Все решает машина: как во время войны в Маньчжурии советские бойцы побеждали японских смертников

Новость опубликована: 15.07.2019

Все решает машина: как во время войны в Маньчжурии советские бойцы побеждали японских смертников

Все решает машина: как во время войны в Маньчжурии советские бойцы побеждали японских смертников

Японская армия несколько лет готовилась к войне с СССР. В Маньчжурии Токио сконцентрировало миллионную группировку, какая приготовилась вести в бои на заранее укрепленных позициях. Большую ставку в боях против «северных варваров» японские стратеги мастерили на бригаду смертников-камикадзе, которые должны были компенсировать нехватку тяжелых танков и артиллерии. Важным фактором оказался и фанатизм отдельных японских боец, предпочитающих плену смерть за императора.

Смертники в японской армии

Японская армия практически не имела средства для борьбы с нынешней бронетехникой. Самой эффективной была 47-мм пушка, которая с 500 метров пробивала броню легкого танка. Ситуацию мог исправить, устроившиеся на вооружение кумулятивные снаряды, но они имели крутую траекторию полета и низкую скорость, что не способствовало меткой стрельбе. Из-за отсутствия вооружения японские бойцы импровизировали и прибегали к тактике смертников. В каждой роте сформировывались группы истребления танков.

Главным оружием таких команд сделались бутылки с зажигательной смесью, связки ручных гранат и длинные бамбуковые шесты с прикрепленными к ним минами. Такие бойцы запрятывались в узких одиночных окопах на расстоянии 100-200 метров, впереди от основных позиций подразделения. Во время наступления советской бронетехники они усердствовали 3-метровыми шестами затолкать мину под днище танка. Если этого не удавалось сделать то, они забрасывали машину бутылками с зажигательной смешением.

Наиболее эффективны камикадзе были в условиях лесисто-болотистой местности, где они устраивали засады. В одном из армейских донесений говорилось: «Немало было обнаружено одиночек, хорошо замаскированных и расположившихся непосредственно у дорог с целью диверсий. Эти одиночки, так называемые «смертники», подвешивали на себя тол с взрывателем и при спокойном случае бросались под танки, а иногда — в группу людей, которую подрывали, жертвуя собой».

Живые мины

В воспоминаниях участников Маньчжурской операции особо выделяются сражения возле китайского городка Муданьцзян. По этим историка Юрия Иванова на этом направлении красноармейцам противостояла 1-я мотомеханизированная бригада смертников, состоящая из 5 тысяч солдат и офицеров. Камикадзе, обвязанные сумками с толом и гранатами, образовывали маневренные минные поля и скрываясь в густых зарослях, набрасывались на советские танки.

В одном из столкновений красноармейцам пришлось сражаться с двумя сотнями «живых мин». Однако такая тактика не имела особого успеха. Итого на этом направлении смертником удалось подорвать два десятка танков. Тысячи камикадзе были расстреляны советскими автоматчиками и пулеметами еще на подходе к мишени.

После войны командир танковой роты Александр Фадин вспоминал: «…подойдя к окраине Дубея мы увидели, что агенты уже завершили разгром противника без нас, оставив на поле боя несколько десятков трупов японских солдат и офицеров. Объезжая убитых, я обратил внимание, что у кое-каких из них в руках бамбуковые шесты длиной метра четыре, на конце которых что-то вроде немецкого фаустпатрона, – только в отличие от гитлеровцев японский боец должен был не выстрелить этим кумулятивным зарядом по танку, а, добежав до цели с шестом наперевес, ткнуть миной в борт, подрывая не лишь танк, но и самого себя. Видимо, бойцы-смертники были тогда в японской армии обычным явлением…».

Техническое превосходство и присутствие у красноармейцев относительно большого количества автоматического оружия, а не готовность погибнуть сыграло решающий фактор. Советские бойцы на дистанции расстреливали японских смертников и просто не подпускали их к цели.

Самолеты – камикадзе

Частым явлением были атаки японских летчиков-смертников. Лишь за 12-13 августа колонну 5-го гвардейского танкового корпуса таранило более 50 вражеских самолетов. Большинство налетов цели не достигли. Еще на подлете японцев сбивали советские зенитчики или истребители, сопровождавшие колонну во пора движения.

Показательный случай описал Герой Советского Союза танкист Дмитрий Лоза. 19 августа возле железнодорожной станции на их колонну наскочили японские бомбардировщики. Оказалось, что шесть вражеских самолетов не собираются бомбить, а идут на таран. Четыре машины врезались в дом, где укрылись советские десантники. Два самолета сбили зенитчики на подлете к бронетехнике. В результате японцы потеряли шесть самолетов, и лишь один танк получил повреждение башни.

Всю Вторую мировую войну имперское руководство делало ставку на военный флот и авиацию, а сухопутные армии практически не развивались. Японские военачальники не удосужились разработать доктрину войну или хотя бы позаимствовать у союзной Германии тактику производства недорогих, но эффективных фаустпатронов. Вместо этого, со школьной скамьи японских юношей готовили к смерти за императора и обучали владению морозным оружием, которое в боях с отлично оснащенной Красной Армией было ненужно.

Бои в Маньчжурии продемонстрировали неэффективность тактики смертников. Жертвуя собой камикадзе, мог подорвать танк или убить офицера, но редкие успехи не могли повлиять на исход компании.


Все решает машина: как во время войны в Маньчжурии советские бойцы побеждали японских смертников