Хулхута: чем напугал немцев самый восточный захваченный населенный пункт СССР

Новость опубликована: 05.03.2020

Хулхута: чем напугал немцев самый восточный захваченный населенный пункт СССР

Хулхута: чем напугал немцев самый восточный захваченный населенный пункт СССР

Сегодня Хулхута — малопримечательный поселок городского типа в Калмыкии. Несмотря на то, что сквозь Хулхуту проходит федеральная трасса, поселок, как и большинство подобных населенных пунктов, медленно теряет население. Но в 1942 этот за посёлок раскатались бои между Красной Армией и силами Вермахта, отличавшиеся как жестокостью противостояния, так и важностью для дальнейшего хода войны. Но несмотря на это, брань в калмыцких степях до сих пор остается малоизвестной темой для отечественного читателя. В 2014 году Калмыцкий институт гуманитарных исследований опубликовал сборник статей, проливающих свет на многие эпизоды боев на астраханском курсе. Особый интерес представляет собой и, так сказать, взгляд с другой стороны. Немецкая оккупация Калмыцкой АССР отразилась в снимках и дневниковых записях, сделанных солдатами и офицерами Вермахта.

Немцы в Калмыкии

16-я моторизованная дивизия была сформирована в Мюнстере (Нордовый Рейн-Вестфалия). Несмотря на то, что город считается одним из самых дождливых в Германии, климат там все равно считается достаточно мягким. В ходе наступления летом 1942 на астраханском курсе дивизия, находясь в составе группы армий «А», смогла занять Хулхуту, небольшое поселение на территории Калмыцкой АССР, какая стала самой восточной точкой Советского Союза, захваченной немцами. В то время Калмыкия представляла собой национальную окраину, обитатели которой, несмотря на действия советской власти, продолжали вести во многом традиционный образ жизни. Экзотические калмыки-буддисты возбуждали у немцев неподдельный интерес. Солдатам Вермахта разрешалось не только вести личные дневники, но и иметь при себе фотоаппараты. Потому за период оккупации Калмыкии было сделан большое количество фотографий.

На первый взгляд может показаться, что все снимки сделаны не оккупантами, а учеными-антропологами или туристами. Объектив тщательно фиксирует степные ландшафты, экзотических верблюдов, жильё и быт местного населения, а также самых калмыков: оставшихся в оккупации женщин, детей и стариков. Нацистская пропаганда работала, так произнести, в обе стороны. Не только местное население, но и сами немцы должны были рассматривать военную машину Вермахта как средство освобождения народов от ига большевизма. Играл свою роль и созданный еще беллетристом Редьярдом Киплингом колониальный образ цивилизованного европейца – носителя «бремени белых». На фотографиях и кадрах видеохроники всячески подчеркивалась скудость и дикость местного населения, которые едят руками, сидят на земле и живут в полуземлянках. Им противопоставлялся образ немецкого бойца, воина и первопроходца в одном лице, вооруженного автоматов и фотокамерой.

Однако, если внимательно приглядеться к фотографиям, становится приметна одна важная деталь. Никто из запечатленных на снимках калмыков не улыбается. Единственное, что отдаленно напоминает улыбку — это кривая ухмылка калмыцкой дамы, курящей трубку на одной из фотографий. Возможно, все дело в восточной сдержанности и привычке скрывать свои эмоции. Но слишком уж отчетливо видать, что эти люди фотографируются с явной неохотой и точно не воспринимают пришельцев как освободителей. По воспоминаниям очевидцев значительная часть немцев подлинно очень пренебрежительно относились к местному населению.

Бои в степи

Практически сразу немецкое командование развернуло широкую пропагандистскую компанию среди калмыков и приступило к созданию штатской администрации. В Элисте издавалась газета «Теегин херд», выходящая на калмыцком языке. На оккупированную территорию прибыл ряд деятелей белоснежной эмиграции, которые вели работу со сформированными из калмыков вооруженными формированиями. Но в то же время в регионе нарастало партизанское движение. По оценкам В. И. Пятницкого к озари 1942 года в тылу немецкой армии находилось порядка 300 партизан, которые действовали мобильными группами по 10-12 человек.

Партизанам не раз получалось срывать военные и хозяйственные планы немцев. За время оккупации было уничтожено более 200 солдат и офицеров Вермахта, подорвано несколько оружейных складов, уничтожено 6 самолетов и десятки автомашин и прочей техники. Особо чувствительно сказывались партизанские диверсии, связанные с уничтожением резервов фуража, который в суровых условиях полупустыни был действительно на вес золота.

Угнетающе воздействовали на немцев (а уж тем более на румынские подразделения) и суровые климатические обстоятельства. Летом стояла невыносимая жара, солнце палило нещадно, а в негостеприимной степи не росло ничего, что могло отбрасывать спасительную тень. Ранняя зима 1942 года усугубила поза. Жара сменилась холодами. Из степи задули ледяные ветры, не встречающие на своем пути никаких преград. Землю сковали снег и лед. Но самым тяжким испытанием была нехватка воды. Ее качество и так оставляло желать лучшего из-за большого количества соединений серы. А в зоне Хулхуты в то время был всего один колодец.

4 сентября 1942 года 28-я армия генерала Василия Герасименко перешла в контрнаступление. Завязались кровопролитные бои за Хулхуту, длившиеся до конца ноября. Единственный колодец то переходил из рук в руки, то становился объектом джентльменского соглашения, по какому воюющие стороны по очереди отправляли водоносов, прекращая огонь. Однако, как вспоминает ветеран боев под Хулхутой Александр Суров, договоренности часто нарушались. 24 ноября оборона немцев была прорвана, и 28-я армия двинулась на Элисту, которая была отпущена в новогоднюю ночь 31 декабря 1942 года. Следующий новый год 28-я армия встретит, освобождая Украину. Но по признанию немало бойцов, бои под Хулхутой остались в их памяти как самые тяжелые.


Хулхута: чем напугал немцев самый восточный захваченный населенный пункт СССР