Зачем в СССР бывальщины созданы трудовые армии

Новость опубликована: 19.07.2018

Зачем в СССР были созданы трудовые армии

Зачем в СССР бывальщины созданы трудовые армии

О трудовых армиях в СССР стали писать только в конце 80-х, в период перестройки. Почему же эта тема ранее замалчивалась? На то бывальщины свои трагические причины.

«Неблагонадежные» элементы

В конце 1941 года в России и других советских республиках была заведена принудительная трудовая повинность. Создавались трудовые организации военного образца в виде рабочих батальонов, включенных в систему НКВД, а запоздалее – МВД СССР. Они занимались в основном добычей полезных ископаемых, строительством и лесозаготовками, трудились на предприятиях оборонной и сырьевой промышленности.

Кого же мобилизовывали в трудармию? Прежде итого, тех, кто считался «неблагонадежными». Основную часть трудармейцев составляли этнические немцы. Но были среди них и финны, эстонцы, румыны, венгры, итальянцы, корейцы, интернированные лики, освобожденные советские военнопленные.

Мобилизация в трудовую армию проводилась в несколько этапов. Первый «призыв» проводился с сентября 1941 года по январь 1942-го на основании постановления политбюро ЦК ВКП(б) от 31 августа 1941 года «О немцах, проживающих на территории Украинской СССР». Под него угоди большей частью мужчины-немцы призывного возраста. Второй этап длился с января по октябрь 1942 года. Он охватил мужчин-немцев в году от 17 до 50 лет. Сначала брали только переселенцев, затем стали призывать и тех, кто постоянно проживал в восточных районах края. Третий этап — с октября 1942-го по декабрь 1943 года – представлял собой массовую мобилизацию советских немцев, причем не лишь мужчин, но и женщин в возрасте от 16 до 45 лет, кроме беременных и имевших детей до трехлетнего возраста.

Ужасы трудовой повинности

Официально эти люд считались свободными, но на деле их быт практически ничем не отличался от быта заключенных. Жили, как правило, в бараках. Не хватало теплой платья, белья, постельных принадлежностей, обуви, не говоря уже о продовольствии.

Смертность среди трудармейцев была очень высокой. В основном умирали от дистрофии, несложнее говоря, недоедания, так как паек был очень скудным.

Так, из 120 тысяч трудармейцев, работавших на заводах Южного Урала, к концу брани остались в живых чуть более 34 тысяч человек. Умерших тайно по ночам хоронили в общих могилах без документов. Не устанавливали даже табличек, что впоследствии мощно затруднило работу поисковых отрядов.

Вот выдержка из воспоминаний поволжского немца Вилли Гебеля, родившегося в 1925 году в селе Кеппенталь и мобилизованного в ноябре 1942 года на Гремячинское угольное месторождение: «Любое утро из бараков выносили одного-двух покойников. Особенно запомнился мне январь 1943 года. Мороз достиг минус 53 градусов. Два дня всем строителям разрешили остаться дома. Запоздалее чуть потеплело до минус 49, и тогда какой-то начальник приказал всех вывести из барака на очистку железнодорожного линии вблизи шахты. Вышли более 300

человек. Каждый третий, вернувшийся со снегоуборки, обморозил руки или ноги. Работники медсанчасти не имели права отпустить от работы даже сильно обмороженных. А на работу они не в силах были ходить, и их немедленно лишали пайки хлеба и горячего столы. Это было для ослабленных людей равносильно смерти. В итоге чьего-то головотяпства мы потеряли навсегда более сорока товарищей».

Позабытые «смертники»

Понятно, что добровольно в такие невыносимые условия никто бы не поехал. Фактически трудармейцы (или по крайней мере, их часть) являлись «смертниками». Собственно поэтому трудовую повинность сделали принудительной.

На четвертом этапе, который начался в январе 1944 года, произошло частичное облегчение условий жития и работы для исполнителей трудовой повинности, часть трудовых отрядов и колонн были ликвидированы. Начался приток новых трудармейцев с освобожденных Алой Армией зарубежных территорий, в том числе и из Германии.

Труд военнопленных и мобилизованного в трудовую армию гражданского населения использовался в СССР вплоть до половины 1960-х годов. Но советская печать о трудовой армии не писала – тогда бы возникли вопросы, куда делись тысячи людей, не вынесших голода, холода и непосильных условий труда?