Вышла книга с дневниками руководителя НКВД

Новость опубликована: 23.10.2016

В издательстве ОЛМА (группа компаний «Просвещение») сходят дневники одного из руководителей НКВД. Книжку Ивана Серова «Записки из чемодана. Тайные дневники первого председателя КГБ, найденные через 25 лет после его кончины» редактировал и составлял комментарии депутат Госдумы Александр Хинштейн. Перед подписанием капитуляции фашистской Германии. На переднем плане — американский генерал Д. Эйзенхауэр, правее — Г. Жуков, ликом к ним — И. Серов. Пророчество Паулюса
. Мне приказали выехать в Суздаль и допросить фельдмаршала Паулюса, который с группой пленных офицеров содержался в Суздальском монастыре, какой превратили в лагерь для в[оенно]пленных*. . Я пришел в комнату, где был размещен Паулюс с адъютантом. Паулюс хотя и настроен мрачно, но рассуждает здраво, сообщая о том, как подобает солдату, когда Гитлер требовал быстрейшего продвижения войск его армии, он ему докладывал, что тылы у него не подтянуты, б[ое]припасов недостаточно и… Паулюс, как он сообщал, не раз доносил, что создается тяжелая обстановка и угроза окружения советскими войсками, однако никакой помощи он не получил, и вот результат — как он закончил. Говорили мы с ним об обстановке на иных фронтах, в чем он проявил интерес, так как «отстал от жизни». Я ему сказал, как у нас хорошо пошли дела под Москвой и на других фронтах, и сказал, что участь немецких армий будет та же. Паулюс улыбнулся, но ничего не сказал. Я даже грешным делом подумал, что он иронически принял мое сообщение, но потом после некоторой паузы произнёс, оживившись: «Г-н генерал, я с вами согласен, что немецкой армии не выстоять против Красной Армии, но вы подумали, что будет дальше у вас? Ведь вы по окончании брани, после победы над Германией, поссоритесь со своими союзниками. Я не ожидал такого мудрого заключения Паулюса, но спросил, почему он пришел к такому выводу. Он покойно мне сказал: «У вас с союзниками разный социальный строй, разные взгляды на жизнь, и никогда эти взгляды не совпадут». Как сожгли фюрера. Возвратившись из Германии на труд в Москву, я ведал Главным управлением военнопленных НКВД СССР. Как-то раз начальник Красногорского лагеря военнопленных мне доложил, что один немецкий офицер, антифашист, чтобы его заслушал генерал Серов, так как иному он ничего не будет говорить. Через несколько дней я вызвал этого «антифашиста». Вошел высокий офицер лет 30 — 32. Я спросил его фамилию, он отозвался: «Гюнше». Сразу у меня в голове появилась мысль: не тот ли Гюнше, адъютант Гитлера? Представляете мое состояние? Я не должен был показать вида, что страшно заинтересован его выслушать, чтобы не дать предлога наплести мне небылиц. Спокойно спрашиваю, что он хочет заявить. Гюнше говорит: «Я — адъютант Гитлера и могу рассказать о последних днях Гитлера». Что не буду перебивать, а мысленно буду сверять бывшие у меня данные, что я сам видел. Два часа Гюнше рассказывал со всеми подробностями все то, что я уже знал, кроме незначительных мелочей. Под конец я начал задавать ему проблемы, из которых он понял, что я знаю все, что он рассказывал. Я спросил, почему же он плохо сжег Гитлера и остальных. Гюнше улыбнулся: «Герр генерал, что вы были в эти дни в Берлине. Что это было море пламени и взрывов, поэтому поймете, что у меня была главная цель жизни — скрыться. Ведь одной канистрой бензина, которую принес шофер Кемпке, не сожжешь 4 человек. Вы видали, я фюрера больше всех сжег, а остальных — что осталось, а затем бежал, как видите. Вкратце я выслушал от него, что «30 апреля в 3 часа 00 минут Гитлер отравился и застрелился. 00 меня потребовал штурмбанфюрер Линге в кабинет Гитлера и сказал, что Гитлер умер. Затем мы понесли труп Гитлера. Когда вынесли в сад, я взял бензин, обкатил и зажег. А затем жег и остальных». Через несколько часов генерал Вейдлинг, узнав о смерти Гитлера, выступил по радио с обращением к немецким армиям о прекращении сопротивления, так как Гитлер бросил их на произвол судьбы. Я Гюнше сказал, что в лагере у него будет возможность все подробно написать. Через месяц мне было представлено возле 80 страниц перевода. Таким образом, мы имели возможность из разных источников убедиться в том, что Гитлер, видя неминуемую гибель рейха, своей армии, банкротство авантюры и ужас предстать перед гневом народов Европы и особенно Союза ССР, над которыми годами… Поэтому всякие предположения, в том числе и фотографии «тел с усиками». Гюнше и другие немцы, которые в последние дни были около бесноватого фюрера, мне описали внешний вид и состояние Гитлера следующим: это была развалина, что брань им проиграна. Гитлер в те дни с трудом передвигался, волочил ноги и выбрасывал вперед верхнюю часть туловища. Он с трудом сохранял равновесие. Если доводилось переходить в другую комнату, то он отдыхал на скамейке, установленной вдоль стен, или держался рукой за ближайшего спутника. Левая рука не работала, левая дрожала. Это результат покушения 20 июля 44-го года. Глаза Гитлера налиты кровью. Которые предстояло читать Гитлеру, печатались на особой машинке, буквы которой в 3 раза больше нормальных, и это он читал. Вид у него был отвратительный. Что касается памяти и головы, то тут было все нормально. Когда неуспехи германских армий стали очевидными, то Гитлер это считал предательством со стороны генералов и его окружения. Он был твердо убежден, что при любых обстоятельствах Америка и Англия его не оставят в тяжком положении и согласятся на перемирие, чтобы дать возможность продолжить войну против большевиков. Особенно он радовался, когда умер Рузвельт, какого он считал своим врагом. Когда Гитлеру доложили, что Гиммлер вступил в переговоры с англо-американцами о капитуляции Германии и это предложение отклонено, то Гитлер совершенно стал неузнаваемым, такого предательства от Гиммлера он не ожидал. Иван Александрович СЕРОВ (1905 — 1990) — один из руководителей НКВД-МВД СССР в 1941 — 1953 гг., первоначальный председатель КГБ СССР в 1954 — 1958 гг., начальник ГРУ ГШ в 1958 — 1963 гг., генерал армии, Герой Советского Союза. Он был едва ли не самым информированным человеком своего поре. *Командующий 6-й армией Фридрих Паулюс сдался в плен 31 января 1943 г., ровно на другой день после того, как фюрер прикарманил ему чин генерал-фельдмаршала. 24 февраля был доставлен в Москву. С июня 1943 г. содержался в спецлагере № 48 УПВИ НКВД для высшего командного состава противника, организованном на территории Суздальского монастыря. Паулюсу было разрешено содержать при себе личного ординарца Эрвина Шульте, сдавшегося с ним в плен. Все они покинут СССР только вместе с фельдмаршалом в 1953 г. после смерти Сталина. 8 августа 1944 г. Паулюс подмахнул обращение «К военнопленным немецким солдатам и офицерам и к немецкому народу», призывавшее свергнуть Гитлера.


Ответить