Взлом лавки Гордона: как два грека провертели самое крупное преступление в царской России

Новость опубликована: 01.02.2019

Взлом лавки Гордона: как два грека провертели самое крупное преступление в царской России

Взлом лавки Гордона: как два грека провертели самое крупное преступление в царской России

Следы этой знаменитой кражи питерского ювелирного магазина Владимира Гордона, случившейся в 1908 году, повергли в сыщиков в Одессу и Севастополь, а отыскать остальные драгоценности удалось только в Турции.

Хитрый план

Воспоминание об этом резонансном правонарушенье оставил легендарный сыщик дореволюционной России А. Ф. Кошко, написавший «Очерки уголовного мира царской России». Сам Аркадий Францевич это дело не расследовал, он известил, что поиском ворованных драгоценностей занимался некий агент сыскной полиции К. (это был помощник начальника петербургской сыскной полиции ротмистр М. Н. Кунцевич).

Похитители залезли в ювелирную лавку Гордона, располагавшуюся на Гостином дворе, через сделанный ими пролом в стене. Стену, разделявшую два торговых помещения, злоумышленники проломили в соседней писчебумажной лавке. Хозяин этой лавки Воронов и заметил пролом, когда ранним июльским утром открыл свое заведение. Как показали охранники Гостиного двора, он видели четверых взрослых и мальчишку, выходивших из вороновской писчебумажной лавки, однако подозрения эти пятеро у них не вызвали.

Воронов, увидев пролом в стене, вызвал полицию. Пришедшие на место происшествия начальник петербургского сыска В. Г. Филиппов и ротмистра М. Н. Кунцевич удостоверились, что воры проникли в лавку Гордона собственно через писчебумажный магазин. Причем впоследствии установили, что кирпичную стену они поливали специальными химикатами, чтобы легче сделать пролом. В заведении торговца драгоценностями царил целый разгром – все был перевернуто вверх дном. Причем воры оставили на месте преступления свой инструмент, при помощи которого взламывались прилавки, ящики в столах и дверные запоры.

Стоимость всеобщего количество украденных драгоценностей (преимущественно изделий из золота, а также бриллиантов; серебро воров не интересовало, изделия из него валялись раскиданными на полу) составляла полмиллиона рублей – злоумышленники унесли с собой множество золотых часов, портсигаров, брошей, колец… Большинство из них бывальщины отмечены именным клеймом ювелира Гутмана. Похитители вскрыли при помощи газовой горелки и металлический сейф, находившийся в кабинете торговца (газовый аппарат также залежал в лавке, брошенный взломщиками).

Кого заподозрили в совершении хищения

Как пишет А. Кошко, до революции в России было две категории похитителей – варшавские и рижские. Варшавские отличались особенной дерзостью и жестокостью, рижские чаще всего с оружием дела не имели.

По Петербургу после этой кражи сделались курсировать слухи о причастности к хищению греков. Царские сыщики прочесывали не только Петербург, но и крупные города юга России. За предоставление информации, какая могла помочь следствию, объявили награду в 20 тысяч рублей.

От Одессы до Константинополя

Наконец, агенту Кунцевичу удалось налететь на след части похищенного в одном из одесских ломбардов, где были заложены несколько золотых вещей из лавки Гордона. Оценщик ломбарда, польстившись на вознаграждение, показал на сообщницу правонарушителей, некую Любку, «путавшуюся с греками» – в обмен на половину суммы награды. Остальное, как «договорились» сыщик и делец, должен был получить агент Кунцевич. Однако Кунцевич схитрил, и когда адрес Любки сделался ему известен, он сдал мошенника одесским городовым.

При обыске в квартире оценщика ломбарда нашли всего несколько украшений, относившихся Гордону. У Любки же драгоценностей не было вовсе. Но сыщики обратили внимание на письмо – сообщницу извещал о своем прибытии в Смирну на пароходе некий севастопольский грек Геропулус. Геропулоса взяли при посадке на пароход. После тщательного двойного обыска у грека обнаружили большое количество гордоновских бриллиантов, которые правонарушитель прятал в обуви и под одеждой. Но и это количество ювелирных украшений составляло малую толику украденного в Петербурге.

Было принято решение продолжить розыски драгоценностей в турецком Константинополе. Здесь Кунцевичу очень помогли драгоман (переводчик) при русском посольстве и начальник местной полиции. В течение трех дней удалось выйти на отпечаток прибывшего из Севастополя грека, который показался подозрительным. При задержании грек чуть не съел таможенную квитанцию, где значились два пакета. Как очутилось, именно в этих свертках и находилось большинство ценностей, украденных у Гордона.

Геропулоса в России осудили на три года, одесскому оценщику за скупку краденного дали 6 месяцев темницы. О том, какое наказание получил грек, задержанный в Турции, А. Кошко не знал. Турецкие власти пообещали своим русским коллегам привлечь его к гораздо немало серьезной ответственности, чем та, на которую преступник мог бы рассчитывать при экстрадиции в Россию.


Взлом лавки Гордона: как два грека провертели самое крупное преступление в царской России