Высылка и изгнание: как в СССР могли наказать, кроме посадки в темницу

Новость опубликована: 13.05.2019

Высылка и изгнание: как в СССР могли наказать, кроме посадки в темницу

Высылка и изгнание: как в СССР могли наказать, кроме посадки в темницу

За совершение преступлений в СССР помимо заключения человека за в тюрьму или лагерь, практиковались и менее суровые виды наказаний. Полномочия высылать и ссылать ОГПУ получило еще в 1924 году. Запоздалее эту практику детально регламентировали. В январе 1930-го ВЦИК и СНК РСФСР издали Постановление о высылке и ссылке, применяемых по судебным вердиктам. Согласно этому документу, по суду человека можно было выслать — то есть запретить проживать в какой-то конкретной места (в других же гражданин мог жить свободно) или во всех крупных городах и в 100-километровой зоне вокруг них. Во-вторых, человека можно было выслать — то есть разрешить ему проживать только в одном конкретном месте. Ссылка могла сочетаться с принудительными работами или запретом на дело какой-либо деятельностью. Наказывать таким образом нельзя было лишь лиц младше 16 лет. По отбытии срока, указанного в вердикте, человек мог вернуться в тот город в СССР, из которого его выслали, или выбрать любое другое место для дальнейшей жизни. С 1958 года выслать можно было не вяще чем на 5 лет, но после смерти И. В. Сталина этот вид наказания стал практиковаться редко.

Чаще всего «преступниками», подвергавшимися этим обликам наказания, были политически неблагонадежные люди, диссиденты: правозащитники, писатели, ученые, политики разного уровня. Так происходило во все этапы истории Советского Союза. К примеру, был сослан в г. Горький первый и самый знаменитый в СССР правозащитник, создатель советской водородной бомбы, Андрей Дмитриевич Сахаров; в казахстанское присело Кок-Терек – писатель и антисоветчик Александр Исаевич Солженицын; политик и бывший министр культуры Георгий Александров, замешанный в сексуальном дебоше, был в 1955 году сослан в Минск. Еще раньше, до войны, Сталин ссылал своих врагов. Льва Давыдовича Троцкого он выслал в Алма-Ату в 1928-м.

А в следующем году Троцкий был изгнан за границу СССР. Иногда ссылки предваряли изгнание – запрет проживать в СССР. В 1974 году изгнали и Александра Солженицына. В семидесятые изгнание сделалось стандартным методом борьбы против писателей, не отличающихся политической лояльностью, но достаточно известных (сажать их в тюрьмы было не весьма удачным решением, так как слишком ярко демонстрировало репрессивную политику государства). К примеру, Иосиф Бродский не попал в тюрьму за свои дальние от коммунизма политические взгляды, но пережил и ссылку, и изгнание (в 1972-м). Поэт так никогда и не вернулся на родину и умер в 1996 году в США.

Ссылка, уместно, от тюрьмы отличалась лишь тем, что рядом с сосланным не жили уголовники, и все же можно было посещать не только работу, камеру и тюремный дворик. В прочем же свобода человека так же ограничивалась. Бродский оказался в ссылке в 1964-65 гг. в деревне Норинская Архангельской области, окруженной густыми лесами и болотами. Он выполнял там различные физические работы – зерно лопатил, например, а то и навоз. За 5 лет ссылки юный поэт перепробовал много других занятий: был бочаром, возницей, кровельщиком, пастухом, разнорабочим, крестьянином (точнее, «сельскохозяйственным рабочим Бродским»). Дом его – «маленькая изба» с «квадратным, размером с иллюминатор, окном».

Изгнание было частным наказанием, удобным потому, что позволяло создать впечатление, будто диссидент сам решил уехать. Как Бродский потом рассказывал в книжке «Большая книга интервью», в мае 1972 года его вызвали в ОВИР (Отдел виз и регистрации МВД СССР) и там какой-то полковник предложил ему два варианта развития событий: или он в ближайшие дни покидает страну, или ему устроят вскоре «горячее время» – тюрьмы, допросы и издевательства, травлю и принудительное лечение в психбольницах. Уместно, некоторые писатели проходили через этот ад. Бродский, тоже уже дважды побывавший на «обследованиях» в психиатрических лечебницах (по сути это бывальщины запугивания), согласился на эмиграцию. Так что фактически эта эмиграция была принудительным изгнанием. Исследователь П. Полян в книге «Эмиграция: кто и когда в ХХ столетье покидал Россию» пишет, что значительную часть полумиллионной «третьей волны» эмиграции (1948 – 1986 гг.) из СССР составили принудительно посланные за границу. Кроме Бродского, эта участь постигла многих известный писателей: Василий Аксенов, Владимир Войнович, Сергей Довлатов, Наум Коржавин, В. Максимов, И. Померанцев, А. Синявский, и др. Большинство так и осталось навек жить в изгнании, даже после 1991-го. Но если писатели вернулись в Россию хотя бы через свои книги, то еще сотни тысяч — ученые, инженеры, юристы, художники, попросту инакомыслящие люди самых разных профессий – оказались отторгнуты родиной и работали на благо других стран. «Утечка мозгов» той эпохи – тяжелая утрата, последствия какой не преодолены до сих пор.


Высылка и изгнание: как в СССР могли наказать, кроме посадки в темницу