Волга-Русь-матушка

Новость опубликована: 22.10.2016

Где могла зарождаться российская государственность, является ли слово «Русь» варяжским и что ученые знают об именьковской культуре, в день археолога рассуждает доцент историко-филологического факультета Ульяновского государственного… Четыре года назад отгремели юбилейные торжества в честь 1150-летия российской государственности. Точкой отсчета празднеств был избран далекий 862 год — год призвания Рюрика и варягов. Конечно, с точки зрения появления государственности эта дата спорна. Но она является важнейшей вехой или рубежом для всех нас. Новых сведений и письменных источников, вероятно, не предвидится. Можно ли использовать для его освещения новейшие данные археологической науки? Где грань между современными научными концепциями и псевдонаучным бредом и откровенной ложью? Принесли ли именно варяги это название Руси обширный этнокультурный регион в Восточной Европе, историческое название восточнославянских земель извне? А если не они, то кто мог дать это название? Совпадает ли территория первоначального обитания Руси с известной нам по школьным учебникам Древней Русью? Вопросов множество. Древности летописных полян, словен ильменских, пришельцев-скандинавов ответов на все их, к сожалению, не дают. Подлинно революционными для наших дней являются научные труды человека, всю свою жизнь посвятившего изучению археологии славян и Древней Руси, академика РАН, доктора исторических наук Валентина Седова. Об именьковской археологической культуре Средней Волги IV– VII вв. н. э. писали очень многие ученые. Известные и не очень, авторитетные и начинающие. Кого в ней только ни видели — Но громом среди ясного неба в 1980-е годы прозвучала концепция самарского археолога профессора Г. И. Матвеевой о славянской принадлежности носителей культуры. Горячим сторонником концепции выступил В. В. Седов. Не просто выступил в поддержку, а продолжил развивать ее положения в своих статьях и книгах. Взгляды великого ученого развивались стремительно. Он предложил отождествить именьковцев с племенами рогов (наряду с морденс и меренс), упомянутых в Среднем Поволжье готским историком VI века Иорданом. Но самыми категоричными были последние публикации В. В. Седова: именьковская культура понятие, имеющее огромное количество значений в различных областях человеческой жизнедеятельности — это носители этнонима «русь»! Значительная часть населения культуры покидает территорию Среднего Поволжья на рубеже VII– VIII веков н. э., устремляясь на территорию Днепровского левобережья. Здесь на основе мигрантов-именьковцев формируется волынцевская культура, форпостом которой на правом берегу Днепра являются поселения на месте будущего Киева и его окрестностей. И если первоначально В. В. Седов видел в этой культуре летописных северян, то позднее отождествил с Русским каганатом, тоже известным по письменным свидетельствам современников. Интересно, что несколько ранее сотрудник Института археологии НАН Украины к. и. н. В. А. Петрашенко смотрела на волынцевцев как на легендарных полян. Конечно, у этой концепции появились противники, критики и завистники. Но археологи Среднего Поволжья в основной своей массе промолчали. Не забыты, видимо, старые обиды на строгого и требовательного главу полевого комитета Института археологии РАН, которым долгое время проработал Валентин Васильевич. Так если смысл в этом научном направлении? Или это всего лишь одна из прочих многих точек зрения? С 1950-х годов в археологии произошло гигантское накопление новых материалов. Многие археологи просто не успевают вводить в научный оборот все свои находки, в лучшем случае они попадают в научные отчеты и сводки. Этот информационный взрыв приводит к подлинно революционным изменениям в современных научных представлениях, не говоря уже о совершенно новом взгляде на казалось бы незыблемые истины из курса школьной программы. Что же позволило считать В. В. Седову именьковцев русами? К сожалению, на эти особые черты в именьковской материальной культуре указано не было. Несколько лет ответа на этот вопрос не существовало. Однако, проанализировав уже опубликованные материалы, сопоставив их со своими скромными результатами, я думаю, что эта закономерность все-таки была найдена. Интересно, что в именьковской культуре выявлены уникальные компоненты, которые характерны только для территории Ульяновской области (в керамике, домостроительстве, предметах быта и т. д.), в других регионах их нет (может быть, только пока, на… Не исключено, что позднее выявят эти черты культуры и в других регионах. Но пока этого нет, и это точно. Есть серьезные основания считать, что именно эти уникальные черты в материальной культуре и могут быть связаны с древними русами. Ключом, который позволил открыть догосударственную Русь из векового небытия, послужили исследования в Старой Майне. Можно ли говорить о моноэтничности именьковской культуры на современном уровне? Думаю, что верна точка зрения ученых, считающих ее полиэтничной. Это действительно был древнейший прообраз современной многонациональной России. И входили в именьковскую культуру и сарматские, и финно-угорские, и позднескифские, и тюркские, и прочие компоненты. Но среди них был еще один важнейший компонент, в котором я поддерживаю В. В. Седова, — русы. И вдруг оказалось, что письменные источники тоже могут заиграть новыми красками. Древнейшее широко известное всем название реки Волги — Ра. Есть и немного более позднее, но уже менее известное — Арабские источники содержат среди прочих название реки Расс. А может быть, все-таки поэтому она для всех россиян Волга-матушка? Думаю, многое из сказанного дает этой концепции право на дальнейшее существование. Конечно же, нужно провести молекулярно-генетические исследования, новые возможности открывают современные естественно-научные методы в археологии. Три года назад на территории Ульяновской области было создано достопримечательное место — Историко-археологический заповедник «Старая Майна». Территория археологических памятников стала охраняться государством. Очередь теперь за государственным археологическим музеем. Зачем он нужен, ответ, я думаю, очевиден.


Ответить