Зачем советские физики коротали ядерные опыты в московском метро

Новость опубликована: 01.01.2020

Зачем советские физики коротали ядерные опыты в московском метро

Зачем советские физики коротали ядерные опыты в московском метро

За несколько месяцев до начала Великой Отечественной войны в столичном метро действительно проводились ядерные испытания. Их инициаторами сделались ученики известного физика Игоря Курчатова. Именно эти эксперименты в метро в некотором смысле стали первыми предвестниками атомной бомбы.

Отчего станция «Динамо»?

Необходимость строительства станции метро «Динамо», как нетрудно догадаться, была обусловлена наличием одноименного стадиона. Как строчат И. А. Кусый и Л. М. Наумов в издании «Московское метро», стадион «Динамо» вмещал в то время уже около 25 тысяч болельщиков и являлся крупнейшим спортивным сооружением столицы. На эту массу людей и должна была быть рассчитана новоиспеченная станция. Поэтому неудивительно, что для того, чтобы вместить всех желающих, планировалось построить сразу 2 наземных вестибюля, зодчим которых стал лауреат Сталинских премий Дмитрий Чечулин.

Согласно проекту Чечулина, внутренние помещения станции «Динамо», какая была открыта в сентябре 1938 года, были выполнены в античном стиле и украшены барельефами и фарфоровыми медальонами с изображениями спортсменов. Однако посетителей поражало не лишь убранство станции. Как утверждает Матвей Гречко, автор книги «Засекреченное метро Москвы. Новые данные», глубина, на какой находится станция, составляет 40 метров. На тот момент это была самая глубокая станция метро. Именно поэтому ее и избрали для ядерных испытаний.

Ядерные опыты в подземке

Инициаторами эксперимента стали ученики «отца» советской атомной бомбы Игоря Курчатова Георгий Флеров и Константин Петржак. Как строчат Вера и Виль Дорофеевы в своем издании «Сто лет восхождения», в то время Флеров и Петржак занимались изучением урана и заподозрили, что некрепкие ядра этого химического элемента способны к самопроизвольному распаду. Вот только проверить свою гипотезу ученые никак не могли. Дело в том, что нейтроны, входящие в состав почти вездесущего космического излучения, могли загубить эксперимент, так как невозможно было бы понять, разделились ли ядра урана сами по себе или под воздействием внешних факторов.

Для того, чтобы избежать космических помех, Флеров и Петржак и разрешили провести исследование глубоко под землей. Идеальным местом для этого стала станция «Динамо». Как утверждает Максим Калашников, автор книжки «Наперекор. Россия, обреченная на успех», в 1940 году Георгий Николаевич и Константин Антонович устроились в кабинете начальника станции метрополитен. Кстати, станцию на время испытаний не закрыли. Каждый день там бывали тысячи человек, и никто из них не догадывался о том, что в служебных помещениях физики «колдуют» над ураном.

Упорный Флеров

Георгий Флеров и Константин Петржак оказались первыми в мире учеными, открывшими явление самопроизвольного деления урана. В сентябре 1940 года в «Журнале экспериментальной и теоретической физики» была опубликована статья учеников Курчатова под наименованием «Спонтанное деление урана». Это была сенсация, которая означала, что создание атомной бомбы возможно. Правда, именитые специалисты уверяли, что сообщать о чем-либо подобном преждевременно. Однако молодежь, то есть Флеров и Петржак, считала иначе. Как утверждает автор издания «Секреты ушедшего века. Власть, распри, подоплека» Николай Зенькович, в 1941 году Флеров, находясь на фронте, написал послание Сталину, заявив о необходимости создания атомной бомбы.

В тот момент немцы стояли под Москвой, и думать ни о чем другом, никто был не в состоянии. Но Георгий Николаевич обнаружил завидное упорство и в следующем году снова отправил сообщение вождю. На этот раз к предложению Флерова прислушались. В августе 1942 года физика отозвали с авангардный в Академию наук. Примерно в это же время, как упоминает в своей книге «Сталин: Генералиссимус Великой Победы», Юрий Емельянов, по собственному приказанию Сталина была организована лаборатория No 2 по атомной проблеме, руководителем которой был назначен Игорь Курчатов.


Зачем советские физики коротали ядерные опыты в московском метро