За что работников тыла могли отправить в штрафбат

Новость опубликована: 11.08.2019

За что работников тыла могли отправить в штрафбат

За что работников тыла могли отправить в штрафбат

О штрафбатах во время Великой Отечественной войны сказано немало. Среди этого потока информации встречается немало домыслов и заблуждений, впрочем, порой и истина может поразить не менее чем миф.

На перевоспитание

Можно сказать, что толчок идее возникновения штрафных батальонов дали первые месяцы брани. В условиях тотального отступления Красной Армии частым явлением стали случаи дезертирства или проявления трусости, на что командиры нередко реагировали наиболее жестким манером – расстрелом. Однако в октябре 1941 года наркоматом обороны был издан указ, в котором сообщалось, что офицеры в отдельных случаях злоупотребляют своими полномочиями, устраивая самосуд. Завязались поиски путей, способных заменить репрессии перевоспитанием личного состава.

Решение созрело в июле 1942-го. Еще до выхода распоряжения №227 «ни шагу назад» была создана первая штрафная рота, после 28 июля в считанные дни командование сформировало еще 77 отдельных штрафных рот и 5 батальонов. За тяни период войны в РККА появилось более 60 штрафбатов и свыше тысячи штрафных рот. По данным сборника «Россия и СССР в бранях XX века: Статистическое исследование», за годы Великой Отечественной в штрафные роты и батальоны было направлено 427 910 человек.

От танкистов до тыловиков

В штрафбаты направлялись военные из разных родов войск, самыми разными могли быть и причины. Так, в августе 1941 года генерал Василевский выпустил распоряжение, сообразно которому в штрафные танковые роты сводился личный состав, уличенный в саботаже и вредительстве, а в штрафные пехотные роты вытекало отправлять «безнадежных, злостных шкурников из танкистов».

9 сентября свет увидел подписанный Сталиным приказ №0685, требовавший пилотов истребителей, уклонявшихся от воздушного боя, предавать суду и переводить в штрафную пехоту. На следующий день вышел указ генерал-майор артиллерии Аборенкова предписывавший направлять в штрафные стрелковые батальоны тех, кто кой-как относился к технике и вооружению.

Не желавшие воевать ухитрялись убедительно инсценировать болезни или ранения, однако 12 ноября 1941 года очередность дошла и до них. В соответствие с приказом №0882 отправке в штрафные части подлежали все, кто симулирует болезни и занимается членовредительством. А с 1942 года в штрафбаты сделались направлять и работников тыла – с формулировкой «за бездушное и бюрократическое отношение к своим обязанностям».

Попасть из тыла в штрафбат можно было и за совсем незначительные провинности, например, за опоздание на работу свыше двадцати минут, что приравнивалось к прогулу. Если в первый раз за подобное нарушение объявляли внушение, то за повторное – судили: могли дать срок или отправить в штрафную часть.

Опасный контингент

Последнее время все чаще можно услышать разоблачение мифа о том, что основу штрафбатов составляли зэки. Тут все зависело от части: где-то доля заключенных была мизерна, а где-то они преобладали. Так, заместитель командира 163-й штрафной роты 51-й Армии Ефим Гольбрайх вспоминал, что в качестве пополнения к его штрафной роте прислали эшелон уголовников, «человек четыреста и вяще», чего хватило бы на батальон.

В фильмах про штрафбаты часто можно увидеть эпизод, как по распоряжению командира части избивают штрафника. Ветераны, воевавшие в штрафных долях, отмечают, что это вряд ли возможно, особенно если речь идет о зэке. Ведь в бою офицер мог оказаться впереди наказанного им бойца, а полю в спину получить никто не хотел.

Но у заключенных был свой резон воевать добросовестно. Ведь месяц в штрафбате мог им скатать до 4-х лет тюрьмы, 2 месяца – до 7-ми, три месяца – до 10-ти. По словам Гольбрайха, бывали такие случаи, когда место убитого командира штрафного подразделения занимал зэк – из него получался вдали не худший начальник: ведь желание реабилитироваться было огромное.

Под ударом

Долгое время бытовало утверждение, что штрафные доли служили своего рода «пушечным мясом». Военные историки его неоднократно опровергали. Но, тем не менее, следует признать, что вероятность погибнуть в штрафбатах была на распорядок выше, чем в обычных частях РККА. По данным авторов сборника «Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование», лишь в 1944 году общие потери личного состава всех штрафных частей составили 170 298 человек. Ежемесячные утраты в среднем составляли 14 191 человек, или 52% от среднемесячной численности штрафников. Эта цифра в три раза превышает уровень смертности среди военных обычных частей в тех же наступательных операциях за 1944 год.

И все-таки у штрафников был шанс покинуть место отбывания наказания. К примеру, в феврале 1944 года во пора Рогачевско-Жлобинской операции отличились бойцы 8-го отдельного штрафного батальона. Командующий 3-й армией генерал Горбатов личным приказом отпустил 600 из 800 штрафников. В отличие от наших штрафбатов немцы-штрафники, даже искупив свою вину подвигом, не могли рассчитывать на снисхождение командования, и вырваны были коротать свой срок до конца.

Лучше чем в гвардии

«Одна винтовка на троих» – казалось, это утверждение как невозможно лучше подходит для военнослужащих штрафбатов. Но с этим не согласен ветеран Великой Отечественной Александр Пыльцын, командир роты 8-го офицерского штрафбата 1-го Белорусского Фронта. С его слов, учитывая, что штрафные доли бросали на самые тяжелые участки фронта, их нельзя было не снабжать достаточным количеством оружия и боеприпасов.

Более того, штрафников зачастую наделяли самым авангардным оружием, например, противотанковыми ружьями системы Симонова или 7,62-милиметровыми пулеметами системы Горюнова, которые еще даже не использовались в гвардейских долях. Бывшие штрафники рассказывали, что и кормили их отнюдь не хуже, а иной раз и лучше, чем в других подразделениях.

«Озверевшие соколы»

Журналист Виталий Карюков в беседе с маршалом авиации в отставке Александром Ефимовым разузнал одну любопытную подробность. Оказывается, в годы войны существовали так называемые «штрафные эскадрильи». По словам военного, командование разрешило нецелесообразным отправлять всех проштрафившихся летчиков в обычный штрафбат, так как на подготовку их замены ушли бы многие месяцы.

Среди таких штрафников очутился будущий Герой Советского Союза Иван Федоров. Впрочем, он фактически добровольно напросился в штрафбат. В июле 1942 года, перегоняя как летчик-испытатель ЛаГГ-3 на авангардную, он самовольно остался на Калининском фронте. А уже в августе он возглавил одну из только что созданных штрафных эскадрилий. За крутой нрав немцы вознаградили Федорова титулом «Красный дьявол», а его подопечных именовали «озверевшими соколами». В общей сложности на счету 64 летчиков эскадрильи Федорова 350 гитлеровских асов.

Но не все воевали добросовестно. Впоследствии к противнику на своих аэропланах переметнулись 66 обиженных на советскую власть летчиков, и командование ВВС распорядилось расформировать штрафные эскадрильи, отправляя провинившихся в обыкновенные штрафные части.


За что работников тыла могли отправить в штрафбат