Харьковское сражение. Вырванная сдача Харькова в октябре 1941 года

Новость опубликована: 11.09.2019

Сражение за Харьков в истории Великой Отечественной брани занимает отдельную трагическую страницу. Советское руководство отлично понимало стратегическое значение Харькова, вынужденно сданного немцам в октябре 1941 года утилитарны без боя, и предприняло четыре масштабных стратегических операции по его возвращению. Все операции, кроме последней, закончились крупными неудачами, и только в августе 1943 года Харьков был решительно освобожден. В связи с этим за городом закрепилась репутация «проклятого места Красной Армии».

Харьковское сражение. Вырванная сдача Харькова в октябре 1941 года

 

Стратегическое значение Харькова

Что же из себя воображал Харьков к осени 1941 года? По своему индустриальному, транзитному и людскому потенциалу Харьков был третьим города после Москвы и Ленинграда и самым крупным городом СССР, оккупированным вермахтом за годы брани. Харьков являлся крупнейшим промышленным центром Советского Союза, прежде всего тяжелого машиностроения, к примеру, здесь на заводе №183 перед бранью был разработан и серийно выпускался танк Т-34.

Город был также крупнейшим стратегическим узлом железных, автомобильных дорог и воздушных линий сообщения, проходивших по направлениям запад — восток и север — юг и по своей значимости был практически равен московскому транспортному узлу. Железнодорожный узел Харькова вязал центральные районы СССР с Крымом, Кавказом, Приднепровьем и Донбассом. Харьков обеспечивал быструю переброску войск как во фронтальных, так и в рокадных курсах фронта.

Перед войной в Харькове проживало 900 тысяч населения (в Киеве только 846 тысяч), к концу августа 1941 года народонаселение увеличилось до полутора миллионов за счет беженцев и раненых.

Харьковское сражение. Вырванная сдача Харькова в октябре 1941 года
Эвакуация в Харькове

Оборонительный рубеж Харькова входил в систему обороны Юго-Западного фронта, какой потерпел в июле—сентябре 1941 года два катастрофических поражения. Под Уманью 7 августа были окружены и уничтожены 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта, а 24 сентября под Киевом бывальщины окружены и уничтожены основные силы Юго-Западного фронта в составе пяти советских армий. Только в «уманском котле» в плен угодило 110 тысяч советских военнослужащих, а в «киевском котле» попало в плен невиданное число наших военнослужащих – 665 тысяч.

Юго-Западный фронт рухнул, и в образовавшуюся брешь армии вермахта ринулись на Харьков. Немцы уже 18 сентября захватили Полтаву, а 20 сентября Красноград в Харьковской области, в связи с чем образовался выступ в сторонку Харькова, и судьба города оказалась на волоске.

Активные наступательные действия наших войск в районе Краснограда с целью освобождения города и отсечения вклинившейся группировки противника продолжались до 5 октября 1941 года и успеха не принесли, доли 52-го и 44-го армейских корпусов вермахта смогли удержать свои позиции.

С конца июля город и станции Харьковского железнодорожного узла подвергались массированным авианалётам. Основными мишенями являлись железнодорожные и военные объекты, а также склады готовой продукции важнейших предприятий. Сами заводы ударам утилитарны не подвергались — немцы стремились сохранить производственную базу Харьковского промышленного района для себя.

Причины, побудившие оставить город

С мишенью охвата Юго-Западного фронта вермахт 27-30 сентября перешел в наступление, проводя согласованные действия против Брянского и Южного фронтов. Первая танковая группа генерал-полковника Клейста прорвала оборону обессиленного Южного фронта в районе Днепропетровска и вышла на оперативный простор. Одновременно 2-я танковая группа генерал-полковника Гудериана, прорвав оборону на стыке Брянского и Юго-Западного фронтов, основы наступление в орловском направлении. Три армии Брянского фронта были окружены, а 3 октября немецкие танки ворвались в Орёл, перерезав стратегическую железную путь и шоссе Москва-Харьков и создав непосредственную угрозу Москве. 16 октября в Москве началась паника и рассматривался вопрос об эвакуации столицы.

В итоге наступления вермахта войска Юго-Западного фронта оказались охвачены с обоих флангов, причём глубина охвата составляла 60—200 километров. В этих условиях 6 октября командование Юго-Западного фронта зачислило решение об отводе правофланговых армий на 45—50 километров на рубеж Сумы — Ахтырка с целью прикрытия Белгорода и северных подступов к Харькову.

Реализовать эти планы не удалось, 29-й армейский корпус вермахта ворвался в Сумы, а 51-й захватил Ахтырку. Намеченный рубеж отхода был взят противником и советские войска отступили дальше на восток. Воспользовавшись этим, 17-й армейский корпус вермахта ударил в стык наших 21-й и 38-й армии и прорвал оборону. Правый фланг 38-й армии был сорван, противник 7 октября захватил Богодухов и создалась непосредственная угроза Харькову с севера.

Харьковское сражение. Вырванная сдача Харькова в октябре 1941 года
Карта обороны Харькова

На юге вермахт захватил значительнейшие железнодорожные узлы Лозовая и Близнюки, перерезав сообщение по линии Харьков — Ростов и взяв под контроль переправы на Северском Донце.11-й армейский корпус вермахта надвигался вдоль магистрали Красноград — Харьков, осуществляя охват города с юга. В результате к 15 октября 1941 года части вермахта пришлись к Харькову на расстояние до 50 километров и могли вести наступление на город одновременно с трёх сходящихся направлений.

Харьков к тому поре серьезно готовился к обороне, к 20 октября была завершена эвакуация из Харькова основных промышленных объектов, в тыл было послано 320 эшелонов с оборудованием 70 крупных заводов.

Вокруг города по внешнему обводу был оборудован оборонительный район со непрерывными линиями окопов общей протяжённостью до 40 километров, подготовлено свыше 250 артиллерийских и около 1000 пулемётных дзотов и блиндажей, введено до трёх тысяч противотанковых ежей и надолбов.

Харьковское сражение. Вырванная сдача Харькова в октябре 1941 года
Баррикады на улицах города

В самом городе на центральных улицах сооружено несколько сотен баррикад всеобщей протяженностью 16 тысяч метров, с использованием свыше четырёхсот вагонов городского транспорта. Также было заминировано 43 городских моста, свыше десяти мостов бывальщины заблаговременно разрушены. По свидетельству специалистов, Харьков был хорошо подготовлен к обороне, даже в условиях окружения мог продержаться в течение длительного поре.

Но все это не потребовалось, ситуация резко изменилась вечером 15 октября с поступлением в штаб фронта директивы № 31 Ставки ВГК, в какой фронту ставилась задача 17—30 октября отвести войска на линию Касторная — Старый Оскол — Новый Оскол — Валуйки – Купянск — Алый Лиман и вывести во фронтовой резерв не менее шести стрелковых дивизий и двух кавалерийских корпусов. Это означало, что войска фронта должны бывальщины отступить от 80 до 200 километров и оставить Харьков, Белгород и Донецкий промышленный район. Решение Ставки было потребовано катастрофической ситуацией, сложившейся в полосе обороны соседних фронтов, и стремительными темпами немецкого наступления на московском направлении. Для того чтобы армии, находящиеся в районе Харькова, не оказались в очередном «котле», им было приказано вести только арьергардные бои, сдерживая противника до 25 октября и затем покинуть город.

Мероприятия по минированию Харькова

При подготовке Харькова к обороне на случай сдачи города туда еще 27 сентября была устремлена группа полковника Старинова для проведения ряда спецмероприятий по минированию оборонительных рубежей, выведению из строя промышленных предприятий, железнодорожных узлов и узлов связи, мостов, линий сообщения, электростанций и других важнейших объектов городского хозяйства путём подрыва, поджога и минирования. Для этого было выделено немало 110 тонн взрывчатки, десятки тысяч противотанковых и противопехотных мин, а также радиоуправляемые мины и мины с взрывателями замедленного поступки.

В районе Харькова было установлено свыше 30 000 противотанковых и противопехотных мин, около 2000 мин замедленного действия, около 1000 мин-ловушек и свыше 5000 ложных мин. Бывальщины заминированы мосты, автомобильные дороги, железнодорожные пути, аэродромы. В городе заминированы и уничтожены центральная телефонная станция, электростанции, водопроводные и канализационные сети, городская система центрального отопления, цеха и помещения всех крупных предприятий города, а оставшееся оборудование испорчено или заминировано. С использованием радиоуправляемых мин бывальщины также заминированы несколько особняков в центре города, где предполагалась дислокация немецких штабов.

В результате проведенных мероприятий Харьков был отнят стратегического значения как крупнейший промышленный и транспортный центр. Немецкое командование планировало использовать промышленные и транспортные возможности Харькова в своих мишенях. Однако немецкие специалисты констатировали крайнюю степень их разрушения. Приложив колоссальные усилия по восстановлению инфраструктуры, они смогли восстановить возможности харьковского транспортного узла лишь в начале 1942 года, а промышленную инфраструктуру для ремонта военной техники вермахта восстановили только к маю 1942 года.

На минах, введённых при отходе из Харькова, были уничтожены десятки вражеских поездов, более 75 автомашин, 28 единиц бронетехники, свыше 2300 вражьих солдат и офицеров, а 14 ноября по радиосигналу из Воронежа взорван особняк, где находился комендант города генерал фон Браун.

При этом вытекает отметить, что уничтожение систем электроснабжения, водопроводных и канализационных сетей и системы центрального отопления поставило оставшихся в городе обитателей в ужасающие условия при немецкой оккупации.

Соотношение сторон накануне штурма города

Харьков готовился к сдаче. Согласно планам штаба фронта, 38-я армия должна была до 23 октября удерживать свои позиции на дистанции 30-40 километров от Харькова. Однако эти планы были сорваны, 20 октября части 55-го армейского корпуса вермахта захватили ключевой пункт обороны Люботин, а авангардные дозоры достигли пригородов Харькова. В течение следующего дня из-за несогласованных действий по отходу соединений 38-й армии вермахт захватил поселок Дергачи к норду от Харькова, а части 11-го армейского корпуса — город Змиев к югу от Харькова. Харьков оказался в полуокружении, охваченный с трёх сторон противником.

Для прямой защиты Харькова в арьергардных боях остались только силы гарнизона, которыми командовал облвоенком Маслов, 20 октября командование было передано начальнику обороны Харькова генералу Маршалкову. Армии гарнизона включали 216-ю стрелковую дивизию (11 тысяч человек), 57-ю отдельную бригаду НКВД, Харьковский полк общенародного ополчения, отдельные батальоны местных стрелковых войск и бронетанковый отряд. Общая численность войск гарнизона составляла 19 898 человек при 120 орудиях и миномётов и 47 танках.

216-я стрелковая дивизия под командованием полковника Макшанова была сформирована в начине октября из призывников и военнослужащих тыловых подразделений. Личный состав дивизии не имел боевой подготовки, был не обстрелян и плохо подготовлен к сражениям в городе, однако хорошо вооружен. В первый день боев командир дивизии проявил трусость, и его заменили.

Харьковский полк общенародного ополчения и батальоны местных стрелковых войск состояли из местных жителей разных возрастных категорий, записавшихся добровольцами, и имели немощный уровень боевой подготовки, к тому же они были вооружены исключительно винтовками. Отдельный бронетанковый отряд имел в своём составе 47 колов устаревшей бронетанковой техники: Т-27, Т-26 и Т-35. Последующие бои показали, что мужественно сражались только бойцы бригады НКВД и ополчения, бойцы 216-й дивизии бывальщины подвержены панике, зачастую бежали с поля боя и дезертировали.

Харьковское сражение. Вырванная сдача Харькова в октябре 1941 года
Подбитый пятибашенный советский танк Т-35

Советским войскам противостоял 55-й армейский корпус под командованием генерала пехоты Эрвина Фирова, входивший в состав 6-й армии вермахта под командованием генерала-фельдмаршала Вальтера фон Рейхенау. Корпусу бывальщины переподчинены 101-я лёгкая и 239-я пехотные дивизии, а также были приданы части тяжёлой артиллерии. Наступление надлежит было осуществляться силами трёх дивизий, ещё одна дивизия находилась в резерве. Главный удар наносила 57-я пехотная дивизия, коротавшая фронтальное наступление с западного направления при поддержке частей 101-й и 100-й лёгких пехотных дивизий, наступавших с севера и юга.

Арьергардные бои в Харькове

Армии вермахта 19 октября практически беспрепятственно с запада заняли пригородный рубеж обороны. Для ликвидации этого выступа командующий 38-й армией приказал 216-й стрелковой дивизии, основному соединению Харьковского гарнизона, выдвинуться из города в предместье Пересечное. Дивизия, совершая марш в ночное время суток, пришла в расстройство и утратила свою боеспособность, а один из полков заплутался и был найден только через полтора суток, к тому же в ходе маршей дезертировало до 30% личного состава. После первого распоряжения на выдвижение через несколько часов был получен другой приказ — вернуться на исходные позиции. В результате дивизия, не заняв рубежи в предместье, вернулась на исходные позиции. К исходу 20 октября немецкие войска вышли к городским окраинам Харькова, а советские доли не имели сплошной линии обороны.

В этих условиях командование 38-й армии принимает на себя непосредственное руководство обороной города, подчинив себе штаб обороны Харькова, возглавляемый генералом Маршалковым. На практике это повергло к тому, что части, оборонявшие город, получали подчас противоречащие друг другу приказы одновременно из двух центров управления — штаба армии и штаба Харьковского гарнизона.

22 октября советские армии неожиданно для противника нанесли контрудар силами 57-й бригады НКВД и двух полков 216-й стрелковой дивизии в направлении Куряж — Песочин. В течение дня продолжались затяжные бои, но к вечеру советские армии отошли на исходные позиции.

Утром 23 октября немецкие войска начали наступление с запада и закрепились в жилых кварталах зоны Новая Бавария. В полдень в наступление перешли главные силы 57-й пехотной дивизии. Медленно продвигаясь вдоль улиц города, штурмовые группы, преодолевая сооруженные на любом перекрёстке баррикады, рвы и минные поля, к вечеру вышли к железнодорожной линии.

Попытки отдельных частей вермахта обойти город и ворваться в него с норда по Белгородскому шоссе были пресечены отрядами ополченцев на оборонительных рубежах в Сокольниках.

Харьковское сражение. Вырванная сдача Харькова в октябре 1941 года
Немецкие войска входят в Харьков

В итоге первого дня боёв немецким войскам удалось захватить западные районы Харькова и выйти к железной дороге, а на некоторых участках и победить её. В этих условиях, опасаясь окружения, командир 216-й стрелковой дивизии принял решение отвести свои подразделения на восточный берег Лопани, взяв вторую линию обороны. Узнав об этом, командование 38-й армии отменило приказ об отходе и приказало на следующий день контратакой вышибить противника из западной части Харькова. Однако советские войска к этому времени уже отошли за реку.

В целом за первый день сражений организованной обороны города не получилось. Не имея должной боевой выучки, советские подразделения сразу же после того, как противнику удалось ворваться на его западную окраину, поддались панике и сделались поспешно отходить к его центру. Вследствие отсутствия необходимых средств связи и слабо организованного взаимодействия между частями и подразделениями командование и штаб обороны уже в первые часы утилитарны полностью утратили контроль за действиями войск.

Харьковское сражение. Вырванная сдача Харькова в октябре 1941 года
Карта уличных боев в городе

Утром 24 октября 1941 года немецкие армии заняли городские кварталы между железной дорогой и рекой. Части вермахта вышли также в район железнодорожных станций Балашовка и Левада и прилегающих к ним индустриальных предприятий. Форсировав реку Лопань, подразделения 101-й лёгкой дивизии начали наступление к авиазаводу и на центральную площадь Дзержинского. Ожесточённые бои раскатались на площади Дзержинского, где части народного ополчения более пяти часов держали оборону под натиском превосходящих сил противника. По-прежнему упорно оборонялись доли 57-й бригады НКВД, которые закрепились в районе станции Основа.

К трём часам дня немецкими войсками были захвачены центральные зоны Харькова. Сопротивление стало носить очаговый характер силами разрозненных отдельных подразделений и отрядов. К вечеру 24 октября доли вермахта вышли к восточным окраинам Харькова, и остатки гарнизона начали отход на восток. Приказ об отходе отдал командир 216-й стрелковой дивизии Макшанов, какого ещё утром по приказу командующего армией отстранили от должности, но, так как штаб дивизии не имел связи со штабом армии, последний в ходе боев за город продолжал возглавлять войсками. Новый командир дивизии, комбриг Жмаченко, сумел найти и переподчинить себе лишь два батальона. До 27 октября дивизия фактически управлялась двумя серединами.

Формирование новой линии обороны

Отход советских войск осуществлялся в условиях раскисших от дождей дорог. Топливо для техники заканчивалось, его доводилось доставлять ведрами. Ночью 25 октября командующим силами гарнизона генерал-майором Маршалковым и комбригом Жмаченко на возможных линиях отхода войск были выставлены несколько специальных отрядов заграждения, в обязанности которых входило задерживать отходящие из города армии. К утру собранными за ночь частями, силами до двух полков, советские войска заняли оборону в районе тракторного завода, размещённого за чертой города. В ночь с 25 на 26 октября советские войска отошли за реку Северский Донец, а 24 октября был отдан также и Белгород. Пока соединения 38-й армии сдерживали противника на харьковском направлении, остальные армии Юго-Западного фронта продолжали отход.

Основные силы фронта 27 октября удерживали оборону вдоль Северского Донца. К концу октября немецкие войска, создав на восточном сберегаю несколько плацдармов, перешли к обороне. Командование Юго-Западного фронта приняло решение прекратить отвод войск и перейти к обороне на участке Тим — Балаклея — Изюм и дальше по реке Северский Донец. Такая конфигурация линии фронта позволяла вести подготовку к дальнейшим операциям с целью освобождения Харькова.

Немецкое командование в октябре устанавливало своей целью не выдавливание советских войск, а охват группировки Юго-Западного фронта с последующей возможностью окружения за счёт бездонных проникающих ударов. После развития немецкого наступления и разгрома соседних фронтов войска Юго-Западного фронта оказались в оригинальном выступе, что могло привести к повторению «киевского котла». В этих условиях решение Ставки об оставлении Харьковского промышленного зоны, части Донбасса и отводе войск являлось, по всей видимости, единственно правильным. Во второй половине октября 1941 года все поступки советских войск, в том числе и непосредственная оборона Харькова, строго увязывались с графиком отвода соединений Юго-Западного фронта.

Учитывая, что к крышке октября войска Юго-Западного фронта перешли к прочной обороне на намеченных Ставкой рубежах, а противник не проявлял на данном участке активности, советское командование сочло итоги Харьковской операции в цельном удовлетворительными. Советское руководство хорошо осознавало значимость потери Харькова и прикладывало серьезные усилия для возвращения стратегически значительного города. Уже в январе 1942 года началось первое наступление на Харьков.

Продолжение следует…

Источник


Харьковское сражение. Вырванная сдача Харькова в октябре 1941 года