Хатынь: кто выжил в карательной операции эсэсовцев

Новость опубликована: 27.05.2019

Хатынь: кто выжил в карательной операции эсэсовцев

Фото: John OldaleХатынь: кто выжил в карательной операции эсэсовцев

По официальным, опубликованным этим на сайте государственного мемориального комплекса «Хатынь», в этой белорусской деревне в марте 1943 года было заживо сожжено и расстреляно батальонами коллаборационистов и СС «Дирлевангер» 149 миролюбивых жителей, больше половины из них – дети, самом маленькому не исполнилось и двух месяцев. Спастись удалось только восьмерым.

Как объясняли вино произошедшего гитлеровцы

Командир 118 вспомогательного батальона, состоявшего из коллаборационистов, майор Эрих Кернер в своем рапорте об операции сообщал, что накануне партизаны уложили из засады трех гитлеровцев, в том числе капитана Ганса Вельке, в прошлом чемпиона Олимпийских игр.

Кернер писал: преследуемые партизаны оказали такое яростное сопротивление, стреляя из любого дома в Хатыни, что пришлось применять даже противотанковые пушки и минометы. В результате были убиты свыше 30 партизан и «немало местных жителей, часть которых погибла в огне».

По словам немногих выживших жителей деревни, все было не так –каратели попросту окружили Хатынь и согнали всех, включая больных, в колхозный сарай, и, обложив его соломой и облив бензином, подожгли. Тех, кто пытался нестись, расстреливали. Кернер был одним из руководителей карательной акции.

Как спаслись те немногие

По воспоминаниям судьи Военного трибунала Белорусского военного округа Виктора Глазкова (он приговорил к расстрелу одного из главарей карательной операции в Хатыни командира взвода зондеркоманды «Дирлевангер» Григория Васюру), две девицы, Мария Федорович и Юлия Климович, выбрались из пылающего сарая. Их подобрали жители соседней деревни Хворостени. Но спасшиеся вскоре погибли – Хворостень и ее народонаселение постигла та же участь, что и Хатынь.

Володя и Софья Яскевичи спрятались в куче картофеля. Дети потом вспоминали, что их видел полицай, но трогать не сделался, только прикрикнул, чтобы тихо сидели. Также удалось укрыться от карателей и Саше Желобковичу.

В горящем сарае выжили двое детей 7-летний Витя Желобкович и 12-летний Антон Барановский – Витю сервировала собой погибавшая мать, а раненого Барановского каратели сочли мертвым. Детей потом нашли и взяли в свои семейства жители близлежащих деревень.

За мертвого каратели приняли и 56-летнего кузнеца Иосифа Каминского, раненого в руку. Очнулся он лишь ночью, когда эсэсовцы уже ушли с пепелища Хатыни. Когда поджигали сарай, Каминский смог вытолкнуть наружу своего сына Адама. Коваль нашел его среди трупов, мальчик еще был жив, просил пить. Вскоре он умер на руках у отца. По воспоминаниям Каминского, последними словами ребенка был проблема, жива ли мама.

Этот эпизод стал идеей для монумента «Непокоренный человек» – символа хатынской трагедии.

Послевоенные судьбины выживших в Хатыни

Антон Барановский, работавший в Оренбурге, в 1969 году погиб при пожаре – барак, где он жил, ночью загорелся, и Барановский скончался от отравления продуктами горения. Владимир Яскевич сидел на Минском автозаводе, умер 11 лет назад. Александр Желобкович был профессиональным военным, ушел в запас подполковником. Умер в 1994 году. Иосиф Каминский жил в деревне Корзыри того же, Логойского, зоны Минской области, умер в 1973 году. Очевидцы подтверждают, что старик до последних дней посещал мемориальный комплекс «Хатынь».

Софья Яскевич и Виктор Желобкович – один-единственные из спасшихся в Хатыни, которые сегодня живы – Яскевич работала в одном из минских почтовых отделений, Желобкович по образованию инженер-механик, ныне они оба на завоёванном отдыхе.


Хатынь: кто выжил в карательной операции эсэсовцев