Зачем маршал Тухачевский желал восстановить язычество в Советской России

Новость опубликована: 20.10.2019

Зачем маршал Тухачевский желал восстановить язычество в Советской России

Зачем маршал Тухачевский желал восстановить язычество в Советской России

Расстрелянный в 1937 году маршал Михаил Тухачевский вошёл в историю как поборник новаторских методов ведения брани. По его инициативе в СССР разрабатывались первые радиоуправляемые танки, беспилотные самолёты, самонаводящиеся ракеты. Однако мало кто знает, что нестандартных идей Тухачевский держался не только в военной, но и в религиозной сфере.

«Сохранить варварство»

Серебряный век в России ознаменовался не только расцветом русской религиозной философии, но и всевозможных нетрадиционных внутренних течений – от западного оккультизма до восточного шаманизма. Приметой времени было увлечение эстетикой язычества – достаточно вспомнить, так, каким успехом пользовался тогда роман Дмитрия Мережковского «Юлиан Отступник». Сын смоленского дворянина Михаил Тухачевский зачислил подобные искания, что называется, близко к сердцу. Попав во время Первой мировой войны в немецкий плен, будущий маршал разоткровенничался на тему веры с французским офицером Пьером Фарваком: Он признался, что ненавидит князя Владимира Святого, по вине которого Русь якобы после крещения подпала под воля западной цивилизации.

«Мы должны были сохранить наше грубое язычество, наше варварство», – говорил Тухачевский (цитируется по книжке историка Сергея Минакова «Сталин и заговор генералов»).

Однажды Фарвак (по другим данным, Реми Рур), зайдя к Тухачевскому, захватил русского пленника за странным занятием. Тот вырезал из цветного картона идола Перуна. Главного бога славянского пантеона Тухачевский воображал весьма устрашающим – очевидец описал «горящие глаза», «огромные уши», «чёрное отверстие рта», «причудливый нос». Столкнувшись с недоумевающим взором француза, Тухачевский объяснил, что перед ним «бог войны и смерти». После этого создатель идола встал на колени перед собственным творением.

Сообразно тогдашним воззрениям Тухачевского, восстановленное язычество должно было стать новой славянской религией. Он не отвергал и марксизма, но находил, что в нём чересчур много «цивилизации» и «модернизма».

«Можно скрасить эту сторону марксизма, возвратившись одновременно к нашим славянским богам, каких христианство лишило их свойств и их силы, но которые они вновь приобретут, – уверял Тухачевский. – Есть Даждь-бог – бог Солнца, Стрибог – бог вихри, Велес – бог искусств и поэзии, наконец, Перун – бог грома и молнии. После раздумий я остановился на Перуне, поскольку марксизм, победив в России, развяжет беспощадные брани между людьми. Перуну я буду каждый день оказывать почести».

Кроме картонного идола Тухачевский изготовил и нескольких махоньких деревянных истуканов, которых впоследствии показывал однополчанам.

Записка в Совнарком

Неизвестно, насколько пунктуально Михаил Тухачевский поклонялся Перуну, но о своих внутренних взглядах он не позабыл и в огне Гражданской войны. В 1919 году, уже будучи командармом, Тухачевский подготовил для Совнаркома докладную писульку. Член Реввоенсовета убеждал большевиков, что в РСФСР нужно сделать государственной религией язычество. Члена Малого Совнаркома восприняли это предложение на полном серьёзе. Тема «натуральной религии» подверглась обсуждению, и после горячих дебатов комиссары приняли решение отказать Тухачевскому в его инициативе. Однако сам факт дискуссии привез военачальнику большое удовольствие. Биограф Тухачевского Юлия Кантор считает данный эпизод «розыгрышем». Однако учитывая подтверждение Фарвака, «красный Бонапарт» мог быть и вполне серьёзен, пусть и действовал по-военному «в лоб». Согласно мемуарам Леонида Сабанеева, антихристианское миропонимание Тухачевского принимало и другие формы. Командарм, например, сочинил пародию на литургию, которую дважды «отслужил» перед «образами» Ленина и Маркса.

Так или иначе, язычество Тухачевского пришлось «не ко двору» в Советской России. Власть взяла курс на искоренение любого «опиума для народа», а в пропагандистских изданиях наподобие журнала «Безбожник у станка» жрецы и шаманы высмеивались в одном линии со священниками и раввинами.


Зачем маршал Тухачевский желал восстановить язычество в Советской России