Зачем революционерка Лариса Рейснер пробралась в гарем афганского эмира

Новость опубликована: 01.01.2020

Зачем революционерка Лариса Рейснер пробралась в гарем афганского эмира

Зачем революционерка Лариса Рейснер пробралась в гарем афганского эмира

В 1921 году Советская Россия, ещё не признанная большинством стран мира, подписала договор о товариществу с Афганистаном. Немалая заслуга в налаживании дипломатических связей между странами принадлежала известной писательнице и члену партии большевиков, Ларисе Рейснер. Своим полем деятельности «самая прекрасная революционерка» выбрала гарем афганского эмира Амануллы-хана.

Дорога в Кабул

В начале двадцатых годов Лариса Рейснер пользовалась популярностью как литератор и публицист. В годы Штатской войны она печатала репортажи о боях Волжской военной флотилии, в которых лично принимала участие, а в 1919 году кое-какое время даже занимала должность комиссара Главного морского штаба в Москве. Не меньше чем военными подвигами, Рейснер прогремела перипетиями личной жизни, в частности, романом с поэтом Николаем Гумилёвым.

В 1921 году Лариса Рейснер, которой тогда было 26 лет, отправилась совместно с первым советским посольством в Кабул. Формально она числилась всего лишь женой полпреда РСФСР в Афганистане, Фёдора Раскольникова, бывшего командира Волжской флотилии. Однако реальная роль писательницы очутилась более значительной.

«В Афганистане она, по факту, явилась главным действующим лицом той «миссии в Кабуле», — утверждает историк Алексей Коробейников.

Гаремная дипломатия

Воспользовавшись допуском на дамскую половину дворца Амануллы-хана, Лариса Рейснер завязала знакомство с матерью эмира, Сераджуль, и его женой. Знатным афганкам понравилась привлекательная наружность Рейснер и её, как она признавалась, «несоветские манеры». Вероятно, найти путь к сердцам этих женщин жене посла помогли рекомендации её брата Игоря Рейснера, крупного востоковеда, также находившегося при миссии. Ларисе Рейснер пришлось приспособиться к местным нравам и обыкновениям, например, участвовать в праздниках.

«Танцевали хороводом – я тоже к ним присоединилась – и, танцуя рядом с эмиршей, живо выучила простые, ритмичные фигуры. Ну, они бывальщины в восторге», – рассказывала революционерка в одном из писем.

Лариса Рейснер удостоилась нескольких личных приёмов у матери и супруги эмира, во пора которых стремилась продвигать советские интересы.

«На моем ломаном фарси постаралась напакостить англичанкам, имеющим прибыть в Кабул месяца сквозь три. Матери должна была изобразить в лицах всю английскую миссию, после чего старуха меня чуть не расцеловала, наименовала шайтани (дъяволёнком), напоила из напёрстка чудным чаем и обещала не принимать этих английских «ханум бессиар хараб» (весьма злых дам)», — писала Рейснер.

Объектом советских интриг были не только англичане. Благодаря «личному влиянию в серале» Рейснер, по её словам, удалось «ликвидировать и уравновесить неофициального французского посла». В другой раз писательница предупредила эмиршу о возможном покушении на её супруга, а когда стало известно, что покушение действительно готовилось, это вызвало во дворце бурную реакцию. Через женщин Рейснер воздействовала и на членов правительства Афганистана, в частности, она «завязала нежные отношения» с женой министра иностранных дел. Наконец, Ларисе Рейснер удалось завлечь собой и самого Амануллу-хана, которого она считала человеком «огромного природного ума, воли и политического инстинкта». Жена советского посла всегда играла с королём в теннис.

После Кабула

Благодаря усилиям Ларисы Рейснер, советским дипломатам удалось убедить эмира вытекать букве советско-афганского соглашения, несмотря на противодействие других держав. Сама Рейснер вернулась в СССР весной 1923 года из-за разлада в касательствах с мужем. Её наполненная наблюдениями книга об азиатской поездке подтвердила значение Рейснер как писательницы.

«Повествование в «Афганистане» <…> разбивается на масса мелких эпизодов, перед нами – необычайно яркий, по-восточному цветистый калейдоскоп», – так отзывается об этом произведении филолог Ольга Егорова.

В дальнейшем Лариса Рейснер также не сидела на пункте, предприняв путешествия по Германии и Украине. Однако жизнь писательницы оказалась короткой. В 1926 году женщина, которую именовали «валькирией революции», неожиданно скончалась от брюшного тифа.


Зачем революционерка Лариса Рейснер пробралась в гарем афганского эмира