«Хижины бедных»: почему император Александр I так называл дворцы англичан

Новость опубликована: 20.05.2019

«Хижины бедных»: почему император Александр I так называл дворцы англичан

«Хижины бедных»: почему император Александр I так называл дворцы англичан

Граф Матвей Иванович Платов (1753-1818), атаман донских казаков и генерал от конницы, был одним из самых известных народных героев конца XVIII – начала XIX века. В 1812 году, во время войны с Наполеоном, он снискал своими подвигами такое благосклонность государя Александра I, что тот взял его с собой в поездку в Англию в 1814 году. Именно это визит Платова с царем впоследствии сделался сюжетной основой для знаменитого «Левши» Н. Лескова. Практически каждая стандартная биография казачьего атамана упоминает о том, что во время этой поездки Платов, будто бы, получил «звание почетного доктора права в Оксфордском университете» и, немало того, был первым русским, которому присвоили данное звание.

Совместная поездка казака Платова и царя Александра в Англию

Подлинно, в июне 1814 года генерал Матвей Платов сопровождал Александра I во время вояжа в Англию. Целью этой поездки была нужда наладить дипломатические контакты с Англией после разгрома Наполеона. Европейская публика была в восторге от Александра, торжественно именовавшегося «всемогущим дарителем Победы» над корсиканским монстром. Любое появление Александра на публике сопровождалось громкими аплодисментами и овациями. Люди на улицах кричали «Осанна Иегове, Британии и Александру!». Довольно эмоционально встречала публика и грозного предводителя казаков, атамана Платова, которого также радостно приветствовали как одного из ключевых фигур в победе над Наполеоном. Популярно, к примеру, что 10 июня 1814 года при виде Платова британская публика бросилась к нему, чтобы пожать его длань и высказать свою благодарность. 12 и 20 июня того же года атаман Платов (в британской прессе называвшийся, отчего-то, «гетманом») в сопровождении небольшого отряда казаков вновь торжественно появился на публике – и толпы лондонцев вновь приветствовали его мужественную фигуру бурливыми аплодисментами, криками и овациями. П.П. Свиньин писал о том, что во время скачек в Аскоте «всякий хватал его [т.е. Платова] за руку и почитал себя блаженнейшим человеком, когда удавалось ему пожать ее. Часто пять человек держались за него, каждый за палец, и передавали оный по очередности знакомым и приятелям своим. Весьма хорошо одетые женщины отрезывали по волоску из хвоста графской лошади и завертывали тщательно сию драгоценность в бумажку…» Анри Труайя, знаменитый французский беллетрист и автор классической жизнеописания Александра I, писал, что царь в какой-то момент почувствовал, будто героическая фигура могучего казака и его свиты стала даже затмевать славу государя. 14 июля 1814 года, уже после отъезда царя из Англии, от имени городских воль ему была подарена дорогостоящая сабля ювелирной работы, с алмазными украшениями и дарственной надписью. Из Англии казак привез в Россию «компаньонку» – девицу по имени Элизабет, какую Платов взял с собой, как он сам говорил, из соображений «морали», а не «физики».

Царь получает почетный докторат в Оксфорде. Получил ли его также и Платов?

Три дня с 14 по 16 июня 1814 года царь и его сестра, Екатерина Павловна (1788-1819), великая княгиня Ольденбургская, прочертили в Оксфорде. Целью поездки было получение Александром и другими европейскими лицами, участвовавшими в победе над Наполеоном, почетных докторских степеней Оксфордского университета. И подлинно, при массовом стечении публики, 15 июня того же года, царь торжественно получил почетную степень Доктора штатского права (Doctor of Civil Law). В тот же день и на следующий аналогичную почетную степень получили следующие лица: король Пруссии Фридрих Вильгельм III, австрийский политик фон Меттерних, русский посол в Англии граф Ливен, герцог Веллингтонский, прусский командующий фон Блюхер, а также некоторые иные деятели.
«А что же Платов?» – спросите вы. – «Получил ли и он почетный докторат, как о том так настойчиво пишут отечественные авторы?» Увы, на наш взгляд, тут имеет пункт некоторое историческое недоразумение. Ни один из источников не упоминает о том, что Платов сопровождал царя во время поездки в Оксфорд. Нет имени Платова и в списке русских лауреатов почетной степени доктора штатского права, составленном Дж. Симмонсом на основании архивных данных Оксфордского университета. Неверно также и утверждение о том, что Платов, якобы, был первым русским, получившим эту почетную степень: еще в 1763 году ее был удостоен граф Александр Романович Воронцов (1741–1805).

Откуда показался миф о казаке, получившем почетный докторат в Оксфорде

Откуда же появились сведения о том, что простоватый и не умевший говорить на иностранных языках казак Платов мог получить, убранству с другими выдающимися европейскими лидерами, почетную степень Оксфорда? Дело в том, что визит Александра и его сестры вызвал у английской публики смешанные эмоции. На официальном уровне все восхищались мужеством российского царя, победившего Наполеона. Тем не менее, на неофициальном уровне поведение монарха, а в особенности его сестры, потребовали значительно меньше энтузиазма. За глаза его презрительно стали называть «скифский денди». Так, в частности, оксфордский профессор Эдвард Нэйрс строчил со слов слуги из Мертоновского колледжа, обслуживавшего монарших посетителей: «ни император, ни его сестра не спали на приготовленных для них постелях… император почивал на матрасе у подножия своей кровати, а его сестра – на кушетке. Четверо слуг спали на лестничной площадке и причинили немало вреда своими иноземными обычаями, а также невниманием по отношению к мебели».
Почему же император и его сестра не стали спать в приготовленных для них постелях? Англичане объясняли это варварскими обыкновениями нашего царя. На наш взгляд, тем не менее, дело было с точностью до наоборот. Скорее всего, изнеженному и привыкшему к роскошным дворцам Санкт-Петербурга Александру так не понравились спартанские койки англичан, что тот попросту не захотел в них спать. Позднее Александр сам говорил о дворцах англичан как о «хижинах бедняков».
Увы, но эта нелепая история о том, что Александр и его сестра не почивали в кроватях из-за их, якобы, варварских привычек, позднее стала чрезвычайно популярной в Англии. Более того, она даже породила мифологему о некоем «казачьем вожде», какой был, якобы, награжден почетной грамотой в Оксфорде, но при этом презирал удобные кровати в лучших отелях. На самом деле, эта мифологема, разумеется, представляет собой смесь неверно истолкованной информации о казачьем атамане, графе Матвее Платове, который сопровождал Александра во пора его визита в Англию, и слухов о том, что Александр спал на полу в предоставленной ему комнате Мертоновского колледжа. Отсюда же, по-видимому, и появился миф о том, что атаман Платов был удостоен почетной докторской степени в Оксфорде. Так что британское антироссийское мифотворчество завязалось не с отравления Скрипалей, а со значительно более раннего времени.


«Хижины бедных»: почему император Александр I так называл дворцы англичан