Зачистка пролетариев мест будет безжалостной

Новость опубликована: 17.02.2017

Зачистка рабочих мест будет безжалостной

Валентин Катасонов о четвертой индустриальной революции, порождающей общество роботов
В прошедшем году форум в Давосе проходил под лозунгом «Четвертая индустриальная революция». Идеологическое обоснование этого лозунга было представлено в новоиспеченной одноименной книге основателя и бессменного президента Всемирного экономического форума швейцарского экономиста профессора Клауса Мартина Шваба. В этом году на форуме в Давосе беседа о четвертной индустриальной революции был продолжен.

Сегодня, на конференциях, круглых столах, форумах, конгрессах (любых: научных, политических, экономических, цивилизованных) словосочетание «четвертая индустриальная революция» становится почти непременным атрибутом любого доклада и выступления. Попробуем разобраться, что это такое: очередная мода или подлинно фиксация серьезных, тектонических изменений в экономике, обществе, культуре? Обратимся к книге швейцарского профессора, которая уже выпущена на русском стиле (Шваб Клаус. Четвертая промышленная революция. — М.: Эксмо, 2016).

Клаус Шваб объясняет, что первой индустриальной революцией сделалось повсеместное использование паровых машин, которые позволили механизировать многие производства. Как известно, эта революция началась в Англии в крышке 18-начале 19 вв. Второй индустриальной революцией, которая началась с конца 19 века, стало широкое использование электричества, электрических двигателей и иной электротехники, что продолжило процесс механизации производства и помогло создать массовое производство. В последние десятилетия ХХ века началась третья революция, какая выразилась в широком внедрении электроники, компьютеров, информационных технологий. Иногда эту революцию называют «цифровой». Она ведет к автоматизации производства и иных сфер экономической деятельности.

Зачистка рабочих мест будет безжалостной

Четвертая индустриальная революция разворачивается на наших глазах. Некоторые считают, что это продолжение «цифровой» революции, новоиспеченный ее этап, на котором техника начинает вытеснять человека. Впрочем, по мнению Клауса Шваба, качественным отличием четвертой революции от третьей является также синергетический эффект, какой возникает от слияния разных технологий: компьютерных, информационных, нанотехнологий, биотехнологии и т. д. Другой гранью четвертой революции, по мнению Шваба, а также иных социологов и футурологов, может стать стирание граней между физическим, цифровым (информационным) и биологическим (в том числе человеческим) вселенными. Самому Швабу не очень понятно, почему научно-технический прогресс пошел именно по этому руслу.

Самым прозорливым футурологам и социологам тяжело представить, какими станут общество, экономика, человек в ближайшие десятилетия. Но интуитивно они чувствуют, что изменения будут носить революционный нрав. Что четвертая революция будет не только и не столько «индустриальной», она затронет все стороны человеческой жизни. Причем последствия могут быть не лишь со знаком «плюс», но негативными или даже губительными для человека и человеческой цивилизации. Каковы же опасения экспертов в связи с четвертой индустриальной революцией?

Во-первых, как мы уже отметили, повсеместное внедрение роботов может повергнуть к вытеснению человека из сферы производства и других секторов экономики — сначала частичному, а затем полному (социальные последствия).

Во-вторых, роботы могут приступить управлять людьми (политические последствия)

В-третьих, человек в результате соединения с роботом может превратиться в киборга, т.е. произойдет исчезновение того облика, который мы привыкли называть homo sapiens (антропологические последствия).

Эксперты, занимающиеся тематикой четвертой индустриальной революции, обращают внимание на то, что изменения в начине 21 века стали происходить со стремительной скоростью. При этом движущие силы этих изменений не очень понятны. Некто считает, что четвертая революция — «объективный» процесс развития науки и техники, кто-то полагает, что она плод заговора всемирный закулисы против человечества, кто-то уверен в мистической природе данных изменений («вдохновитель» этого процесса имеет рога и копыта).

Примечательно, что многое из того, что Клаус Шваб причисляет к четвертой индустриальной революции, было предсказано и описано в деталях известными писателями-фантастами прошлого (Эдгаром По, Жуль Верном, Гербертом Уэллсом и иными), а также писателями, работавшими в жанре антиутопии (наиболее известные из них: Евгений Замятин, Олдос Хаксли, Джордж Оруэлл, Рэй Брэдбери). Непроизвольно возникает вопрос об источниках «прозорливости» писателей-футурологов. Но это тема отдельного разговора.

Основное внимание широких кругов общественности, политиков, СМИ ныне сосредоточено на социальных последствиях четвертой революции, связанных с внедрением роботов. Это первый и наиболее понятный «слой» революции. Станем на теме роботов подробнее.

В узком смысле под роботами понимаются технические устройства, которые позволяют замещать человека в производстве и иных сферах экономической деятельности. Роботы в машиностроении и других отраслях промышленности стали появляться еще в прошлом веке. Их внедрение именовалось автоматизацией производства, роботы повышали производительность труда остающихся работников. Но в какой-то момент времени производства стали целиком безлюдными. Постепенно роботизация стала выходить за рамки материального производства, захватывая торговлю, транспорт, сферу услуг, финансы и денежное обращение.

Дело дошло до того, что ныне большая часть решений в сфере финансовых спекуляций принимается роботами, которые просчитывают самые оптимальные «ходы» на основе обработки вящих массивов информации о состоянии разных финансовых рынков. Такие роботы в течение рабочего дня могут совершать большое число операций покупки и продажи финансовых инструментов, зарабатывая значительную прибыль за счет гигантских оборотов. В мире спекуляций это именуется «высокочастотным трейдингом», а потребность в живых трейдерах неуклонно падает.

Роботы также внедряются банками и инвестиционными фондами в сферу управления активами. Роботы-консультанты (робо-эдвайзеры) стремительно завоевывают себе пункт под солнцем на мировых фондовых рынках. По данным исследовательской компании Aite Group, в 2015 году глобальная индустрия робо-эдвайзинга показала рост на 200%. Банк России в своем докладе, опубликованном летом прошедшего года, оценил совокупный объем активов под управлением роботов-консультантов в 50 млрд долл. по всему миру, а компания McKinsey&Co находит, что в перспективе этот объем может дорасти до 13,5 трлн. долл. Пока роботы в управляющих компаниях, фондах и банках выступают в качестве консультантов. Однако завтра они могут целиком «занять кресло» живого управляющего активами.

В широком смысле под роботами понимаются технические устройства, не только осуществляющие операции в сфере производства и различных сферах профессиональной деятельности, но также обслуживающие сферу бытовую. Наиболее яркий пример — автомобили, управляемые автопилотами. За руль человеку садиться не придется, машину будет вести робот. Это не фантастика, уже несколько лет компания Google разрабатывает и чувствует беспилотный автомобиль. Массовое производство автомобилей-роботов может начаться через 2−3 года.

Зачистка рабочих мест будет безжалостной

Сегодня в обиходе понятие «неглупые вещи». Речь идет о том, что происходит автоматизация вещей, которыми каждодневно пользуется любой человек. Например, «умные» шторы, какие регулируют прозрачность в зависимости от уровня внешнего света и нужного освещения в комнате. Эксперты видят большие перспективы в создании «неглупого» дома — системы домашних устройств, способных решать необходимые для жильца задачи без участия человека: включение/выключение света, изменение подачи тепла в дом, труды кондиционера, контроль работы других домашних приборов.

Одним из направлений роботизации является широкое внедрение 3D-принтеров. Это периферийное конструкция, использующее метод послойного создания физического объекта по цифровой 3D-модели. Уже сегодня 3D-принтеры используются для изготовления моделей и конфигураций для литейного производства, для производства различных мелочей в домашних условиях, в медицине (при протезировании и производстве имплантатов). Впрочем, уже имеются образцы изготовления с помощью данной технологии гораздо более серьезных и массивных вещей — деталей для производства оружия (и даже итого оружия), корпусов автомобилей, в строительстве и т. п.

Еще более «продвинутая» роботизация — связывание производственных роботов, а также «роботов-вещей» в единые сети. Это именуется «робототехническим интернетом», или «межмашинной коммуникацией». По замыслу разработчиков таких систем, межмашинная коммуникация позволяет оптимизировать производственные, коммерческие и финансовые операции и крайне перспективна в крупных корпорациях.

Компании, специализирующиеся на информационно-компьютерных технологиях (ИКТ) и продвигающие роботов во все сферы существования общества (даже в государственное управление и в военное дело), стремятся показать, что роботизация — прямой путь в «золотое будущее» человечества. Однако у социологов, политиков и попросту здравомыслящих людей есть серьезные опасения, что роботизация может привести к катастрофическим последствиям. Все мы помним из истории фразу «овцы съели людей». Выговор идет об эпохе первоначального накопления капитала в Англии, когда крестьян сгоняли с земли, лишали средств существования, а взятые земли огораживали и организовывали выпас овец. Овцы давали шерсть, которую первые капиталисты Англии поставляли в различные страны мира. Нечто похожее может произойти в 21 веке в связи с роботизацией экономики, когда будут сообщать: «Роботы съели людей».

За примерами того, как на наших глазах появляются безлюдные цеха, производственные участки, целые предприятия, вдали ходить не надо. Так, в 90-е годы европейская компания Adidas приняла решение о перемещении своего производства в Азию, где рабочая мочь стоила в разы дешевле, чем в Германии. Сегодня начался новый этап «оптимизации» издержек компании, даже без перемещения производства за тысячи километров от «базы». Adidas начинает труд на новой фабрике в Ансбахе (Германия), на которой все операции осуществляют роботы. Название сей фабрики говорит само за себя — «Скорая фабрика». В этом году фабрика заработает на полную мощь. Кроме этого, в следующем году планируется открыть такую же фабрику в США, чуть запоздалее в Великобритании или Франции. По такому же пути идет и другой производитель спортивной обуви — компания Nike, которая объявили о скором вступленье в эксплуатацию полностью безлюдной фабрики.

Второй пример относится к электронике. Ведущий производитель электронных компонентов для компаний Apple, Hewlett-Packard, Dell и Sony корпорация Foxconn сосредоточила свои производства на Тайване. Она ввела 1 млн. роботов, которые заменили 1,2 млн. работников.

Третий пример. В Австралии одна из крупнейших в мире горнодобывающих компаний Rio Tinto использует самоуправляемые грузовики и буры, не спрашивающие присутствия людей-операторов на месторождениях железной руды. Скоро запустят автоматические поезда, которые будут доставлять руду в порт, находящийся на дистанции около 480 км.

Газеты, журналы, телевидение почти каждый день публикуют оценки того, сколько рабочих пунктов может «сэкономить» работодателям внедрение роботов на отдельных предприятиях, в отдельных отраслях и производствах, в экономике в целом в ближайшие годы. Так, американский футуролог Дик Пельтье находит, что к 2030 году человечество потеряет 50 млн. рабочих мест, которые достанутся роботам. А к 2040 году человечество лишится немало половины всех рабочих мест в мире.

По оценкам исследовательской компании Gartner, в результате автоматизации общее число пролетариев мест сократиться на 1/3 за 10 лет. По оценкам экономистов Оксфордского университета, в течение 20 лет половину нынешних рабочих пунктов заменят машинные технологии. Аналитики консалтинговой компании Deloitte и ученые Оксфордского университета пришли к выводу, что в следующие 20 лет роботы могут сжать число рабочих мест на 35%. Это значит, что без работы останется каждый третий рабочий. В целом все оценки близки товарищ к другу. Они также корреспондируют с цифрами, которые содержатся в книге Клауса Шваба.

В 19−20 вв. внедрение новой техники вело к повышению производительности труда и освобождению пролетариев мест. Но одновременно возникали новые отрасли и производства, которые создавали новые рабочие места. На протяжении многих лет и даже десятилетий за счет подобного компенсирующего эффекта получалось поддерживать уровень занятости (безработицы) примерно на одном (относительно социально безопасном) уровне. Для того, чтобы снижать негативные последствия внедрения новоиспеченных технологий на занятость, власти организовывали биржи труда и переподготовку кадров. А в годы, когда официальной экономической идеологией воль было кейнсианство, государство создавало дополнительные рабочие места (вспомним программу общественных работ в США в 1930-е годы при президенте Франклине Рузвельте).

Увы, ныне никаких компенсирующих эффектов не ожидается. Наблюдается наступление роботов по самому широкому фронту. Они будут «зачищать» рабочие пункты в сфере производства, торговли, бытовых услуг, транспорта, банковского дела. Даже в сфере государственного управления в связи с проектом «электронного правительства» властолюбивые структуры могут стать безлюдными. В сфере военного дела — то же самое (достаточно вспомнить современные беспилотники — разве это не летающие роботы, заменяющие опасную специальность военного летчика?). Особенно больно роботизация ударит по так называемому «среднему классу». С каждым годом «незаменимых» специальностей становится все меньше. Ныне в Китае, между прочим, создан робот, которого научили писать простейшие заметки в СМИ. Может быть, завтра покажется робот, который будет писать романы?

Что из себя будет представлять общество, «населенное» роботами? Можно ли противостоять этой опасной тенденции роботизации? Как реальна угроза «захвата» рабочих мест роботами в России? На эти и другие вопросы постараюсь ответить в следующих своих публикациях.

Ключ

Зачистка рабочих мест будет безжалостной


Ответить