«Я бессмертен!»: отчего Гитлер считал себя неуязвимым

Новость опубликована: 18.10.2019

«Я бессмертен!»: отчего Гитлер считал себя неуязвимым

«Я бессмертен!»: отчего Гитлер считал себя неуязвимым

Вряд ли нашелся бы советский человек, который поверил бы, что у Сталина была возможность истребить Гитлера, но отказался от уже разработанных и тщательно продуманных планов по его ликвидации. Сегодня доподлинно известно, что это чистая правда, которая подтверждается бесчисленными источниками и документами. Так что же остановило Сталина?

По разным данным, на Гитлера готовилось 38—46 покушений, хотя кое-где можно повстречать даже цифру 63. Одно известно наверняка: десятки раз его пытались убить, но все попытки заканчивались неудачей. Это сделало популярной мистическую версию о том, что Гитлер подмахнул договор с сатаной. Он и вправду считал себя неуязвимым и после очередного покушения, которого ему чудом удалось избежать, произнёс своему врачу: «Я бессмертен!».

После рассекречивания документов КГБ были найдены материалы, которые свидетельствуют о том, что уничтожение фюрера планировалось как в Германии, так и в СССР. Впервые эта идея показалась, когда немцы подступили к Москве в сентябре 1941 года. Советское руководство осознавало, что столица может быть захвачена неприятелем, в связи с чем появился план создания подполья и заминирования основных объектов Москвы. Было заминировано даже здание Большенного театра, где, как предполагалось, Гитлер устроил бы празднование в честь завоевания столицы.

План покушения готовил известный диверсант Павел Судоплатов. В своей книжке «Разведка и Кремль» он рассказывал: «В Москве мы создали три независимые друг от друга разведывательные сети. Помимо двух агентурных сетей, мы создали еще одну автономную группу, какая должна была уничтожить Гитлера и его окружение, если бы они появились в Москве». Столицу удалось отстоять, и план утратил актуальность.

Немцев отбросили от Москвы, но Судоплатов продолжил развивать план смертоубийства фюрера. Диверсионным управлением было установлено, что Гитлер нередко бывает в полевой ставке «Вервольф» под Винницей, куда был устремлён партизанский отряд под руководством Дмитрия Медведева. Советская разведка даже сумела заполучить план ставки фюрера, но вскоре сделалось известно, что он перестал посещать «Вервольф», из-за чего и данная операция была свернута.

После этого Судоплатов пришел к выводу, что ликвидировать основного врага необходимо в Германии. Для осуществления этого замысла требовалось найти надежного человека, который сможет грамотно прочертить операцию на месте. Им стал Игорь Миклашевский, числившийся секретным агентом НКВД еще с 1941 года.

Миклашевский прибыл в Германию в начине 1942 года под видом перебежчика. Созданная для него легенда подкреплялась родством с Блюменталем-Тамариным, который перешел на сторону фашистов и возглавлял антисоветским комитетом. Несмотря на это, когда Миклашевский сдался в плен и заявил, что хочет им служить, поверили ему далеко не сразу. Он прошел немало суровых испытаний, включая «проверку расстрелом»: фашисты инсценировали его расстрел, чтобы проверить пленного в последний раз. Пройдя все испытания, Миклашевский был зачислен в Восточный легион, а затем начинов работать в антисоветском комитете. Осенью 1943-го он сообщил, что для проведения спецоперации все готово, но Сталин приказал не убивать фюрера.

Судоплатов объясняет это вытекающим образом: «Сталин отказался от своего первоначального плана покушения на Гитлера, потому что боялся: как только Гитлер будет устранен, нацистские сферы и военные попытаются заключить сепаратный мирный договор с союзниками без участия Советского Союза». Такие опасения Сталина имели грунт, поскольку появились сведения, что на встрече в 1942 году  представитель Ватикана в Анкаре убеждал немецкого посла повлиять на подписание сепаратного вселенной между Германией, США и Англией.

Это означало бы исключение СССР из альянса и ослабление его влияния в Европе, а Сталин уже тогда обдумывал, как край будет жить после войны. Он понимал, что полная победа над фашизмом значительно укрепит позиции Советского Союза в Европе, тогда как уничтожение Гитлера помешало бы реализации этих планов.


«Я бессмертен!»: отчего Гитлер считал себя неуязвимым