Зачем на Великой Отечественной тела потерянных генералов передавали Красному Кресту

Новость опубликована: 17.07.2019

Зачем на Великой Отечественной тела потерянных генералов передавали Красному Кресту

Зачем на Великой Отечественной тела потерянных генералов передавали Красному Кресту

На войне тела погибших солдат не всегда получалось передать родственникам. Порой даже попросту быть погребенным, а не оставленным на поле боя было за роскошь. Для последнего упокоения воинов существовали специальные похоронные команды. Погребальные ритуалы в Советской Армии и армиях вермахта в период Великой Отечественной войны были регламентированы соответствующими указами и значительно отличались друг от друга.

Советская траурная директива

За три месяца до начала Великой Отечественной войны Нарком обороны СССР Семён Тимошенко подписал приказ No 138 «О распорядке погребения погибших военнослужащих офицерского, сержантского и рядового состава». Этот восьмистраничный документ, датируемый 15 марта 1941 года, во всех деталях описывал регламент захоронения советских солдат и офицерского состава.

В 108 пункте этого распоряжения значилось, что вынос тел уложенных с поля сражения для последующего предания земле является обязательным действием, вне зависимости от условий боя. Рыть могилы и хоронить бойцов, потерянных как непосредственно в битве, так и скончавшихся от ран после боя, должны были члены специальной команды погребения, которая создавалась командиром полка.

Сообразно директиве, солдат РККА могли хоронить как в индивидуальных, так и братских могилах, в то же время представители офицерского состава должны бывальщины обрести вечный покой только в отдельных захоронениях.

Военнослужащих необходимо было хоронить в нательном белье, гимнастёрках, брюках и обуви.

Для рытья могил рекомендовалось выбирать сухую место. Если погребение осуществлялось в городской черте, то приоритет отдавался территориям кладбища, парков, площадей, скверов, вне населённых пунктов лучшими пунктами считались курганы, перекрёстки дорог, рощи.

Каждая могила должна была быть 1,5-метровой глубины и непременно иметь опознавательный знак – временный памятник, на котором фиксировались личные данные погибших: имя, фамилия, отчество, звание, дата рождения и кончины.

Порядок отдания воинских почестей не был регламентирован, отмечалось лишь, то, что командир полка мог самостоятельно устанавливать их в зависимости от значимости подвига, при совершении какого погибли бойцы рядового, сержантского и офицерского состава.

В случае гибели офицеров высшего командного состава, тело необходимо было передать сотрудникам Алого креста, которые должны были транспортировать его до родственников погибшего.

Реальность РККА

Сразу же после начала Великой Отечественной брани стало очевидным, что беспрекословное выполнение пунктов приказ No 138 в условиях маневренного блицкрига невозможно.

Рассчитанный на условия неспешной позиционной войны, он не отвечал сложившейся обстановке, когда под натиском войск вермахта советские бойцы вынуждены были спешно сдавать свои позиции и смещаться вглубь края.

В эти страшные дни никто не помышлял о захоронении сослуживцев согласно директиве с выбором хороших мест для рытья ям и индивидуальными могилами для офицеров.

В ужасной мясорубке считалось удачей просто предать земле тело убитого, чтобы одичавшие собаки и вороны не растерзали его останки.

В сборнике Константина Сомова «Брань – ускоренная жизнь», где описывается бытовая сторона жизни солдат, приводятся воспоминания бойцов, свидетельствовавших о том, что погибших, без разбора звания наскоро хоронили в братских могилах, в роли которых выступали воронки от авиабомб, окопы, дорожные кюветы и природные овраги.

Угодивший в августе 1941 года в окружение под Николаевом связист 9 -й армии, Иона Дубараша, рассказывал, что однажды очнувшись после боя, он увидал, как его сослуживец в темноте закапывал прямо в окопе трёх убитых рядом с ним солдат.

Похоронные команды дивизий просто не успевали мастерить свою работу – столь значительными были потери Красной армии в первые месяцы войны. Однако и после поворотного этапа, когда советские войска перешли в атаку, похоронные команды не справлялись со своим делом, и на помощь им приходили крестьяне отпущенных сёл. Они хоронили бойцов в братских могилах, но не всегда отправляли в военкоматы сведения о погребённых военных, увеличивая списки пропавших без вести боец.

Погребальный ритуал немцев

Педантичным немцам приписывалось на Восточном фронте придерживаться погребального ритуала, разработанного для армии ещё во поры кайзера Вильгельма II и слегка отредактированного Верховным командованием вермахта.

Согласно тексту документа немецких военнослужащих полагалось погребать со всеми последними почестями, под музыкальное сопровождение военного оркестра.

Каждому погибшему бойцу отводилась индивидуальная могила и гроб, какой накрывался военным флагом. Возглавлять похоронную процессию должны были люди, нёсшие на подушечках награды погибшего бойца. Прежде чем придать тело земле, офицер обязан был дать команду о начале трехкратного салюта. После погребения на могилу вытекало возложить венок от вермахта с надписью «Вооруженные силы Германии» имевший две красные ленты: одну из них украшал Железный крест, на иную была нанесена свастика.

Если в ходе боёв погибал офицер высшего чина, его тело через медицинские службы надлежит было быть отправлено в Германию и передано родным.

Реальность вермахта

Хотя многие историки отмечают слаженную труд погребальных команд вермахта, похоронные правила ими тоже соблюдались далеко не всегда и не везде. На начальном этапе, когда немецкие армии лишь наступали, не оказываясь в окружении и не спасаясь бегством, они спокойно следовали инструкциям, хороня бойцов в отдельных могилах, и устанавливая на них деревянные кресты с табличками с собственными данными погибшего.

Но с изменением обстановки на Восточном фронте действительность вносила свои корректировки и в помпезный ритуал погребения, призванный продемонстрировать бойцам, что государство высоко оценивает вклад каждого бойца в дело победы и торжество идеологии нацизма.

Ефрейтор 10-й пехотной дивизии немецких армий, Гельмут Клаусман, который вместе с сослуживцами спешно покидал Крым, отмечал в своих воспоминаниях: «Убитых хоронили по-разному. Если было пора и возможность, то каждому полагалась отдельная могила и простой гроб. Но если бои были тяжелыми и мы отступали, то закапывали убитых кое-как. В обыкновенных воронках из-под снарядов, завернув в плащ-накидки или брезент. В такой яме за один раз хоронили столько человек, сколько погибло в этом бою и могло в нее расположиться. Ну а если бежали, то вообще было не до убитых».

Свои поправки в похоронную деятельность вермахта внёс суровый климат, какой сковывал морозом землю, превращая рытьё могил в тяжкий труд. В этих условиях мало кто задумывался о том, что погребение в братской могиле не отвечает военному похоронному ритуалу, поскольку важным стало просто предать тела мёртвых земле.


Зачем на Великой Отечественной тела потерянных генералов передавали Красному Кресту