арабов, вылившихся, после формирования племенной идеологии и принятие монотеизмы в создания государства (раннего государства). Хотя, племенная структура – племя-войско, долго, в плоть до наших дней, будет основой арабского общества и отдельных государственных образований.

В этот этап (при дворе лахмидов) возникает письменность, арабы имели поэзию, вели обширную торговлю. То есть, нельзя представлять это общество как «дикое», в тоже пора, специфический менталитет кочевников, влиял, да и влияет до сих пор, на особое мировосприятие араба, трудно понимаемое европейцем.

Арабы вели военные действия на верблюдах и конях. Если быть точными, скорее всего они передвигались к местам сражений на верблюдах и конях, но пуще сражались пешими, так как еще в VII веке, во время их знаменитых походов по распространению ислама, воины сражались пешими. Но, конечно же, имели навыки сражения и в конном построению, как в битве при Каллинике 19 апреля 531 г., о которой я уже писал.

Ромейские авторы постоянно пишут о «нестойкости» арабов как бойцов, при этом чаще всего вспоминают битву при Каллинике, когда из-за их бегства, персы разгромили Велисария. Но в VI в. известны сражения, когда они побеждали ромеев, а в битве в «День Зу Кар» у ключа близ Куфы, в 604г., разгромили персов.

Нам кажется, что эта так называемая «нестойкость» связана, прежде всего, с легким вооружением арабов, какие почти не пользовались защитным оружием. В сражениях, в которых участвовали бедуины, на стороне, как ромеев, так и иранцев, они старались не столько воевать, сколько добраться до богатств в лагеря противника, что часто приводило к поражениям их союзников. Другим фактором «нестойкости» был вопрос защиты своего рода, в ровном и переносном смысле этого слова, когда было не зазорно спасти жизнь бегством, а не умереть в бою, не имея возможности ограбить побеждённых или своих, при бегстве.

До наших дней дошло крайне немного изображений арабов-воинов, а в последствие, принятие ислама не способствовало изображению людей.

Византия VI в. Союзники и неприятели. Арабы

Арабы VI в. Реконструкция Ващенко Э.

Внешний вид. На всех изображениях этого этапа можно видеть длинноволосых людей. Известно, что для «укладки» длинных волос использовалось масло, арабы ухаживали за волосами, в отличие от разболтанного и укоренившегося в массовом сознании мнения, что в древности люди были дикарями и стремились выглядеть как дикари. Длинноволосые кочевники представлены на куске ткани из Египта в сражении эфиопов и сасанидов, на троне архиепископа Максимиана, последнее такое изображение можно видать на серебренной арабской монете, перебитой из византийской, конца VII в. из г. Тиберия: на монете изображен халиф, длинноволосый, с оригинально уложенной прической, с долгой бородой, он во власянице, возможно из верблюжьей шерсти, и с мечом в широких ножнах. Именно так описывает Феофан Византиец халифа Омара, взявшего Иерусалим (VII в.). [Серебряная арабская монета крышки VII в. из Тиберия. Музей искусств. Вена. Австрия].

Молодежь, с возрастом, как и у многих других современных им народов, обзаводилась бородами. За ними также внимательно бегали: накручивали, использовали масло, возможно, такая мода пришла к ним от персов.

У нас мало сведений об одеяниях арабов, но всё же они есть. Сарацины облекались в тканевые повязки вокруг бедер и в накидки, как и ранее, они «полуголые, покрытые до бедер цветными плащами». [Amm. Marc. ХIV. 4.3.]

Прежде итого стоит сказать об ихраме – бесшовной полотняной одежде, которую мусульмане носили и носят во время хаджа. В такую платье одеты бедуины с трона Максимиана, в такой одежде ходили арабы в этот период. Она, как и сегодня, состояла из двух долей: изар – своего рода «юбка», которая обматывается вокруг бедер, и рида΄ – накидка, кусок ткани, покрывающая верхнюю доля тела, плечо или часть туловища. Ткань могла быть окрашена шафраном, который оставлял запах и следы на теле. Так, у бедуина с мозаики Небосвод (Иордания) накидка как раз желтого цвета. Значительно позднее, в 630 г., после победы над племенами хавазии и сакиф, Мухаммед, вернувшись в Мекку, носил несложную одежду, а потом переоделся в белый ихрам, совершил трехкратный обход Ка’абы. [Большаков О. Г. История халифата. Ислам в Аравии. 570-633 гг. Т.1. М., 2002. С.167.]

Еще одно одеяние, было разболтана в это время, это камис — широкая и длиннополая рубаха, напоминающая греческую тунику, была обычной одеждой бедуинов. Её мы можем видать на поводыре верблюда с мозаики Большого дворца Константинополя. Хотя, не будем утверждать, что там изображен именно араб.

Посол императора Юстина II Юлиан так обрисовал арабского филарх в 564 г.: «Арефа был голый и на чреслах имел льняную златотканую одежду, обтягивающую мускулы, а на чреве накладку из драгоценных камней, а на раменах по пять обручей, а на руках золотые запястья, а на голове льняную златотканую повязку, от обеих узлов которой спускались четыре шнурка». [Феофан Византиец Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта. Рязань. 2005.]

Природно, кочевники использовали и плащ, который завязывался на правом плече. Плащи были из разных материалов, но самый популярный был из шерстяной, пуще всего из верблюжьей шерсти, крайне необходимый в холодные ночи в пустыне, «Завернувшийся [в плащ]», так называется сура 74.

Византия VI в. Союзники и неприятели. Арабы

Погонщик верблюда. Мозаика. Киссуфим. VI в. Музей Израиля. Иерусалим

Сейчас обратим внимание на оружие этого периода, основываясь на письменных источниках и иконографии. Защитное вооружение. Как мы писали выше, в основном, бойцы сражались полуголыми, вооруженными копьями, мечами, луками и стрелами. Но так уже было не всегда. Арабы уже активно начали употреблять амуниция и вооружение своих «патронов»-союзников: боевых коней, предоставленных сасанидами или ромеями, шлемы и доспехи. Но их использование не носило массового нрава, как и позднее, основное племенное ополчение было снаряжено слабо, в отличие, например, от «дружинников», например, «царя» киндидов в VI в.

Так, после крахи последнего лахмида Наамана, Хосров II стал требовать его богатств у шейха бану Шайбан, среди которых были и «панцири из колечек» — кольчуги (?). Итого же доспехов было 400 или 800. Дело в том, что у «царя» Наамана I были всадники катафрактарии, снаряженные персами из своих арсенала из города Пероз-Шапур (зона Амбар Ирак). Ат-Табари и Хамза Исфаханский связывали неуязвимость лахмидской конница в тем, что она была снаряжена в доспехи. А патриарх Михаил Сириец (XI-XII вв.) подтверждал информацию о присутствии оружейных государственных мастерских и арсеналов у сасанидов, в том числе и в пограничных городах.

Поэты VI в. Харит и Амр воспевали воинов с копьями, в шлемах и глянцевитых панцирях. [Пигулевская Н.В. Арабы у границ Византии и Ирана в IV-VI вв. М.-Л., 1964. С.230-231.]

Наступательное вооружение. Копье для арабов было оружием-символом, о чем строчил еще Аммиан Марцеллин: будущая жена подносила мужу в виде приданного копьё и палатку. [Amm. Marc. ХIV. 4.3.]

Древко оружия, в этом регионе, нередко изготовлялось из тростника. Кочевники использовали короткое копье (харба), кавалеристы – длинное копье (румх). [Матвеев А. С. Военное дело арабов//Никифор II Фока Стратегика СПб., 2005. С.200.] Во пора борьбы мусульман за господство в Аравии, среди захваченного оружия педантично указывалось точное количество копий, что является очевидным подтверждением важности этого вида оружия. Это, технически простое, но крайне эффективное оружие имело большое значение в военном деле арабов.

Но рядышком с копьём, всегда стоит меч, оружие в условиях родового строя и «военной демократии» важный символ воли и родовой самостоятельности.

Спор, что лучше или важнее, думаю не конструктивен, умелое владение копьем очень ценилось и умелое его использование чаще итого могло обезопасить от нападающего с мечом.

И у арабов, меч был знаковым оружием. Так, Аламундр, пытался в 524 г., о чем писал Симеон Бетаршамский, воздействовать на арабов-христиан. В ответ, одинешенек глава рода, предупредил, что его меч не короче, чем у других и, тем остановил напор «царя». Информация о мировоззрении и верованиях доисламского мира утилитарны отсутствует, но о ценности мечей и их сакральном значении в арабском доисламском мире, свидетельствует следующие факты. Мекканский бог-воитель Хубала имел два меча; после битвы при Бадре в 624г., Мухаммед получил меч с именем Зу-л-Факар. [Большаков О. Г. История халифата. Мусульманство в Аравии. 570-633гг. Т.1. М., 2002. С.103, С.102.]

Ножны, используемые кочевниками, были раза в два шире, чем лезвие меча, как у бойца с мозаики горы Небо и с дирхема конца VIIв. Оригинальные арабские мечи (сайф), правда периода начиная с VIIв., можно видать в музее Топкапы в Стамбуле. Так называемые прямые мечи халифа Али и Османа, с рукоятями времен ранней Османской империи, имеют ширину лезвий 10-12см. Желая, надо сказать, что были мечи и с шириной лезвия 5-6 см., и значительно легче, чем вышеприведенные, визуально не отличающиеся от ромейского оружия этого периода (например, блюда из музея Метрополитена «Давит и Голиаф» 630-х гг.).

Следует отметить, что именно арабы изобрели новоиспеченную технологию, придающие особую твердость и остроту оружию, названную «дамасской» сталью. Их мечи были с небольшими гардами, немощно прикрывающими руку, это оружие использовалось исключительно для рубки. Специальной защита кисти не требовалось, т. к. этим оружием не фехтовали, да это было и невозможно, учитывая его тяжесть и длительность боя этого поре (часто – целые сутки).

Так как основная масса бедуинов сражалась в пешем строю, они использовали и лук. Все исследователи отмечают, что в противоположность персам, ромеям и тюркам, они в VI в. использовали несложный, а не составной лук. Лук, тоже был знаковым оружием: лук означал наличие бедуина в «городе». Доисламский поэт ал-Харис ибн Хиллиза читал лахмидскому царю Мундару I поэмы, опираясь на лук. [Матвеев А. С. Военное дело арабов//Никифор II Фока Стратегика СПб. 2005. С.201.]. Лук, позволял вступать в бой на дистанции, тем самым защищая членов племени от случайной смерти в поединке. В VI в. в Мекке в святилище бога Хубала стрелы использовались при гадании.

Какой же мы видим лук на дошедших изображениях VI в.? На престоле из Равенны константинопольский резчик в руках у араба изобразил большой, похожий на составной, лук. [Трон архиепископа Максимиана VIв. Архиепископский музей. Равенна. Италия.]. На мозаике из полуденной Иордании лук одет через плечо воина. Учитывая эти изображения, а также, дошедший до нашего времени лук пророка Мухаммеда, сделанный из бамбука и накрытый золотой фольгой, длину его можно определить в 105-110 см.

Лук, как оружие, отражает тактические возможности и боевые психологические особенности арабских племен этого этапа.

Отметим, что сакрализация большинства видов вооружения, наделение их именами и магическими свойствами, связанно с определённым периодом развития арабского общества, какое находилось на стадии «военной демократии», было обществом экспансии и войны, где оружие естественно обожествляюсь.

В заключение хотелось бы произнести, что не взирая на тот факт, что арабы в VI в., да и ранее, хорошо знали и использовали вооружение передовых соседних государств, основными видами их вооружения всё же оставались те, какие соответствовали психотипу воина-бедуина и той стадии развития на котором находились их племена. Но именно вера в VII веке сделала из массы кочевников-«налетчиков» стоических и последовательных бойцов, добивавшихся побед на поле боя над сильнейшем в тактическом плане и по вооружению противником.

Источник

Материал полезен?

Византия VI в. Союзники и неприятели. Арабы