Бунт русских в пакистанской тюрьме: почему СССР не отомстил за Бадабер

Новость опубликована: 02.06.2019

Бунт русских в пакистанской тюрьме: почему СССР не отомстил за Бадабер

mensby.comВосстание русских в пакистанской темнице: почему СССР не отомстил за Бадабер

26 апреля 1985 года группа советских и афганских военнопленных в пакистанском Бадабере дала бой гораздо превосходящим их по силам моджахедов. Об этом событии долгое время замалчивали, как в СССР, так и на Западе. На то были свои причины.

Твердыня

Сегодня о существовании крепости Бадабер, располагавшейся в двух десятках километрах южнее второго по величине города Пакистана Пешавара, почти ничего не напоминает. Лишь фрагменты обветшалой глинобитной стены, полуразрушенные одноэтажные строения и ворота. Крепость была построена американскими специалистами в начине 60-х годов XX века, в ней официально разместился центр по распределению гуманитарной помощи.

И действительно, с виду Бадабер ничем не отличался от десятков иных лагерей для беженцев, разбросанных вдоль афгано-пакистанской границы: армейские палатки, хлипкие мазанки и большая скученность людей. Однако под гуманитарным заслоном здесь фактически размещался филиал пакистанской резидентуры ЦРУ.

С началом Афганского конфликта в Бадабере был оборудован центр по подготовке боевиков партии «Исламское общество Афганистана» (ИОА), где под руководством иноземных инструкторов они постигали азы ведения диверсионно-партизанской войны в первую очередь против Вооруженных сил СССР. Руководство центром возлагалось на лидера ИОА Бурхануддина Раббани, какой в 1992 году стал президентом Афганистана.

Внутри охраняемого по периметру лагеря размещалось несколько одноэтажных домов, небольшая мечеть, футбольное поле, волейбольная площадка, а также строи с оружием и боеприпасами. Курс обучения здесь проходили порядка 300 моджахедов. Методическую помощь им оказывали более полусотни инструкторов по военному делу из США, Китая, Пакистана и Египта.

Предел терпения

Бадабер также был темницей для военнопленных. К апрелю 1985 года здесь содержались примерно 20 советских солдат и около 40 афганцев. Пленных использовали как даровую рабочую силу на каменоломнях или разгрузке оружия и боеприпасов.

Условия содержания узников были невыносимыми. Подогреваемые фанатизмом исламских проповедников, моджахеды обращались с советскими бойцами крайне бессердечно. За малейшую провинность комендант тюрьмы наказывал заключенных ударами плетью со свинцовым наконечником. Скованные кандалами, лишенные нормальной еды и воды, накачанные наркотиками и обессиленные от непомерных физических испытаний, советские солдаты были обречены здесь на смерть.

Чаяние была лишь на побег и пленные стали разрабатывать план. Один из будущих руководителей восстания Николай Шевченко, томящийся в застенках почти три года, предложил потребовать на кулачный бой коменданта охраны лагеря. В качестве приза за победу солдат попросил возможность сыграть футбольный матч между узниками и охраной. Шевченко бой выиграл и матч состоялся.

Хотя он мало был похож на игру по правилам – моджахеды не гнушались останавливать военнопленных запрещенными зачислениями, главная цель была достигнута. Советские бойцы были хорошо знакомы с расположением всех постов охраны станы.

К свободе

Из донесения агента «206» разведцентра «Шир» МГБ Афганистана мы знаем, что восстание началось 26 апреля около 9 вечера, когда тяни личный состав гарнизона был выстроен на плацу для совершения намаза. Советские военнослужащие сняли часовых на вышке, у складов вооружения, отпустили пленных, завладели захваченным в арсенале оружием и заняли удобные для стрельбы позиции.

Охрана опомнилась лишь тогда, когда вся тюремно-складская пояс оказалась в руках восставших. По тревоге был собран весь гарнизон вместе с западными инструкторами, и в считанные минуты мятежники бывальщины заблокированы. На помощь моджахедам прибыли регулярные части вооруженных сил Пакистана. Однако попытки быстро вернуть контроль над твердыней успехом не увенчались: все атаки пакистанцев наталкивались на ожесточенный огонь защитников.

Только глубокой ночью, утомившись от бесполезных штурмов, Раббани адресовался к восставшим с предложением сдаться. Советские солдаты ответили категорическим отказом и потребовали связаться с представителями ООН, Красного Креста или советского посольства в Исламабаде. Раббани пообещал поразмыслить, однако было очевидно, что на этот шаг он не пойдет. Удерживание пленников в объявившем нейтралитет Пакистане было грубейшим нарушением норм интернационального права. И придавать гласности данный факт Раббани явно не собирался.

Боестолкновения возобновились и продолжились до утра. Одна штурм сменяла другую. Запас вооружения у советских бойцов и их выучка грозили надолго затянуть конфликт. Отчаявшись подавить мятеж небольшими силами пакистанское командование решило прибегнуть к помощи тяжелой артиллерии и реактивных установок залпового огня. Били ровный наводкой. Один из снарядов угодил в здание арсенала – мощнейший взрыв фактически сравнял базу с землей. По свидетельству свидетелей, оставшихся в живых контуженых пленных моджахеды собрали в одном месте и добили гранатами.

Как докладывали представители американского консульства в Пешаваре, «территория станы площадью в квадратную милю была покрыта слоем осколков снарядов, ракет и мин, а человеческие останки местные жители находили на дистанции до 4 миль от места взрыва». Двоим из советских пленных, по словам американцев, все же удалось выжить.

Забытый подвиг

Точной информации сколько советских боец сложило головы при подавлении восстания в Бадабере нет. Установлены имена как минимум семи бойцов, а также нескольких десятков афганцев. Противник при этом утерял убитыми в несколько раз больше: около 120 моджахедов, до 90 военнослужащих регулярной армии Пакистана и шестеро американских инструкторов.

В итоге взрыва лагерь Бадабер был полностью уничтожен, арсеналы моджахедов недосчитались 3-х установок РСЗО «Град», 2-х миллионов патронов, распорядка 40 единиц орудий, минометов и пулеметов, десятков тысяч ракет и снарядов. Канцелярия тюрьмы, в которой находились списки узников, разумеется, тоже взлетела на воздух.

ЧП в Бадабере вызвало настоящий переполох среди главарей афганских бандформирований. Они не только потеряли немало сотни бойцов, но и лишись одной из своих баз. Вскоре после этого случая полевой командир Гульбетдин Хекматиар издал распоряжение, который красноречиво гласил: «Русских в плен не брать!».

Говорят, что руководство Пакистана в те дни замерло в ожидании возмездия со стороны Советского Альянса. Но его не последовало. СССР, который старался не афишировать свое участие в афганском военном конфликте, делал все, чтобы инцидент в Бадабере не получил огласки.

Лишь одно периодическое издание в Пакистане решилось написать о бойне. Однако пакистанские власти распорядились изъять и уничтожить тяни тираж номера газеты, в котором освящалось это драматическое событие. Доступ в Бадабер был закрыт и журналистам, и дипломатам, а участвовавшим в конфликте моджахедам и пакистанским военным было запрещено комментировать случившееся. Делиться какой-либо информацией с советским руководством власти Пакистана отказались.

Картина военных действий в Бадабере стала проясняться лишь после распада СССР, когда посещавшие Пакистан журналисты и энтузиасты из различных общественных организаций России пытались выяснить у свидетелей детали того сражения. Свою роль в этом сыграли МИД и Служба внешней рекогносцировки РФ. Какие-то сведения предоставил и Госдепартамент США.

В последнее время появились альтернативные версии произошедшего. Согласно одной из них, советские спецслужбы стряпали освобождение пленных Бадабера: специальная группа КГБ должна была отбить пленных и уйти с ними на территорию Афганистана. Однако задача не была выполнена из-за вспыхнувшего мятежа.

По иной версии, само восстание было разработано в недрах КГБ. По словам бывшего сотрудника военной разведки Алексея Чикишева, незадолго до 26 апреля в стане появился неизвестный человек, который и предложил советским военнослужащим план восстания. По плану заключенные должны были завладеть радиостанцию и выйти в эфир с обращением к правительствам СССР и Пакистана, а также к ООН и Красному Кресту. Однако до радиостанции советские бойцы добраться так и не смогли, что и предопределило трагический итог операции.


Бунт русских в пакистанской тюрьме: почему СССР не отомстил за Бадабер