Яков Юровский: кто на самом деле уложил Николая II

Новость опубликована: 26.06.2018

Яков Юровский: кто на самом деле убил Николая II

Яков Юровский: кто на самом деле уложил Николая II

То что Николая II убил именно Юровский (или кто-то другой из многочисленной и разношерстной расстрельной команды 1918 г.), сейчас уже не подтвердит никто и ничто. Нет неопровержимых доказательств конкретного участия каждого из тех, кто стрелял в ту июльскую ночь в 11 человек в подвале екатеринбургского Ипатьевского дома.

Кто был тогда Юровский?

Яков Юровский в июле 1918 года заключался комендантом екатеринбургского Дома особого назначения (дома купца Ипатьева). Он не только руководил процессом массового убийства, но и сам бил, по воспоминаниям непосредственных участников расстрела царской семьи (их показания были опубликованы в 1960-х гг.).

Подготовка к убийству

До сих пор неясно, был ли ровный приказ из центра на убийство царской семьи или имела место инициатива на местах. Очевидно только, что расстрел в ЦК партии большевиков после никто, включая Ленина и Свердлова, якобы автора телеграммы о необходимости устранения Николая II и иже с ним, не осудил. По словам члена расстрельной команды Михаила Медведева (Кудрина), Юровский избавил «кухонного мальчика», поваренка Леню Седнева, который играл с наследником Алексеем Романовым. Комендант якобы изъял его из списка подлежащих ликвидации. Впрочем, эту «филантропическую» акцию приписывают и другим участникам кровавой вакханалии, в этой истории вообще слишком много «якобы».

Но очевидно, что Леня был один-единственным выжившим из находившихся в заточении в Ипатьевском доме (во время принятия решения о расстреле). Михаил Медведев признавался, что поначалу перепутал Седнева с цесаревичем и деятельно возражал против того, чтобы 13-летнего мальчика нецелесообразно убивать. До тех лет, когда убийцы царской семьи обнародовали свои мемуары (1960-е гг.), Седнев не дожил. Обстоятельства и причины его смерти сегодня тоже покрыты завесой тайны.

В расстреле участвовали как представители Уральского ЧК, так и красноармейцы-латыши. Не все, уместно, согласились убивать. Судя по воспоминаниям того же Медведева, трое отказались, и наганы (револьверы) у них забрали. У тех латышей, которые бывальщины не против, помимо винтовок с примкнутыми штыками имелось и иное огнестрельное оружие. Арсенал убийц царской семьи и ускоренных к ней был довольно богат: каждый имел по две, а то и по три единицы оружия (сданные отказниками-латышами револьверы тоже пошли в дело). Михаил Медведев упоминает свои бельгийские браунинг и семизарядный наган, а также американский кольт. У Юровского в том числе был немецкий десятизарядный «маузер».

Так кто же уложил царя?

По рассказам Михаила Медведева, в расстрельной группе было семеро латышей и пятеро чекистов – он, Юровский, начальник внешней охраны Ипатьевского дома Павел Медведев, Петр Ермаков и Григорий Никулин.
Когда царская семейство и их приближенные глубокой ночью собрались и спустились по приказу в полуподвал Ипатьевского дома, Юровский произносит слова, которые сделались последними в жизни большинства из приговоренных (как известно, сразу умерли не все убиенные в ту ночь) – о необходимости их уничтожения.

Михаил Медведев ратифицирует, что он первым выстрелил в царя. В Николая II стрелял и Юровский. Все перемешалось, пули рикошетили от стен и задевали самих стрелков, многие из 11 жертв бывальщины тяжело ранены и их добивали, стреляя и закалывая штыками. Споры о том, кто конкретно убил Николая II, между исполнителями кровавого вердикта велись кулуарно и никогда не поддерживались на государственном уровне. Никому из убийц царской семьи, в том числе и Юровскому, это в заслуги не устанавливали.

Читайте также:  Как монголо-татары повлияли на Русь?

Сам Юровский умер в 1938 году от прободения язвы двенадцатиперстной кишки в году 60 лет. Кто знает, если бы не болезнь, смог ли он пережить сталинские репрессии и не постигла бы его участь организаторов расстрела царской семейства – почти всем им советская власть пустила пулю в затылок. А вот большинство чекистов, непосредственно убивавших Романовых и их приближенных, не тронули, они дожили до пенсии. И никогда не жалели о том, что сделали.