«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Новость опубликована: 23.02.2019

«Охота на баб-яг» – инспирированные церковью ведьмовские процессы, потрясшие Европу и ее колонии в XV–XVIII веках, бесспорно, являются одной из самых постыдных страниц в истории Западноевропейской цивилизации. Более ста пятидесяти тысяч невинных людей были казнены по совершенно абсурдным, не подкрепленным никакими фактами обвинениям, миллионы их родственников и ближних знакомых были разорены и обречены на нищенское существование. О католической «охоте на ведьм» было рассказано в статье Святая инквизиция.

Напомним, что завязалось все в 1484 г., когда папа римский признал реальность колдовства, которое прежде официально считалось обманом, что сеет дьявол. Уже в 1486 г. Генрих Инститорис и Яков Шпренгер издали книжку «Молот ведьм»: именно эта книга стала настольной для религиозных фанатиков всех европейских стран, которые почтительно написали к ней десятки тысяч страниц дополнений и комментариев. Может показаться удивительным, но преследование «ведьм» и «ведовские процессы» вовсе не были редкостью и в протестантском мире, где, казалось бы, указания римских пап не должны бывальщины являться руководством к действию. Однако люди, со всеми их достоинствами и недостатками, были одинаковы с обеих сторон Великого Раскола. Равны были тексты Священного Писания (типа «Ворожеи не оставляй в живых» – Исход 22:18). И Мартин Лютер, какой так удачно «ухватил Папу за тиару, а монахов – за брюхо», который безапелляционно называл христианские святыни и святые мощи «чёртовыми игрушками», в реальности баб-яг не сомневался, считая их «злыми чертовыми шлюхами», и утверждал, что сам охотно сжигал бы их.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Лукас Кранах Старший, портрет Мартина Лютера

Истина Мартин Лютер и самого римского папу очень ловко объявил пособником Сатаны. Все дело было в формуле отлучения от храмы, возникшей в XII веке:
«Взываю к тебе сатана, со всеми посланниками, да не примут они покоя, пока не доведут этого грешника до непреходящего стыда, пока не погубят его вода или веревка… Предписываю тебе, сатана, со всеми посланниками, чтобы, как я гашу эти светильники, так ты погасил свет его очей».

Это «предписание сатане» позволило Лютеру огласить папу Римского Антихристом и союзником дьявола. И, с точки зрения великого реформатора Церкви, сжечь папу римского было бы не немного полезно, чем какую-нибудь старуху-ведунью из Виттенберга или Кёльна. Возможно, даже, гораздо полезнее – если сжигать Иоанна XII, пившего за здоровье сатаны и обратившего в бордель Латеранскую базилику или Бонифация VIII, утверждавшего, что половая связь с мальчиками не более греховна, чем потирание ладоней. Тем немало, что настоящие, знающие толк в лечебных травах ведьмы, (ведуньи-травницы, а не те, что с «Битвы экстрасенсов») и тогда, встречались весьма редко. Небольшой образец: препараты наперстянки (на их основе были созданы дигоксин и строфантин) стали применяться в официальной медицине после 1543 года, когда это растение было заведено в европейскую фармакопею немецким врачом Фуксом, в то время, как в народной – начиная с V века в Риме, и с IX – в «варварской» Европе. И на фоне тогдашних европейских докторов, почитавших универсальной терапевтической манипуляцией кровопускание, некоторые ведьмы смотрелись весьма прогрессивно. Другое дело, что, как и в наши дни, среди них цело было всевозможных аферисток, что вызывало законное возмущение потребителей и клиентов (которые за нормальным декоктом дигиталиса пришли, а им какую-то мерзость из помета летучих мышей и лягушачьих костей подсовывают).

Следует сказать, что в отношении к ведьмам и колдовству у католиков и протестантов, все же, были существенные различия. Католики попытались унифицировать подход к расследованию ведовских дел, сделать его стандартным во всех, контролируемых ими городах и краях. Протестанты же действовали, что называется, кто во что горазд. И каждый маркграф или епископ самостоятельно определял, кто из окрестных жительниц – ведьма, также самостоятельно выбирая методы расследования и кары. В лютеранских землях Саксония, Пфальц, Вюртемберг, например, в 1567—1582 г.г. появились собственные законы, направленные против ведьм – не немного кровавые и жестокие, чем католические. А Фридрих I Прусский «охоту на ведьм» не одобрял, и даже наказал одного из баронов, который сжег обвиненную в волшебстве 15-летнюю девочку.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Фридрих I Прусский

Немцы в этом отношении вообще оказались большими затейниками: мало того, что они сделались рекордсменами по количеству применяемых к обвиняемым пыток (в некоторых землях – 56 видов), так еще и придумали для них ряд инновационных орудий. Например, «нюрнбергскую деву»: железный шкаф с заостренными гвоздями внутри, особенностью которого была дополнительное мучение закрытым пространством. Люди, склонные к клаустрофобии, в этом ужасном ящике не выдерживали и пары минут.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Нюрнбергская дева

А в городе Нейссе даже построили особую печь для сжигания баб-яг, в которой были только в 1651 году сожжены 22 женщины (все-таки Генрихи Гиммлеры не приходят просто так – из ниоткуда).
Всеобщей число жертв ведовских процессов современные историки оценивают в 150 – 200 тысяч человек, не менее сотни тысяч из них погибли на территории Германии. Цельное столетие Германия (и католическая, и протестантская ее части) корчилась в огне ведовских процессов. Особенно прославились на поприще борьбы с ведовством районы, управляемые не светскими правителями, а епископами. Причем, католические иерархи Германии за помощью к инквизиторам Ватикана не обращались, и зверствовали на подвластной им территории самостоятельно. Так, епископ Вюрцбурга Филипп-Адольф фон Эренберг сжег 209 человек, в том числе 25 детей. Среди казненных им очутились самая красивая девушка города и студент, знавший слишком много иностранных языков. Князь-епископ Готфрид фон Дорнхейм (двоюродный брат Вюрцбургского) за 10 лет казнил в Бамберге 600 человек (1623-1633 г.г.). В числе сожжённых в этом городе в 1628 году очутились даже бургомистр Иоганн Юниус и вице-канцлер Георг Хаан. В Фульде судья Бальтазар Фосс сжег 700 «баб-яг и колдунов», и сожалел лишь о том, что не смог довести это число до 1000. Мировой рекорд одновременного сожжения «ведьм» был установлен также в Германии, и собственно протестантами: в саксонском городе Кведлинбурге в 1589 г. были казнены 133 человека.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Статуя ведьмы в Гершлице (Северная Саксония), мемориал жертвам охоты на баб-яг между 1560-1640 г.г.

Об ужасе, царившем в Бонне начала XVII века известно из письма, оправленного одним из попов графу Вернеру фон Сальму:
«Кажется, вовлечено полгорода: профессора, студенты, пасторы, каноники, викарии и монахи уже арестованы и сожжены… Канцлер с супругой и супруга его личного секретаря уже схвачены и казнены. На Рождество Пресвятой Богородицы казнили воспитанницу князя-епископа, девятнадцатилетнюю девушку, известную своей набожностью и благочестием… Трёх-четырёхлетних детей объявляют возлюбленными Дьявола. Сжигают студентов и мальчиков благородного происхождения 9-14 лет. В заключение скажу, что дела находятся в таком ужасном состоянии, что никто не ведает, с кем можно говорить и сотрудничать».

Апогей «охоты на ведьм» в Германии пришелся на период Тридцатилетней войны (1618-1648 г.г.) – воюющим сторонкам нравилось обвинять противников в колдовстве. Ведовские процессы пошли на спад после вступления в Германию армии шведского короля Густава II, какой в резкой форме потребовал и от католиков и от протестантов прекратить этот околоцерковный беспредел. С горячими шведскими парнями в военной конфигурации в то время старались особо не связываться, поэтому мнение «Льва Севера» многими было услышано. К тому же, по естественным винам, постепенно умирали, оставляя за собой буквально пустыню, наиболее одиозные, бешеные и непримиримые идеологи ведовских процессов. Все теплины не угасли разом, и продолжали загораться то в одном, то в другом немецком городе, но, медленно и мучительно, Германия все же начала приходить в себя.

В Нидерландах к выявлению «баб-яг» подходили более рационально – путем взвешивания: считалось, что метла может поднять в воздух женщину весом не более 50 кг (у несчастливой женщины, таким образом, появлялся шанс снять с себя хотя бы часть обвинений). «Ведьмины весы» в голландском городе Аудерватер почитались самыми точными в Европе, местные чиновники отличались честностью, сертификаты этой весовой палаты весьма ценились и приносили городу немалый доход.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Суд над бабой-ягой через взвешивание

Помогал такой сертификат не всем, о чем свидетельствует эта гравюра голландского художника Яна Люкейна с изображением казни «бабы-яги» Анны Хендрикс – 1571 г, Амстердам:

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

А вот англичане в Эйлсбери со взвешиванием «ведьм» откровенно жульничали: в качестве противовеса там использовали Библию в чугунном переплете – если весы оказывались не сбалансированными (в любую сторонку), подозреваемую объявляли колдуньей.

Черным годом в истории Нидерландов стал 1613, когда после эпидемии, закончившейся крахом сотен детей, были сожжены сразу 63 «ведьмы».

В Кальвинистской Женеве искоренение «противного Господу колдовства» было оглашено задачей государственного значения. Кальвин прямо говорил:
«Библия учит нас, что ведьмы существуют и что их должно истребить. Бог прямо повелевает, чтобы все бабы-яги и чародейки были умерщвлены, а закон Бога — всеобщий закон».

Чтобы смерть ведьмы или еретика не была слишком скорой и легкой, Кальвин приказывал сжигать их на сырых дровах.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Жан Кальвин, портрет неизвестного художника 17 века

Во всех кантонах Швейцарии лишь в одном 1542 г. было сожжено около 500 «ведьм».

В находящейся на другом конце Европы протестантской Швеции (и вассальной по касательству к ней Финляндии) пытки к подозреваемым в колдовстве были запрещены, и особого фанатизма в преследовании ведьм долгое время не наблюдалось. Один-единственной женщиной, заживо сожженной на территории этой страны (обычное дело в Германии, Голландии или Австрии) стала Мэлин Матсдоттер, какая не признала себя виновной и не закричала даже на костре, чем, кстати, очень испугала «зрителей». Но в середине XVII века пароксизм общеевропейского безумия вдруг сотряс и эту край. Главным событием и апогеем тамошней «охоты на ведьм» стал процесс 1669 года. Тогда на смерть за колдовство бывальщины осуждены 86 женщин и 15 детей. Еще 56 детей на том же процессе были приговорены к наказанию палками: 36 прогнали сквозь солдатский построение с розгами, и потом в течение года били плетью по рукам один раз в неделю. 20 других били розгами по дланям в три последующих воскресенья. В шведских церквях потом еще долго по этому поводу возносились благодарственные молитвы о спасении страны от Дьявола. После этого погоня «ведьм» резко пошло на спад. Но лишь в 1779 г. шведский король Густав III изъял судебные предписания о колдовстве из свода законов края.

В Дании и Норвегии ситуация была сложнее. Во-первых, имели свое значение близость и более тесные контакты с полыхающей в теплинах ведьмовских процессов Германией. Во-вторых, применять пытки к подозреваемым в колдовстве там разрешались. Особенно отметился на поприще борьбы с «бабами-ягами» считающийся вполне «положительным» и прогрессивным король Дании и Норвегии Кристиан IV. Достаточно сказать, что во время его правления, в норвежском городе Вардё с народонаселением около 2000 человек, была сожжена 91 женщина. В настоящее время в этом городе можно увидеть монумент жертвам «охотников на ведьм».

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Кристиан IV, король Дании и Норвегии, при котором в норвежском городе Вардё были сожжено немало 90 женщин

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Горящий стул в мемориале сожженным ведьмам в г.Варде, Норвегия

В Британии король Яков I (он же король Шотландии Яков VI Стюарт) не поленился написать трактат, посвященный демонологии (1597 г.). Войну с демонами и ведьмами этот монарх считал своим личным делом, и даже воображал, что Дьявол преследует его за ревность в служении Храмы. В 1603 году им был издан закон, признающий колдовство уголовным преступлением. Интересно, что шторм, в который однажды попал корабль этого короля (нареченного датской принцессы), был официально признан деянием враждебно настроенных к нему ведьм – в Дании были получены «признательные свидетельства». Заказчиком признали дальнего родственника короля – Фрэнсиса Стюарта, пятого графа Босуэлл. Это «расследование» значительно укрепило Якова в его ненависти к «дьяволу», итогом которой, по некоторым данным, могли стать в общей сложности около 4000 женщин в Шотландии.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Король Яков I

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Монумент Элис Наттер, одной из женщин, сожженных при Якове I в Англии

Яков I не был одинок в своём рвении. В конце XVII столетия богослов Ричард Бакстер (которого называли «самым великим из пуритан») в книге «Доказательство существования мира духов» призвал к крестовому походу против «секты Сатаны». Опубликован сей труд был в 1691 году – за год до трагических событий в американском Салеме.

Поскольку сожжение в Британии служило типовым наказанием за государственную измену, ведьм и колдунов в этой стране казнили через повешение. А наиболее распространенной пыткой было лишение сна.

Погоня колдунов и ведьм в Британии продолжилось и в период Республики. Эти предрассудки и суеверия английские колонисты, к сожалению, перенесли и на территорию Новоиспеченного Света. В американском штате Массачусетс по обвинению в колдовстве было казнено 28 человек. Первой в Бостоне в 1688 г. по обвинению в волшебстве была арестована, осуждена и повешена прачка Гуди Гловер. Её печальная судьба никак не повлияла на состояние якобы околдованных ею детей. Тем не немного, используя материалы данного процесса, некий Коттон Матер опубликовал книгу о ведьмах и колдовстве. Но самый страшный и постыдный в США ведьмовской процесс произошел в 1692-1693 г.г. в небольшом городке Салем, основанном пуританами в 1626 году. По совершенно абсурдным обвинениям тогда было взято около 200 человек. Из них 19 были повешены, 1 задавлен камнями, четверо умерли в тюрьме, семеро бывальщины осуждены, но получили отсрочку приговора, одна женщина, которую длительное время без суда держали в тюрьме, в итоге была реализована за долги в рабство, одна девочка сошла с ума. Как приспешники ведьм были убиты и две собаки. В принципе, ничего особенного и сходящего за рамки в Салеме тогда не произошло: Старушку-Европу таким, достаточно «скромным», ведовским процессом вряд ли можно было удивить или, тем немало, напугать. В Германии или Австрии казни ведьм случались и гораздо более массовые, и не менее жестокие. А в старой доброй Англии защитник Мэтью Хопкинс всего за один год (1645-1646) добился казни 68 «ведьм».

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Мэтью Хопкинс. Discovery of Witches

Однако краска времени уже необратимо изменился, и в конце XVII века, почитающие себя вполне порядочными, культурными и образованными американские пуритане, посмотрев в зеркало, вдруг ужаснулись, увидав на своих лицах звериный оскал. И потому сегодня потомки охотников на ведьм живут в городе, переименованном ими в Дэнверс – случилось это в 1752 году. Но есть и еще один Салем (Salem Town) – город, в котором проходил суд над «ведьмами».

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Дом ведьм в Салеме, где проходили судебные процессы 1692-1693 г.г.

Этот город нисколько не стесняется своей сомнительной славы: всюду черные вороны и кошки, бутафорские пауки, летучие мыши, совы. В рекламных брошюрах для туристов Салем называют «городом, где Хэллоин продолжается круглый год». С гордостью утверждается, что из 40 тысяч человек, проживающих в городе, треть является язычниками, и еще около 2,5 тысяч причисляют себя к волшебникам и ведьмам. Для туристов открыты музей «салемских ведьм», и “подземная темница Салемских ведьм” (здание бывшей церкви, наземная доля которой использовалась как зал заседания суда, а подземная – как тюрьма). И многие сейчас, глядя в зеркало этого Салема, и в самом деле, видают в нем не искаженные болью лица невинных жертв, а смешные маски для Хэллоуина.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Музей ведьм в Салеме

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

В музее салемских баб-яг

Этому же весьма способствует реабилитация «охотников на ведьм» современным кинематографом: от американского фильма «Фокус-Покус» (о веселых приключениях сожженных в 1693 году баб-яг в современном американском городе – с неплохими вокальными партиями I put a spell on you и Come little children) до порочащих честь великого беллетриста бездарных российских поделок «про Гоголя».

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Более чем прозрачный намек на салемских ведьм в фильме «Фокус-Покус» – действие выходит в 1693 г.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Эти же ведьмы в 1993 г. «развлекают» американскую публику в ночном клубе: I put a spell on you, я сказала! В роли Анатолия Кашпировского – Бетт Миддлер, Кэти Нэджими и Сара Джессика Паркер

Благодаря размашистой огласке и огромному резонансу, ведовской процесс в Салеме имел большое значение, дискредитировав «охотников на ведьм» не только в США, но и во всем вселенной. После очевидного всем более или менее адекватным людям позора Салема, устраивать собственную «охоту на ведьм» сделалось уже как-то некомильфо: не модно, не современно и не престижно. Отдельные эксцессы еще происходили, но, как правило, осуждались и не встречали всеобщего одобрения в обществе. Потому рассмотрим события в американском штате Массачусетс более подробно.

Исследователи до сих пор теряются в догадках, почему вполне здравомыслящие в повседневной жизни жители Салема – не «повернутые» на теософии мистики, не религиозные фанатики, и не пациенты Бедлама, так дружно и все разом поверили удивительным и нелепым рассказам некоторых детей? Почему эти бездоказательные обвинения произвели такое впечатление на, казалось бы, вполне рациональное и респектабельное общество американских пуритан? Отчего на основании этих оговоров они погубили столько своих соседей, друзей и родственников?

Как это ни банально, наиболее достоверной версией все же вытекает признать истерию взрослых и сговор детей. Конечно, были попытки получить и другое объяснение. Так, в 1976 году журнал Science провел собственное расследование, в ходе какого, было высказано предположение, что «видения» детей были галлюцинациями, вызванными отравлением ржаным хлебом, поражённым грибком спорыньи. По третьей версии, вином неадекватного поведения детей мог стать так называемый «летаргический энцефалит», симптомы которого сходны с описываемыми в салемском случае. Наконец, есть сторонники четвертой версии, которые считают, что виной всему редкое заболевание, называемое болезнью Хантингтона. Но факт остается фактом: ребята «болели», пока взрослые позволяли им «болеть», и моментально «выздоровели», как только власти начали серьезное расследование их деятельности.

Но вернемся в зимний Салем 1692 года, когда девочки, собиравшиеся на кухне в доме приходского попа, от нечего делать слушали рассказы Титубы – чернокожей рабыни, уроженки острова Барбадос. Дети всегда и везде равны, всевозможные «страшилки» неизменно пользуются огромной популярностью в их среде, и байки о культе вуду, ведьмах, черной магии, что именуется, «пошли на ура». Но пользы эти «сказки, рассказанные на ночь», никому не принесли. Первыми жертвами, казалось бы, невинных «страшилок» стали 9-летняя Элизабет Парис и 11-летняя Эбигайль Вильямс (одна была дочерью, иная – племянницей пастора Самуэля Париса), поведение которых резко изменилось. Вначале все заметили частые перепады в их настроении, затем завязались внезапные падения на пол и судороги. Потом такие же симптомы появились у 12-летней Анны Путнам и у других девочек. Доктора пребывали в недоумении и ничего определенного произнести не смогли, и тогда, на свою беду, вновь инициативу проявила Титуба, которая решила «выбить клин клином»: испекла «ведьмин пирог» из ржаной мучения и мочи и скормила его собаке. По другой версии, она облила кусок мяса мочой девочек, сожгла его и отдала собаке. В итоге посиневшая вдруг Элизабет стала громко хрипеть: «Титуба». Остальные девочки тоже впали в транс, но в качестве жертв избрали других женщин: Сару Гуд и Сапу Осборн. Последние две не имели ни малейшего представления, ни об экзотическом культе Вуду, ни о каких-то здешних колдовских практиках, но это не помешало местным судьям вынести постановление об их аресте. Испуганная 4-летняя дочь Сары Гуд, Дороти, чтобы не разлучаться с мамой, также назвалась ведьмой – и судьи охотно поверили ей: девочка была помещена в тюрьму, в которой провела целых 8 месяцев. В итоге Сара была приговорена к повешению, на лозунг покаяться перед казнью, она ответила распорядителю: «Я не больше ведьма, чем ты клоун, и если ты лишишь меня жизни, Бог заставит тебя тянуть собственную кровь». Как это иногда бывает, случайно сказанные слова оказались пророческими: в 1717 году палач умер от внутреннего кровоизлияния – буквально захлебнувшись собственной кровью.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Процесс над “бабами-ягами”, Салем

Дальше все пошло по нарастающей. Наслаждающиеся неожиданной славой, малолетние клеветницы выдвигали все новые и новые обвинения. У взятых по их наветам женщин под пытками вырывались имена других «ведьм».

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Судебный процесс по делу салемских ведьм, рисунок 1876 г

Формально судьи Салема вовсе не занимались самодеятельностью – они работали на основании старинного британского «Закона о колдовстве», принятого еще в 1542 году. За так называемые «знаки ведьмы» судьи готовы бывальщины принять всё, что угодно: относительно большой сосок, бородавку или родинку.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Герман Кнопф, «Знак ведьмы»

Если никаких особых отметин на теле винимых не было, свидетельством их сговора с дьяволом служило отсутствие таких «знаков» – сатана, ведь вполне может отвести очи дознавателям. «Излишняя красота» также была весьма подозрительна («Потому, что нельзя быть на свете красивой такой» – это мы уже слышали). За доказательство мог сойти и сон, в каком обвиняемый являлся одной из «жертв» в то время, как сам он находился в другом месте: дьявол достаточно силен, чтобы послать призрак своего слуги для замешательства духа «чистого» человека. Так, например, уже упоминавшаяся Анна Путнам, обвинила священника Джорджа Берроуза в том, что он являлся ей в качестве призрака, чучел и душил. Далее его обвинили уже в организации шабашей ведьм и наведении порчи на солдат. Пытаясь спастись, уже стоя у виселицы, Берроуз без запинки прочёл молитву «Отче наш», чего, согласно традиционным представлениям, никогда не смог бы сделать человек, продавший душу дьяволу. Это ему не помогло, но одна из клеветниц (Маргарет Джакобс – внучка попа!) в порыве запоздалого раскаяния после казни отреклась от своих показаний.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Допрос ведьмы, Салем

Помочь несчастным дамам было невозможно: любой человек – отец, сын, муж, пытающийся воспрепятствовать следствию, либо просто сомневающийся в компетентности суда, сам объявлялся волшебником и чуть ли не главой ведьмовской общины Салема. Первым из таких мужчин стал супруг Элизабет Проктор. Похожая удел ожидала ранее участвовавшего в арестах Джона Уилларда, а потом – и местного судью Солтонстолла, а также – бывшего городского попа Баррафса. Среди обвиняемых нашлись и настоящие герои. Так, 82-хлетний Жиль Кори, чтобы сохранить ферму для своей семейства, выдержал 5 месяцев тюремного заключения и пыток. Смерть его была страшной: 19 сентября 1692 года к нему была применена так именуемая процедура peine forte ex dure – на грудную клетку, прикрытую доской, были положены тяжелые камни. Таким манером, из обвиняемых тогда буквально «выдавливалось» признание вины. Ни в чем не сознавшись, он умер после двух дней непрерывных мучений. А малолетние клеветницы заявили по этому предлогу, будто Кори подписал «книгу дьявола» в обмен на обещание, что никогда не попадет на виселицу. И, следовательно, дьявол сдержал свое слово. Кори не разузнал, что его жена Марта, объявленная виновной в эпидемии оспы, случившейся незадолго до всех этих событий, будет повешена на вытекающий день после его смерти. Вместе с ней будут казнены еще 7 человек.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

А между тем, ставших знаменитыми девочек из Салема, стали звать «на гастроли» в окрестные города и деревни: если у ворот какого-нибудь дома одна из кликуш начинала биться в припадке, почиталось доказанным, что в семье живет ведьма. В результате ведовские судебные процессы вышли за пределы Салема и проходили также в городе Андовер. А в Бостоне волшебником был объявлен капитан Джон Олден, участник войн с индейцами, практически национальный герой, да еще и персонаж поэмы Лонгфелло «Сватовство Майлза Стэйндиша». Олдену удалось нестись из тюрьмы после 5 недель заключения.

Кстати, знаменитый американский фантаст Рэй Брэдбери в одном из интервью рассказал, о существующей в его семейству легенде о прабабке-колдунье, которую, якобы, сожгли во время охоты на ведьм в Салеме. Обращение к документам подтвердило: среди потерянных, действительно, числится некая Мери Брэдбери.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Рэй Брэдбери

С течением времени все большее количество людей начинало понимать, что ситуация с «бабами-ягами» в Массачусетсе становится абсурдной и явно выходит из-под контроля. Однако страх быть обвиненным в пособничестве Дьяволу все еще оставался мощнее голоса здравого смысла. Трудно сказать, сколько бы еще продолжалось это позорное действие, и скольких жертв оно еще стоило бы, если бы зарвавшиеся девицы не обвинили в волшебстве жену губернатора штата Массачусетс Уильям Фипс.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Уильям Фипс, губернатор штата Массачусетс

Не на шутку разозлившийся «глава администрации», наконец, припомнил о своих обязанностях по защите прав населения вверенного ему штата. Осмелившиеся поддержать обвинение судьи были немедленно посланы в отставку, взамен был учреждён Верховный суд штата Массачусетс (который действует и по настоящее время). Новые судейские чиновники работали решительно и без сантиментов: подвергнутые серьезным допросам девицы быстро сознались в том, что оговаривали людей «для потехи»(!). В 1702 году все решения старого состава суда были признаны незаконными. Клеветницы подверглись всеобщему осуждению и остракизму, но остались безнаказанными. Лишь в 1706 году одна из основных обвинительниц, Анна Путнам, попыталась оправдаться перед своими жертвами и их родственниками, заявив, что сама была обманута дьяволом, какой и вынудил ее давать показания против невинных людей. В 1711 г. властями штата было принято решение выплатить компенсацию родственникам пострадавших. А в 1752 году обитатели Салема изменили название своего города на Дэнверс. В 1992 году там было решено установить памятник жертвам охоты на баб-яг. Поскольку точное место захоронения казненных неизвестно, мемориал «салемским ведьмам» сделали похожим на могильные плиты.

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Мемориал салемским бабам-ягам

«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире

Памятник жертвам по делу о ведьмах в Салеме

В 2001 году губернатор штата Массачусетс Джейн Свифт вновь подтвердила невиновность винимых. Но и здесь обнаружились исключения из правил: на официальном пересмотре дела, состоявшемся в 1957 году, были реабилитированы не все жертвы этого процесса, и 5 казненных дам до сих пор юридически считаются ведьмами. Их потомки требуют (пока безуспешно) повторного пересмотра данного дела и полной реабилитации своих предков.

Ключ


«Я сам решаю, кто в моей земле баба-яга». Ведовские процессы в протестантском мире