Вышел в свет трехтомник дневников и записей Леонида Брежнева

Новость опубликована: 08.12.2016

Вышел в свет трехтомник дневников и записей Леонида Брежнева

"Нам вытекает продумать вопрос более глубокого и крупного сотрудничества с ФРГ — в пику Франции", "еще раз поговорить с Алексеем Николаевичем о зачисленье Сахарова" — эти пометки будут под лупой исследовать ученые и с любопытством читать все. В российском историческом обществе прошла презентация трехтомника "Л.И. Брежнев. Пролетарии и дневниковые записи".

Изучение трудов Леонида Брежнева, 18 лет стоявшего во главе страны и занимавшего две самые рослые должности в ее руководстве, необходимо для объективного оценки истории, подчеркнул, открывая презентацию, директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин.

— Для одних это было пора застоя и борьбы с диссидентами, а для других — время разрядки, больших научных открытий, освоения космоса, спортивных побед, — произнёс Сергей Нарышкин, подчеркнув при этом, что мы продолжаем воспринимать время Брежнева не столько через документы, сколько через собственные мемуары и сложившиеся в общественном сознании политические штампы.

— Читая же документы, все-таки проникаешься уважительным отношением к личности их автора, — приметил Сергей Нарышкин, — поскольку они показывают, в решении каких масштабных вопросов принимал участие Леонид Брежнев, и демонстрируют его скрупулезную подготовку к ним.

Личный же дневник делает только что вышедший трехтомник по-настоящему уникальным, поскольку никто из советских лидеров, кроме Брежнева, не вел дневники.

— Записи сделанные на численнике и листках, далеко не всегда собираются, нумеруются, фондируются и сохраняются для истории, — заметил руководитель федерального архивного агентства Андрей Артизов. — Брежневские записи сохранились, а американских президентов, чье наличие во власти совпало с его временем, нет. Так что нам явлен плод образцовой делопроизводственной культуры в ЦК КПСС. И это в том числе делает трехтомник новым явлением в историографии.

Издание готовилось 8 лет, сопровождалось кропотливой справочной трудом. Оно внесет безусловный вклад в науку и достойно перевода на другие языки, уверены те, кто его презентовал.

— Личность Брежнева обычно исчезает за пеленой шуток, порицаний, сентиментальностей и ностальгии, — заметил директор Германского исторического института в Москве, профессор Николаус Катцер. — И вот кто-то провозглашает основным стилем брежневской эпохи стагнацию и застой, а кто-то в ответ начинает отзываться о ней как о "золотом времени", целиком утерянном в хаосе 90-х.

Николаус Катцер считает, что перед Брежневым стояла сложная задача предложить новый путь интеграции разваливающемуся на доли советскому обществу. Он желал и старался привести Советский Союз к "фазе спокойствия и внутреннего удовлетворения".

Кроме собственных и деловых записей в трехтомник включены и записи секретарей в приемной Генсека. О том, как замысливалось и дополнялось издание, подробно рассказал директор архива Президента РФ Александр Коротков. По его словам, составителям хотелось передать дух документов, способ послания, акценты и подчеркивания, они мечтают о факсимильном издании записей.

— Брежневское время принадлежит к не до конца отрефлексированному прошлому, — уверена одинешенек из ведущих исследователей советской эпохи, научный сотрудник Института российской истории РАН Елена Зубкова. — Леонид Брежнев не так рельефно пропечатался на своем времени как Сталин, Хрущев или Горбачев, и часто существует "немного отдельно" от него.

По ее суждению трехтомник брежневских записей — это главный пазл, который поможет сложиться времени и личности в одну картинку.

— В массовом разуме мы живем 60 лет "без Сталина" и 30 лет "после Брежнева". И вот это изменение "без" на "после", может быть, и является основной заслугой Леонида Брежнева, — предположила Елена Шубина.

— Он был благообразной фигурой, это благообразие задавалось его характером и ментальностью, — вспоминал Брежнева популярный историк, академик Александр Чубарьян.

В трехтомнике ему показалось самым интересным возможность реконструировать по записям Брежнева и его секретарей процесс принятия решений.

А немецкий историк Бернд Бонвеч напомнил, что почитавшийся слабым и компромиссным кандидатом руководитель, к удивлению окружения, остался надолго и на своем посту, и в истории, окончательно связав послесталинскую эпоху со своим именем. Трехтомник брежневских записей — отличный повод отследить, что он думал и делал. И увидеть время Брежнева и его самого без позолоты и чернухи.


Ответить