«Я в таком тоне не присяду»: боялся ли Ельцин чеченских боевиков во время переговоров в Кремле

Новость опубликована: 17.08.2019

«Я в таком тоне не присяду»: боялся ли Ельцин чеченских боевиков во время переговоров в Кремле

«Я в таком тоне не присяду»: боялся ли Ельцин чеченских боевиков во время переговоров в Кремле

В ночь на 22 апреля 1996 года самонаводящейся ракетой был уложен президент самопровозглашенной Ичкерии Джохар Дудаев. Но кресло главы мятежной республики не осталось бесхозным. В него сел вице-президент, стихотворец по призванию и сепаратист по роду занятий Зелимхан Яндарбиев. После ликвидации Дудаева руководство боевиков пребывало словно в тяжком нокдауне. Еще недавно принципиально не соглашаясь на любые контакты с Кремлем, теперь их представители были не против остановить кровопролитный конфликт. Передышка требовалась и Москве, где в самом пылу находилась борьба за президентскую должность. Действовавший глава государства Борис Ельцин задумал использовать демонстративное примирение с чеченцами в качестве мощного хода своей предвыборной кампании. Сквозь посредников в ОБСЕ российская сторона дала понять, что готова к переговорам. 27 мая делегация Ичкерии во главе с Яндарбиевым пришла в Кремль.

Яндарбиев в папахе

Для заседания выбрали наименее престижный зал. Чеченцы явились в камуфляжной форме, при этом их руководитель не сделался снимать с головы каракулевую папаху. Серьезный протокольный промах позволил себе и Ельцин. Не удостоив Яндарбиева хотя бы намеком на любезность и даже не пожав ему длань, чего требуют правила независимо от личных отношений между собеседниками, президент России сразу уселся во главе стола. Врио президента Ичкерии подобный жест крайне не понравился. Начались препирательства: Яндарбиев, даром что человек южный и горячий, сопровождал свои доводы деятельной жестикуляцией. За спиной Ельцина заметно нервничал шеф его службы безопасности Александр Коржаков. Пытаясь предвосхитить развитие событий, он переминался с ноги на ногу, готовый в любую секунду кинуться на врага.

«Проходила встреча в закрытом режиме, без журналистов, — уточняется в книге Олега Морозова «Как Зюганов не стал президентом». — В чеченской делегации — пять человек. В цельном разговаривал Ельцин с «посланцами гор» довольно жестко, причем выдержал эту жесткость до конца встречи, заслужив от своего визави вроде бы лестную в устах чеченца характеристику: «волкодав». Отчитал чеченцев за немало чем двухчасовое опоздание: когда президент приглашает, опаздывать не может никто».

«Нормальный тон»

Еще не начавшись, переговоры оказались под угрозой срыва. Яндарбиев потребовал подобный рассадки за столом, чтобы она соответствовала его представлению о собственном статусе главы независимого государства: руководители делегаций, как равные, сидят по бокам стола товарищ напротив друга.

— Садитесь. Садитесь! – доступный широкой публике благодаря кадрам кинохроники диалог стартовал с предложения хозяина территории.

— Борис Николаевич, я с таким тоном не присяду, — Яндарбиев либо заметно нервничал, или же попросту не в совершенстве владел русским языком, что странно для профессионального филолога.

— Садитесь, нормальный тон, — без утомились повторял Ельцин, подчеркнуто смотря в стол. Оба старались не встретиться взглядами.

— Давайте мы поговорим один на один.

— Нет, один на одинешенек мы не поговорим.

— Тогда я вообще не буду, — сказал Яндарбиев и развернулся, чтобы направиться к выходу.

— Садитесь, — полетело ему вслед.

— Я не присяду! – настаивал лидер боевиков.

«Чеченцы злые были, как черти, — рассказывал Коржаков годы спустя в одном из интервью. – Стукнул бы я Яндарбиева? Без всякого сомнения. Извините, но если моему президенту кто-нибудь угрожает, пусть и другой президент, — какая разница! — я должен зачислить меры. Боялся ли я яндарбиевской свиты? Еще чего! Не хватало, чтобы на нашей территории гости вели себя по-хозяйски. Их лидер вначале такой был горячий (или показывал горячность), а потом, когда злющий Ельцин поднялся и ушел: «Ну, вы тут разговаривайте…», успокоился.

Ельцин на БТР

В итоге компромисс все же был отыскан. После взаимных препирательств Ельцин и Яндарбиев заняли места друг напротив друга.

Обе стороны остались недовольны итогами переговоров и зачислили решение продолжить встречу на следующий день. Как подчеркивал Коржаков, гостей разместили в одном из зданий ФСО под надежной охраной: «На пора визита им предоставили загородный особняк: с банями и отличной кухней — по полной программе!»

В этот момент силовики предложили Ельцину свершить стремительный визит в Чечню.

«Наутро из выпусков новостей чеченцы с изумлением узнают: президент России улетел в Чечню, — смаковал феерический эпизод российской истории журналист Леонид Парфенов в своей программе «Намедни». — С византийским коварством, покинув своих гостей в Москве в положении фактических заложников, Ельцин перед выборами демонстрирует, что самая острая проблема внутренней политики разрешена. Он говорит солдатам: «Война окончилась, вы победили», вручает награды, на броне БТР подписывает приказ о досрочной демобилизации отслуживших в горячих точках и тут же возвращается назад. Для подтверждения контроля над всей территорией России довольно и блиц-визита».

Пиар-ход произвел впечатление во всем мире. Война была объявлена завершенной. Коржаков отмечал, что риск при перемещениях был минимальный. Делегация летела на военных вертолетах на низкой высоте группой около 15 машин. Из окружения Ельцина в план операции силовики посвятили лишь несколько наиболее доверенных человек. Очевидно не входивший в их число первоначальный помощник президента Виктор Илюшин, как рассказывали, рвал и метал, когда узнал о местонахождении своего шефа из СМИ.

Как известно, вояж Ельцина в Чечню привел лишь к преходящему прекращению огня. После выборов боевые действия разгорелись с новой силой. Первая война завершилась с заключением так именуемых Хасавюртских соглашений. 31 августа новый секретарь Совбеза России и недавний соперник Ельцина в президентской гонке генерал Александр Лебедь подмахнул бумаги вместе с Асланом Масхадовым. В 1997 году этого лидера сепаратистов принимали в Кремле. С ним Ельцин поздоровался за длань.


«Я в таком тоне не присяду»: боялся ли Ельцин чеченских боевиков во время переговоров в Кремле