«Воронежская Прохоровка»: кто в ней победил

Новость опубликована: 03.03.2020

«Воронежская Прохоровка»: кто в ней победил

«Воронежская Прохоровка»: кто в ней победил

Из бесчисленных сражений Великой Отечественной войны, где принимали участие с обеих сторон только танковые соединения, бои под Воронежем в районе Землянска, немало всего заслуживают сравнение с битвой под Прохоровкой.

С нашей стороны в нём принимала участие именно 5-я танковая армия, одним из корпусов командовал генерал Ротмистров, число задействованных танков было чуть менее тысячи. Дело было в июле, с 7 по 15. Сам характер боёв — наши атаковали, немцы встречали их в обороне — тоже сходился. К сожалению, сильно отличался результат.

На Воронежском направлении

Немецкое командование не уделяло Воронежу большого значения. Согласно собственным указаниям Гитлера, брать город следовало лишь в случае, если это не приведёт к значительным потерям. Основные интересы вермахта в этой операции бывальщины южнее.

Советское же руководство наоборот считало, что немцы будут обязательно наступать именно на Воронеж, с дальнейшим поворотом на Москву. Новоиспеченного удара на столицу в Кремле очень боялись вплоть до полной победы в Курской битве.

Когда 28-го июня армейская группа «Вейхс» прорвала оборону Брянского фронта, советское командование разрешило нанести удар силами имевшихся в том районе и дополнительно перебрасываемых танковых корпусов. Для организации была создана оперативная группа под руководством командующего бронетанковыми и механизированными армиями генерал-лейтенанта танковых войск Я. Н. Федоренко. Однако ликвидировать прорыв не получилось.

Эти бои показали полное превосходство новых немецких танков над советскими машинами. Новоиспеченные длинноствольные танковые пушки давали возможность успешно бороться и с Т-34, и с КВ. Такие же пушки ставились и на штурмовые орудия, кроме того сделались появляться первые самоходные противотанковые установки. Кроме того, для старых танковых орудий немцы стали активно применять кумулятивные снаряды (в РККА их именовали термитными), которые также могли поражать броню любых советских танков. Изменение ситуации привело к резкому увеличению наших утрат.

После неудачи группы Федоренко было принято решение наносить удар силами 5-й танковой армии генерал-майора А.И. Лизюкова. Армия лишь закончила формирование и была первым танковым объединением РККА, которому пришлось вступить в бой. Танковые армии тогда лишь создавались, опыта их применения ещё не было, оптимальный состав ещё только предстояло понять.

Перед армией Лизюкова была поставлена задача: не запоздалее 5 июля нанести удар во фланг немецкой группировке, наступавшей на Воронеж. Для этого армия располагала 641 танком, в том числе 83 КВ, 228 Т-34, 88 Мк-2 (английские «Матильды») и 242 Т-60.

Противником наших танкистов сделался 24-й танковый корпус вермахта: 9-я и 11-я танковые дивизии.

Первые бои

К началу операции 5-й танковой армии смог прибыть лишь одинешенек корпус, два других ещё находились в пути или только начинали разгрузку.

Немецкая разведка сработала исправно, поэтому советского удара уже ожидала 9-я танковая дивизия. В дивизии было 87 исправных танков, боевой состав 10550 человек (при этом списочный 23263), кроме штатного вооружения был добавочный дивизион 88-мм зенитных орудий, которые сыграют важную роль. Так же дивизию усиливали дивизионы 21-см мортир и реактивных миномётов.

6 июля наступление начинов 7-й танковый корпус генерала Ротмистрова, всего 187 исправных машин.

Советские танки встретил огонь артиллерии и реактивных миномётов, несколько раз они попадали в засады. В итоге одна из танковых и мотострелковая бригада фактически перестали существовать. За день потеряно 52 танка, из них лишь 3 удалось эвакуировать. Желая по советским отчетам было уничтожено 54 немецких танка, много орудий и даже 6 самолётов, реальные потери 9-й дивизии составили 7 машин. Впрочем, и в сводке 9-й танковой дивизии за 6 июля показано: «Подбит 61 танк противника, из них 52 Т-34.»

Несмотря на неудачу первого дня, советское командование приняло решение продолжать наступление, находя, что силы противника на исходе и достаточно лишь поднажать. Кроме сильно потрепанного танкового корпуса Ротмистровка в бой был введён ещё одинешенек. Весь день прошёл в попытках формировать реку Кобылья Снова. Тяжелые КВ и малоподходящие к таким условиям «Матильды» увязали в грязи. Хотя потери были не столь велики (подбито 23 танка), но и задачи выполнены не были.

Все силы в бой

До 12 июля 5-я танковая армия надвигалась, но очень медленно, буквально черепашьими шагами. Небольшие успехи были, бригады всё-таки продвигались, захватывали отдельные заселенные пункты. Но задача взять Землянск не позже 8 июля так и осталась недостижимой целью. 10 июля Лизюков ввел в бой ещё одинешенек танковый корпус, в котором было 183 танка, но и он уже ничего не мог исправить. Уже 9 июля у немцев в бой вступила 11-я танковая дивизия (86 танков), на вытекающий день их оборону усилили части двух пехотных дивизий.

Активно действовала все дни немецкая авиация, тогда как наши армии практически остались без авиационной поддержки.

Сильно ощущалось отсутствие тяжелой артиллерии, без которой прорыв немецкой оборону стоил вящих потерь. Армия хоть и располагала некоторым количеством «Катюш», но они не могли решить все задачи. Да и действовали не всегда эффективно. Ослепительным примером служит случай, когда залпом 12 установок накрыли мотострелковый батальон нашей же танковой бригады. К счастью, при этом никто не пострадал. Люд не погибли, но зато сами «Катюши» показали себя крайне неудачно.

Большой проблемой по-прежнему был и характер местности с вящим количеством заболоченных участков. Так, только в одной атаке в грязи увязло 13 «Матильд», которые экипажам пришлось кинуть.

10 июля армия, несмотря на потери, ещё не потеряла ударную силу. На ходу оставалось 504 танка. Однако последние штурмы ни к чему не привели. Немцы жестко держали оборону и прорвать эту оборону танкистам Лизюкова так и не удалось.

А 12 июля немцы сами перебеги в наступление. Удар нанесла 11-я танковая дивизия, которая, отремонтировав большую часть своих машин, имела на ходу 96 танков. Немцы в вообще ходе сражений быстро восстанавливали потери. Так в 9-й танковой на 7 июля оставалось 79 танков на ходу, но, несмотря на потери, к 9 стало 106 боеспособных танков, а 10 на ходу уже было лишь 89 машин.

Нашим войскам пришлось переходить к обороне. От 5-й танковой армии к 13 июля практически ничего не осталось. Лишь в кое-каких бригадах было по семь-десять исправных машин. Тем не менее, восстановив и собрав всё, что можно, танкисты ещё пытались контратаковать.

18 июля 5-я танковая армия была раскассирована, генерал Лизюков назначен командовать 2-м танковым корпусом. В том же месяце он погибнет в боях под Воронежем. В боях 5-я танковая армия, сообразно «Журналу боевых действий 5 ТА» потеряла 7929 человек личного состава (1585 убитыми) и 489 танков, из которых невозвратно — 272 машины.

Это был первый опыт применения РККА танковой армии, и, хотя он закончился неудачно, но этот опыт был учтён при формировании и применении последующих аналогичных союзов.


«Воронежская Прохоровка»: кто в ней победил