За что на самом деле уложили главу петроградского ЧК Моисея Урицкого

Новость опубликована: 13.01.2019

За что на самом деле уложили главу петроградского ЧК Моисея Урицкого

За что на самом деле уложили главу петроградского ЧК Моисея Урицкого

30 августа 1918 года молодым поэтом Леонидом Канегиссером был застрелен председатель петроградской ЧК Моисей Соломонович Урицкий. Совместно с произошедшим в тот же день в Москве покушением на Ленина, это событие послужило спусковым крючком к началу массового красного террора.

Карьера

До революции Моисей Урицкий был членом группы Троцкого, занимавшей промежуточные позиции между большевиками и меньшевиками, но вскоре после Февраля 1917 года примкнувшей к большевикам. В октябрьские дни 1917 года Урицкий выдвинулся как одинешенек из организаторов военного переворота, приведшего партию большевиков к власти. Ему поручают всё более ответственные посты. В январе 1918 года он был комиссаром «Всероссийской комиссии по делам Учредительного собрания» и фактически возглавлял роспуском этого собрания.

Ещё в декабре 1917 года возникло двоевластие, точнее – двоецентрие в советской России. Совет общенародных комиссаров всей России находился в Петрограде, но в Москве был образован свой Совет народных комиссаров Московской области. Он разболтал свою власть на весь Центрально-промышленный район и по существу мало считался с декретами петроградского Совнаркома. Одним из мотивов переезда центрального советского руководства из Петрограда в Москву в марте 1918 года, подогнанного к наступлению германских войск, стало стремление положить конец такому московскому «сепаратизму».

При этом уже в Петрограде создавался как бы филиал Совнаркома. 10 марта был образован Рекомендация комиссаров Петроградской трудовой коммуны. В конце апреля он был преобразован в Совет народных комиссаров Союза коммун Северной районы. Эта область – автономное образование в составе РСФСР – объединяла в себе весь нынешний Северный федеральный округ. Урицкий занимал в этом Совнаркоме пост общенародного комиссара внутренних дел, совмещая его с должностью председателя Петроградской ГубЧК. Таким образом, Урицкий был самостоятельным руководителем внутренней политики на пространном пространстве советской России.

Разжигал или сдерживал террор?

Урицкого считают одним из творцов красного террора. В то же время есть историки, которые оспаривают это мнение. Одним из своих первых приказов, от 15 марта 1918 года, Урицкий ввёл, что только органы ЧК имеют право производить обыски и аресты. Другим организациям подобные действия запрещались. Одновременно Урицкий угрожал расстрелом на месте за сопротивление сотрудникам ВЧК при исполнении ими служебных обязанностей. Он также произвёл разоружение «имущих классов», обязав их в 3-дневный срок отдать имеющееся оружие. Не подчинившиеся, у кого потом оружие будет найдено при обыске, подлежали суду народно-революционного трибунала.

Свидетели описывают крайне неприятную внешность Урицкого. Про его жестокость ходили легенды. Рассказывали, будто он признавался, что не может сесть обедать, не подмахнув приказ о расстреле хотя бы двух буржуев. Однако подтверждения таким слухам никто не представил. Есть документы, сообразно которым Урицкий, напротив, противился введению массового террора, на который его постоянно подбивали как руководство из Москвы, так и петроградские пролетарии.

Всё относительно. При Урицком в Петрограде, действительно, не было такого массового террора, какой развернулся уже после его убийства. В первые же дни сентября 1918 года в Петрограде было расстреляно 900 заложников из буржуазии, в Кронштадте – вяще 500, да ещё сколько-то по губернии и всей Северной области. Но и десятки расстрелянных за несколько месяцев при Урицком были ещё внове для столицы на Неве.

20 июня 1918 года эсером-боевиком был уложен нарком Северной области по делам печати Моисей Володарский (Гольдштейн). В ответ на это широко раздались призывы к массовому террору против буржуазии и её лакеев. Урицкий пока не поддавался им. 1 августа Свердлов и Троцкий посетили 2-й съезд Советов Северной области, под их влиянием постановивший одарить ЧК правом вынесения смертных приговоров. 18 августа Совнарком Северной области утвердил это решение. Через три дня коллегия петроградской ЧК проголосовала за незамедлительный расстрел 21 заключённого, из которых 12 обвинялись в контрреволюционной деятельности. Урицкий при голосовании воздержался.

Разные версии смертоубийства

Среди казнённых был друг Канегиссера Владимир Перельцвайг. Мотивом личной мести Канегиссер объяснял своё убийство Урицкого. Историки, разделяющие эту версию, находят, что Канегиссер не мог знать о том, что Урицкий не голосовал за эту казнь.

В 1926 году в эмиграции появились утверждения, что Канегиссер входил в эсеровскую террористическую организацию, возглавляемую двоюродным братом Канегиссера – Максимилианом Филоненко – связанную с «Альянсом защиты Родины и свободы» Бориса Савинкова. Убийство Урицкого Канегиссер совершил по заданию этой организации.

Ещё две версии было выдвинуто в новейшее пора. Одна из них представляет только поправку к первым двум. Урицкий, зная о контрреволюционных контактах Канегиссера, якобы пытался сделать его своим агентом. При этом Урицкий обещал сохранить житье Перельцвайгу, но не сдержал обещания, за что и поплатился.

Согласно второй версии, убийство Урицкого было вызвано арестом банкира Игнатия Мануса, узко связанного с германскими промышленными кругами. Через него Германия пыталась установить контроль над многими предприятиями Петрограда, а Урицкий этому препятствовал. Тут завязывается цельная шпионско-детективная история, которая заслуживает особого разговора. Главное в том, что Урицкий своими действиями мешал планам каких-то влиятельных людей из большевистского руководства. Они-то и организовали покушение. Как видим, смертоубийство Урицкого предстаёт результатом заговора с участием высших советских и кайзеровских кругов. Канегиссер был только пешкой.

На этом поле поблёкла самая первая версия убийства, выдвинутая ещё следователями петроградской ЧК Эдуардом Отто и Александром Риксом. Они продолжали настаивать на ней после расстрела Канегиссера и закрытия дела. По их суждению, сионисты руками Канегиссера отомстили Урицкому за слишком рьяное преследование их спекуляций и финансовых махинаций. Отмечались широкие и узкие связи Канегиссера в сионистских кругах, а также то влияние, которое сионисты оказали на следствие, представив убийство делом рук одиночки. Всем взятым по этому делу, в том числе родителям Канегиссера, по окончании следствия было предоставлено право свободно покинуть советскую Россию.

В реальности смертоубийство Урицкого оказалось выгодно тем, кто хотел красного террора. А ведь не только некоторые большевики хотели его провести. Красный террор мог быть выгоден и кое-кому из тех, кто влёкся к их дискредитации и свержению. Понятно, что тут теперь, спустя сто лет, широкий простор для разных предположений.


За что на самом деле уложили главу петроградского ЧК Моисея Урицкого