«Вот это вождь!»: как Сталин относился к Гитлеру до 22 июня 1941 года

Новость опубликована: 19.07.2018

«Вот это вождь!»: как Сталин относился к Гитлеру до 22 июня 1941 года

«Вот это вождь!»: как Сталин относился к Гитлеру до 22 июня 1941 года

Сложно поверить, но бывальщины времена, когда к нацистскому фюреру Адольфу Гитлеру в СССР относились вполне лояльно. Этим советский народ был должен надеждам И.В. Сталина на объединение с Германией в борьбе с антикоммунистически настроенными западными странами.

С приходом к власти в Германии нацистов в 1933 году, несмотря на официально ведущуюся в СССР антифашистскую пропаганду, Сталин изначально питал к Гитлеру определенные симпатии. Кушать свидетельства о том, что в 1934 году он произнес по отношению к фюреру восхищенную фразу: «Вот это вождь!» На фоне слабых демократически настроенных европейских правителей Гитлер выгодно выделялся своей организаторской «жилкой», умением сплотить нацию. К тому же, Сталин опасался союзы демократической Европы и США для борьбы с коммунизмом и видел в Гитлере союзника. Оба правителя тоталитарных государств были во многом близки товарищ другу по духу.

Еще в 1935 году Гитлер посетил СССР по личному приглашению Сталина и даже присутствовал на традиционном первомайском параде. Итогом этого визита стали июньские переговоры с Германией, положившие начало так называемым «новым отношениям» между двумя краями.

19 августа 1939 года было подписано Германо-Советское торговое соглашение, по которому Советский Союз обязался регулярно поставлять Германии металлы, нефтепродукты, хлопок, фуражное семя и другую продукцию, в том числе и для целей военного производства. 11 февраля 1940 года Германии было предоставлено право транзита сквозь советскую территорию грузов для торговли со странами Ближнего Востока. Немцы также поставляли в нашу страну различное оборудование, в том числе и военную технику, но накануне брани начались перебои с поставками.

23 августа 1939 года, как известно, был заключен пресловутый пакт о ненападении между Молотовым и Риббентропом. В сентябре 1939 года даже проводились совместные парады подразделений германских вооруженных сил и Алой Армии на «присоединенных территориях» – в Бресте, Белостоке, Гродно, Львове. Во время второго визита Риббентропа в Москву в конце сентября 1939-го Молотов предложил Гитлеру поддержка в военных кампаниях против европейских стран. Правда, она была тогда мягко отклонена. Но к тому моменту Красная Армия уже зачислила участие в разгроме и разделе Польши.

Сталин и Гитлер активно обменивались дружескими посланиями и поздравлениями, а также постоянно заверяли товарищ друга и свои народы в нерушимости союза между их державами.

Многим союз СССР с гитлеровской Германией казался противоестественным. Разумеется, не все советские граждане были так уж наивны. Перед Великой Отечественной войной в обществе росло ощущение растущей военной угрозы со сторонки Германии. Но при этом многим казалось, что можно будет избежать конфликта с помощью каких-то дипломатических средств.

После того как немецкие армии в мае 1940 года вошли во Францию, в народе пошли разговоры: «Сколько с Германией ни дружим, а Советскому Союзу будет то же, что и Франции». Удручающее впечатление это известие произвело и на советских глав. Н.С. Хрущев вспоминал, что Сталин якобы сказал: «Теперь Гитлер непременно даст нам по мозгам».

Английский корреспондент Александр Верт, какой в годы войны работал в Советском Союзе, задавал советским людям два вопроса: «Что вы думали о советско-германском пакте?» и «Когда пакт еще был в силе, в какой момент вы начали серьезно сомневаться насчет него?»

На первый вопрос он почти всегда получал образцово такие ответы: «Каждый, конечно, понимал, что тошно и неприятно делать вид, будто мы друзья с Гитлером; но уж такое положение уложилось в 1939 году, что нам любой ценой надо было выиграть время, а другого выбора у нас не было». На второй – «Мы начали подлинно нервничать, когда увидели, что Гитлер сумел за какой-нибудь месяц, если не меньше, разгромить французскую армию… Мы никогда не ожидали, что немцы так вдруг нападут на нас, а главное, что они сумеют захватить у нас такую огромную территорию, но мы чувствовали, что должны готовиться к очень тяжелой борьбе, если Гитлер спятит с ума так, что полезет на нас».

Неизвестно, продолжалась бы «дружба» двух диктаторов, а соответственно, и двух народов, находившихся под властью тоталитарных режимов, если бы пакт о ненападении не был преступлен. Но история не терпит сослагательного наклонения. 22 июня 1941 года момент истины настал, и именно Советскому Альянсу во главе со Сталиным мир обязан спасением от «коричневой чумы».