Японцы о монгольском вторжении

Новость опубликована: 19.06.2019

Осенняя ураган –
Каково-то придется сейчас
Тем пяти домишкам?..
Бусон

Современники о монголах. А было так, что в 1268, 1271 и 1274 гг. хан Хубилай (Кублай-хан), император Китая, раз за разом посылал в Японию своих посланцев с незавуалированным заявкой: выплачивать ему дань! Отношение у японцев к Китаю было в то время подобно отношению младшего брата к старшему. И неудивительно, ведь все лучшее в Японии пришагало туда именно из Китая – чай и письменность, военное искусство, законы и религия. Существовало мнение, что Китай – это великая страна, достойная всяческого почтения и восхищения. Сегодня неизвестно, какими словами и на каком языке посланцы Хубилая объяснялись с японцами, но несомненно, что иметь дело им пришлось не лишь с придворными императора, но и с самураями из бакуфу – этого нового и амбициозного военного правительства Японии. Но амбиции амбициями, но у бакуфу не было ни малейшего эксперимента в международной дипломатии, да и откуда бы он у него взялся? Кроме того, о событиях в Китае самураи из бакуфу знали лишь со слов буддистских монахов, нёсшихся с материка от монголов. Камакурский сёгунат благосклонно относился к ним весьма благосклонно, некоторые из этих беглецов даже сделали в Японии весьма даже приличную карьеру, но… был ли этот источник информации о монголах в достаточной степени объективным, или же он представлял собой рассказы о «варварах верхом на мохнатых лошадках»? И что могли рассказать монахи-буддисты о военной силе монголов? Что ж, известно, что основатель японской школы нитирэн находил, что монгольское вторжение в Китай – это признак мирового упадка. То есть скорее всего и бакуфу считало именно так и потому недооценивало мочи монголов.

Японцы о монгольском вторжении
Осень 1274 г. Такэнага Суэаки сражается с монголами в ходе их первого вторжения. Его конь ранен стрелами и пугается взрывов. Такая тактика была столь необычной для самураев, что их захватили врасплох, но затем они все-таки научились как противостоять своему противнику. («Мёко сюрай экотоба», музей Кунайтё, Япония)

Начин первого вторжения

Аристократам при дворе императора в Киото было привычно подчиняться могущественному Китаю, по крайней мере они бывальщины готовы к этому морально. Поэтому они хотели согласиться на требования монголов и заплатить им дань, однако молодой регент Ходзё Токи-мунэ разрешил, что следует отказаться. Он обратился к самураям с призывом забыть и защитить страну от вторжения. Начали с того, что на севере острова Кюсю поставили дозорные посты. Ну, а Хубилай решил, что просто так он этого своеволия не оставит и приказал корейцам построить 900 кораблей, поскольку посуху ворваться в Японию было невозможно. Приказано – сделано. Корабли были построены, и в октябре 1274 года монголы отправились воевать за море.

Японцы о монгольском вторжении
Самураи Такэнага Суэаки устремляются на неприятеля. («Мёко сюрай экотоба», музей Кунайтё, Япония)

О том, что в это время в Японии начинается сезон тайфунов, они даже и не думали. Сначала они высадились на острове Цусима, лежавшем как раз на полпути между Кореей и Кюсю, а затем и на лежавшем неподалеку от побережья Японии острове Ики. В сражениях с захватчиками погибли два военачальника, Сё Сусэкуни и Тайрано Кагэтака, бывшие приближенными местного губернатора и отряды местных самураев.

Японцы о монгольском вторжении
Руины береговых укреплений в бухте Хаката на Кюсю. В древности их протяженность превышала 20 км. В одних местах укрепления возводили только из камня, в других пространство между двумя каменными стенами заполняли песком.

Затем монголы достигли бухты Хаката на севере Кюсю и высадились там на берег. Там их встретили совершенно воины непривычного им вида. Причем битва началась с того, что из их линий шеренги выехал молодой всадник, что-то громко им прокричал, непонятно зачем пустил громко засвистевшую стрелу (кабура или кабурая – «свистящая стрела» основы битвы) и в одиночку бросился на монголов. Естественно, что те тут же расстреляли его из луков, понятия не имея о том, что по самурайским правилам битву должен приступить один воин, который объявлял врагам свое имя и заслуги своих предков и выпускал «свистящую стрелу». Возможно как-то это был и монгольский обычай. Ведь японский язык относится к алтайской языковой группе. Но только было это уже так давно, что «новые монголы» о нем совершенно забыли.

Японцы о монгольском вторжении
Изображение монгольских воинов из «Мёко сюрай экотоба» (оригинал). Как видите, из присутствующих на нем 17 воинов металлические доспехи из пластинок имеют лишь три человека. Прочие одеты в длиннополые «халаты» и островерхие войлочные шапки. Щиты ростовые, явно плетеные. И не все они всадники. Пехоты больше. Следственно, многие из них корейцы, а монголов на конях не очень-то много.

Японцы о монгольском вторжении
Этот же рисунок с прорисовкой деталей.

«Слишком рациональные монголы»

По суждению самураев, монголы сражались, говоря нашим языком, «слишком уж рационально», что было недостойно славных воинов, имевших столь же славных предков. Самураи уже свыклись к соблюдению весьма строгих правил поведения воинов на поле боя, а тут?.. Монголы вступали в бой не по одному, а сразу многочисленными отрядами, никаких одиночных единоборств не признавали, но также демонстрировали абсолютное презрение к смерти и убивали всех, кто вставал у них на пути. Самое ужасное, что они применяли рвущиеся снаряды, взрывы который страшно пугали самурайских коней и вносили панику в их ряды.

Японцы о монгольском вторжении
Монгольский шлем с наушами из Музея монгольского вторжения в Генко, Япония. Вес 2 кг.

Самураи острова Кюсю понесли вящие потери и отошли от берега к городу Дадзайфу, являвшемуся административным центром Кюсю, и здесь укрылись в древней крепости, ожидая подкреплений. Но и монгольским полководцам победа далась столь высокой ценой, что они задумались. К тому же если монголы сражались традиционно отважно, то корейцы, каких также набрали в армию, старались всячески уклониться от боя, и было очевидно, что полагаться на них нельзя. Поэтому они решили не рисковать и, опасаясь ночной контратаки, вернулись на свои корабли. Ну, а ночью грянул сильнейший ливень, начался сильный шторм и закончилось все это тем, что когда на следующее утро разведчики-самураи вышли на берег, то в бухте они не заметили ни одного монгольского корабля. Считается, что завоеватели потеряли тогда 200 кораблей и 13500 воинов, то есть практически половину армии. Ну, а оставшиеся в живых… убрались подобру-поздорову обратно.

Японцы о монгольском вторжении
Монгольский шлем, аналогичного типа. (Исторический музей в Генко, Япония)

Попытка второго вторжения

К 1279 г. монголы завладели еще и Южным Китаем, так что у Хубилай-хана появилась целая армия и значительная часть флота династии Сун. В Японию было отправлено новоиспеченное посольство с требованием покорности, однако японцы его перебили. Монголы такого никому не прощали, поэтому Хубилай-хан тут же приказал китайцам выстроить еще 600 кораблей и готовить армию к выступлению против Японии. Ожидавший нового вторжения Ходзё Токимунэ приказал выстроить вдоль берега северной части острова Кюсю защитную стену. Строили ее из земли и камней, причем высота ее составляла 2 м, а ширина фундамента не немало 3. Понятно, что грозным такое укрепление назвать было нельзя. Но лучше такое препятствие против монгольской конницы, чем никакого – разрешили самураи и стену возвели.

Японцы о монгольском вторжении
На месте высадки монголов в Японии были найдены и вот такие железные стремена. (Исторический музей в Генко, Япония)

Бои на суше и на море

Новоиспеченная экспедиция Хубилая была разделена на две армии: Восточную и Южную. Первая была посажена на 900 кораблей и состояла из 25 тысяч монгольских, корейских и китайских бойцов и еще 15 тысяч матросов. В июле 1281 г. она отплыла из Восточной Кореи, в то время, как Южный флот, в четыре превосходящий по численности Восточный, шел навстречу с ним у острова Ики. Армии Восточной армии вновь высадились островах Цусима и Ики, но ее военачальники решили попытаться захватить Кюсю до подхода Южной армии. Армии монголов вновь начали высадку у северного мыса залива Хаката, но встретились с ожесточенным сопротивлением сил Отомо Ясуёри и Адати Моримунэ. Пришлось им подняться на якорь неподалеку от берега. Тут-то они и подверглись атакам легких лодок, на которых к ним подплывали самураи и либо поджигали корабля противника зажигательным стрелами, либо брали их на абордаж и… тоже поджигали. К тому же июль в Японии – это самый жаркий месяц и вдобавок – месяц дождей. Из-за жара, сырости и скученности людей на борту запасы продовольствия начали гнить. Это привело к болезням, от которых умерло около 3000 монголов, а военный дух их упал.

Японцы о монгольском вторжении
Такэнага Суэаки действует на море. («Мёко сюрай экотоба», музей Кунайтё, Япония)

«Ветер духов приходит на поддержка!»

Только в середине августа корабли с Южной армией вышли в море и тоже направились в сторону Кюсю. Но тут в ночь с 19 на 20 августа на корабли завоевателей опять налетели легкие суда самураев и нанесли им потери. А 22 августа началось то, что сами японцы впоследствии назвали камикадзэ — «божественный вихрь» (или «ветер духов») — тайфун, который разметал и потопил 4 тысячи кораблей и вызвал гибель 30 тысяч бойцов. Фактически Южная армия после этого как боевая единица перестала существовать.

Правда, Восточный флот, который был в это время в бухте Хирато, на этот раз практически не пострадал. Но тут военачальники армий вторжения начали спорить о том, стоит ли в таких условиях продолжать столь несчастливо начавшуюся кампанию. Монголы из Восточной армии считали, что ее нужно продолжать, но уцелевшие китайцы, из которых состояла большая доля Южной армии, на это никак не соглашались. Затем один китайский военачальник просто сбежал на уцелевшем корабле в Китай, кинув своих воинов на произвол судьбы. И итоге было решено немедленно уходить от этих недобрых берегов. Таким манером множество воинов, оказавшихся на острове Такасима, лишись поддержки флота и… всякой надежды на возвращение домой. Вскоре все они, то кушать и монголы, и корейцы, были перебиты, однако самураи пощадили китайцев.

Японцы о монгольском вторжении
Хубилай – император монгольской Юань (1215-1294 гг.)

40 лет тщетных мечтаний

Императору Хубилаю подобный исход задуманного им вторжения совсем не понравился, и он еще несколько раз пытался его повторить, но в этом ему помешали завязавшиеся восстания китайцев и вьетнамцев. В Корее он даже вновь приказал собирать армию, но среди корейцев началось столь массовое дезертирство, так что от своих замыслов ему пришлось отказаться. Сорок лет Хубилай грезил о захвате «золотых островов», но мечта его так мечтой и осталась

Документы рассказывают…

Информация о вторжении попала в документы многих святилищ и в канцелярию бакуфу. И не просто попала, свитков, где рассказывается о геройских подвигах самураев, по его отображению множество. Дело в том, что в Японии было в обыкновенье требовать от сюзерена, а в данном случае им как раз и выступало бакуфу, награды за доблесть. И самураи отправляли туда послания, где скрупулезно перечисляли все отсечённые ими головы и захваченные трофеи. Не отставали и монахи! Так, один настоятель монастыря написал о том, что молитвами его братии божество их храма с верхушки его крыши метало молнии в китайский флот! Вот так появился и этот примечательный документ, дошедших до наших дней и получивший наименование «Свиток монгольского вторжения» — «Мёко сюрай экотоба». Он был изготовлен для самурая Такэнаки Суэаки, который ожидал, как и многие, от бакуфу Камакуры награды за участие в брани и потому приказал своему художнику отобразить его отвагу в деталях. Рисунок, сделанный скорее всего под надзором этого самурая, исторически весьма достоверно изобразил и оружие, и доспехи того времени. В нем описываются оба эпизода этих значимых для Японии событий, но все равно он является значительным историческим источником.

Использованная литература:
1. Мицуо Курэ. Самураи. Иллюстрированная история. Пер. с англ. У. Сапциной. М.: АСТ: Астрель, 2007.
2. Стивен Тернбулл. Самураи. Военная история Японии. Пер.с англ. П. Марков, О. Серебровская, М.: Эксмо, 2013.
3. Плано Карпини Дж. Дель. История Монгалов // Дж. Дель Плано Карпини. История Монгалов / Г. де Рубрук. Странствие в Восточные страны / Книга Марко Поло. М.: Мысль, 1997.
4. История Японии / Под ред. А. Е. Жукова. М.: Институт востоковедения РАН, 1998. Т. 1. С древнейших пор до 1968 г.
5. Stephen Turnbull. The Mongol Invasions of Japan 1274 and 1281(CAMPAIGN 217), Osprey, 2010.

Продолжение следует…

Ключ


Японцы о монгольском вторжении