Брань с Наполеоном влетела России в копеечку

Новость опубликована: 11.03.2019

Начин XIX века ознаменовалось для России четырьмя войнами, которые шли на территории от Севера до Кавказа. Бюджет трещал по швам, и император Александр I сознательно нарастил эмиссию бумажных денежек.

Это плохо сказывалось на экономике и финансах, в частности, за один рубль ассигнациями давали всего 25 копеек серебром, зато армия достигла 1 миллиона штыков и казну не мощно опустошали эти расходы.

Финансы и война

Российский рядовой в эпоху Александра I мог рассчитывать ежегодно на около десяти рублей, нанятой рабочий получал такую сумму ежемесячно. В дополнение бюджет выдавал 72 копейки «на мясо» и 15 – «на соль». Жалованье бойцам выдавали три раза в год, на общем построении.

Офицерам полагались три вида казённых выплат: жалованье, столовые и квартирные деньги.

Русский полковник получал 85 рублей ежемесячно, прапорщик, как первоначальный офицерский чин, — 15 рублей. Говяжье мясо обходилось в 20 копеек за килограмм, чай — 25 рублей за него же, крепостная давя стоила максимум две сотни рублей.

Брань с Наполеоном влетела России в копеечку

Незадолго до французского нашествия Александр I перевёл выплаты налогов и таможенных сборов на ассигнации, но в пересчёте на серебро, что остро повысило поступления в бюджет из-за курсовой разницы. Кредитные учреждения перестали осуществлять займы, бюджеты муниципалитетов управлялись напрямую Минфином.

Военные операции первого года войны стоили 157,5 млн рублей (за пять лет до этого на сухопутную армию израсходовали 43 млн рублей), Русская армия в начине войны провела реквизиций на 0,2 млрд.

Александр I не скупился на оплату полководческих побед. Кутузова премировали 100 тыс. рублями за Бородино. Изгнавшей неприятеля русской армии за пересечение государственной рубежи выплатили полугодовой оклад размером в 4 млн рублей. Генералу Александру Тормасову за первый выигранный в 1812 году русскими бой выдали 50 тысяч при годичном окладе в 2 тысячи.

Бонапарт не тратил на рядовых звонкую монету: армейская служба являлась почётной обязанностью гражданина. Пехотинец ежемесячно мог рассчитывать на пять франков, это размер дневного заработка квалифицированного парижского пролетария. Вычитали на различные нужды по специально разработанной системе: 9 су – на питание, 4 су – в казну роты на общие нужды.

А вот офицерам денежек не жалели, высшие чины не знали недостатка в финансах. Наполеон раздарил генералитету более 16 млн франков разнообразных выплат. Маршал Лефевр, взяв Данциг, был вознаграждён 300 тыс. франков.

Верховное командование французской армии составляли состоятельные люд: Бертье (1,3 млн франков в год), Ней (1,029 млн), Даву (0,91 млн), Массена (0, 683 млн). Годовой доход самого богатого капиталиста тогдашней Франции – распорядка 1,5 млн франков. Деньги Наполеон получал не только из казны захваченных государств, но и от Банка Франции, который учредил ещё будучи первым консулом республики. К Русскому походу банк, переполненный роднёй и товарищами Бонапарта, стал французским центробанком с правом выпуска денег.

Наполеон подрывает экономику России

Наполеон подготовился к брани с Российской империей основательно и серьёзно. Например, он привёз с собой фальшивые ассигнации для экономической диверсии против Российской империи. Историки именуют суммы от 70 до 120 млн рублей «фальшака», что составило несколько процентов денежного оборота страны.

Брань с Наполеоном влетела России в копеечку

Бумага ассигнаций была даже качественнее, чем у натуральных. Не было рисунков и водяных знаков, фактически – просто как бы рукописный текст на листе, что облегчало задачу фальшивомонетчиков. Вся операция хранилась в секрету, про неё знали исключительно Бонапарт и трое непосредственных исполнителей. Распознать подделку можно было только из-за ошибок граверов, не известных с кириллической азбукой — в некоторых словах вместо «д» стояло «л». Кроме того, номинал был слишком большой, у крестьян просто не было столь дорогостоящих товаров. Доля офицерского жалованья Наполеон выдавал подделками русских ассигнаций, надеясь быстрее ввести их в оборот. Но армия предпочитала отнимать продовольствие и фураж, а не покупать их. В покинутой французами Москве нашли несколько печатных станков для изготовления фальшивок, но непонятно – был ли в курсе Бонапарт или это была чья-то самодеятельность.

Французская армия причинила нашей краю прямой ущерб свыше 1 млрд рублей. Один только московский пожар нанёс убытков без малого на 300 тысяч рублей.

Истина, во время войны экономику России поддерживала внешняя торговля через Архангельск и южные границы, так как Бонапарт не смог организовать морскую и сухопутную блокады. И всё равновелико в 1813 году курс российского рубля упал ещё: за одну рублёвую ассигнацию давали уже всего 20 копеек серебром.

Рублёвая пояс расширяется штыками

Вступив на иностранную территорию, русская армия испытала проблемы с оплатой рублями пропитания для людей и коней. Александр I изящно вышел из затруднения, указом введя с января 1813 года рублёвую зону в Польше и Германии. Документ переместили на немецкий и польский, довели до сведения населения. Устанавливались твёрдые закупочные цены и твёрдый курс рубля к местным валютам, что исключало спекуляции и устанавливало ситуацию под контроль. В войсках действовали «променные конторы» Госбанка.

Брань с Наполеоном влетела России в копеечку

Чуть позже начала действовать следующая схема: русские армии оплачивали наличными всего 20% цены, на остальную сумму давались квитанции променных контор. Выплаты по квитанциям изготавливали власти соответствующих немецких государств, а Россия должна была возместить уплаченное после победы над Бонапартом. Германия и Австрия поторопились предъявить квитанции к оплате уже в 1814 году. Первоначальная сумма заявок достигала 0,36 млрд рублей. Но главный интендант русской армии Егор Канкрин, будущий министр финансов России, успешно прочертил переговоры, опираясь на первичную документацию, и снизил размер долга в шесть раз, чем заслужил благосклонность императора и сэкономил государственные оружия.

Россия по итогам войны не получила практически ничего, кроме части территории Польши, ставшей в дальнейшем источником проблем. Не было никаких контрибуций, репараций, других денежных выплат или любых других форм возмещения материального ущерба со стороны Франции. Даже военных трофеев русские армии из Заграничного похода не привезли. Более того, даже в поверженном Париже платили за еду и иные услуги, а не получали их даром по праву победителя. Да ещё состоятельную бизнес-идею подарили французскому общепиту – бистро.

А вот государство российское вложилось в восстановление пострадавших от войны российских территорий. Так, в Смоленской губернии обойтись без дополнительной государственной финансовой помощи не могли ещё несколько лет после завершения военных действий.

Увлекательно, что российский социолог и экономист Н. И. Тургенев перед наполеоновским вторжением предлагал выдавать населению местностей, через которые проходят армии, своего рода векселя в обмен на продовольствие и фураж. Векселя погашались после победы, а так как по большей части перемещения армий происходили в местах боёв и эти территории больше иных пострадали от военных действий, оплата государственной казной векселей становилась бы своего рода адресной государственной поддержкой в восстановлении разрушенного хозяйства. Дальше идеи предложение не пошло.

Источник

Материал полезен?

Брань с Наполеоном влетела России в копеечку