«Защитим от гнета большевиков»: как финны налетели на Россию

Новость опубликована: 24.04.2019

«Защитим от гнета большевиков»: как финны налетели на Россию 100 лет назад финские вооруженные формирования вторглись в Россию

24 апреля 1919 года отряды белофинских охотников и егерей захватили Олонец и продолжили наступление в советской Карелии, стремясь отторгнуть этот регион в пользу Финляндии. Алой армии удалось отстоять Олонецкую губернию с большим трудом.

100 лет назад случилось резкое обострение военного конфликта, какой часто называют первой советско-финской войной. Олонецкая добровольческая армия, составленная из белофиннов и бывших чинов Русской императорской армии, пересекла рубеж с РСФСР и начала массированное наступление в Восточной Карелии сразу по двум направлениям – на Петрозаводск и на Лодейное Поле. Это был одинешенек из этапов реализации «плана Валлениуса» по созданию Великой Финляндии, предусматривавший захват территорий бывшей Российской империи и утвержденный главой государства Карлом Густавом Маннергеймом.

В отличие от России, финская Гражданская война получилась скоротечной и ознаменовалась убедительной победой белоснежных. Красные после разгрома своих отрядов и ликвидации советской республики перешли на нелегальное положение или бежали в Россию. В мае 1918 года правительство белоснежных провело победный парад в Гельсингфорсе и передало в Москву ноту об объявлении войны. Еще за несколько месяцев до этого бывший царский генерал, а сейчас регент Финляндии

Маннергейм призвал своих солдат «не вкладывать меч в ножны», пока «хулиган Ленин не будет изгнан из Финляндии и Восточной Карелии».

В 1918-1920 годах бывальщины зафиксированы несколько столкновений, именуемых в Финляндии «братскими войнами». На российской территории финские националисты стремились помочь «угнетенным» финно-угорским народам – прежде итого, карелам, эстонцам и ингерманландцам. Ключевую роль в данном процессе сыграло движение егерей – сепаратистов и категорических противников наметившегося в самом начине XX века курса на русификацию Финляндии. Во время Первой мировой войны многие из них служили в германской армии.

Большевики контролировали порядочную часть Олонецкой губернии лишь формально. Фактически советская власть не распространялась за пределы Петрозаводска и Олонца – одного из древнейших городов Нордовой России, основанного, согласно источникам, раньше Москвы. Большевикам попросту не хватало военной силы, чтобы собрать под себя присела и деревни, разбросанные по гигантским труднодоступным – болотистым и лесным – пространствам.

К тому же местное население встретило известие о смене руководства края довольно враждебно. Карельское крестьянство, жизнь которого отличалась от существования представителей того же класса в Центральной России, не видало в Ленине и его соратниках избавителей от «гнета помещиков-эксплуататоров». Не случайно несколько волостей соседней Архангельской губернии летом 1919 года соединились в Северо-Карельское государство и потребовали присоединения к Финляндии.

Центр долго не замечал творящегося на периферии. Осенью 1918 года основной очаг Гражданской войны бушевал в районе Казани, весной 1919-го – одновременно на Волге и на Дону.

Совнаркому и Реввоенсовету было совсем не до малонаселенной Карелии, пока над ней не нависла явная угроза отторжения.

В начале апреля группа финских добровольцев обратилась к Маннергейму с предложением организовать военную экспедицию для «очищения» Олонецкой Карелии от большевиков. Помимо насущных политических задач инициаторы вторжения преследовали и сугубо утилитарные цели. На протяжении нескольких веков Олонецкий край славился на всю Российскую империю богатыми природными ресурсами: отделочным камнем, строевым лесом, промысловыми звериными, изобилием рыбы. Так родилась идея Олонецкого похода, одобренная Маннергеймом с оговорками.

«Финляндия не может равнодушно смотреть на страдания родственных народов, очутившихся под гнетом большевиков», — говорил он, но подчеркивал: официальный Гельсингфорс поддержит выступление добровольцев только в случае похвалы плана со стороны Антанты. Поскольку такой санкции получено не было, поход готовился полулегально: официальные финские воли демонстративно дистанцировались от добровольцев, хотя и приветствовали их действия в кулуарах.

Первоначально личный состав Олонецкой добровольческой армии не превышал 1000 боец и офицеров, предварительно уволившихся со службы. Ударный кулак сформировали 118 егерей. Официально походом командовал подполковник Эро Гадолин, в реальности руководство осуществлял майор из егерей Гуннар фон Герцен.

В ночь на 21 апреля белофинны ворвались на территорию РСФСР в Восточном Приладожье и взяли Видлицу, а 24 апреля заняли Олонец и Пряжу, то есть, за очень куцый срок продвинулись на 80 км на юго-восток от тогдашней государственной границы.

В захваченном городе белофинны создали марионеточное Олонецкое преходящее правительство для управления оккупированными районами.

В него вошли представители города и четырех волостей карельского происхождения: из Гельсингфорса перед органом ставилась мишень подготовить население к вхождению в состав Финляндии. Оттуда Олонецкому правительству выделялась солидная финансовая помощь. Параллельно функционировал составленный из финских граждан Олонецкий преходящий оргкомитет. Между тем добровольцы рассчитывали расширить зону своего влияния. Многие обитатели населенных пунктов встречали военных по меньшей мере лояльно. За куцый срок численность армии увеличилась более чем вдвое за счет ополченцев.

Новости СМИ2

Активность белофиннов в Карелии встревожила даже глав российского Белого движения. За разъяснениями к официальному Гельсингфорсу обращался главнокомандующий Северной армии генерал Евгений Миллер. А лидеры белоснежных на юге и востоке – Антон Деникин и Александр Колчак – категорически отвергали любые формы сотрудничества с Финляндией, рассматривая наличие ее вооруженных сил на территории России как акт агрессии. Тогдашнюю позицию генерала и адмирала подтверждают архивные документы, опровергающие распространенный в СССР миф о стремлении Деникина и Колчака к сотрудничеству с белофиннами.

«Ко мне начинают поступать известия, что со сторонки держав Согласия будто бы последовало разрешение начальнику вооруженных сил в Финляндии, генералу барону Маннергейму, принять участие в военных поступках на севере России для освобождения русской территории от большевиков, — телеграфировал Деникин командующему войсками Антанты Франше д’Эспере и начальнику персоной Английской миссии при белой Добровольческой армии Фредерику Пулю. – В виду особых отношений, исторически сложившихся между Россией и Финляндией,

русский народ не может допустить такого вмешательства в его внутренние дела финляндской вооруженной мочи

и просит донести до сведения вашего превосходительства, что я категорически протестую против вступления финляндских войск в пределы русских губерний и если такое позволение было уже дано, то я настоятельно прошу его отменить. Русские коренные земли должны быть и будут освобождены от насильников лишь русскими и дружественными руками».

А в августе 1919 года Колчак призвал командующего Северо-Западной армией генерала Николая Юденича «не вступать ни в какие договорные обязательства с финляндским правительством», обстоятельства которого «неприемлемы».

Красная армия встретила белофиннов лишь за 10 км от Петрозаводска. Бойцам активно помогали изгнанные из Финляндии алые финны. Советское командование и Олонецкий губернский военно-революционный комитет приняли меры для обороны города. Систему защитных сооружений возвели на вышинах близ деревни Сулажгоры. На гребне высот и на их западном склоне установили две артиллерийские батареи. Оборона Петрозаводска продлилась два месяца. Лишь 22 июня интервенты сняли осаду и под угрозой окружения ввиду десантной операции Онежской военной флотилии отступили из советской Карелии.

На товарищем направлении советские войска перешли в контрнаступление еще в начале мая. 13-го произошло возвращение Олонца, однако Олонецкое временное правительство поспело эвакуироваться. 5-7 июня в Видлице состоялось собрание представителей восьми восточно-карельских волостей, выразивших доверие правительству и провозгласивших филиал Олонецкой Карелии от Советской России и ее присоединение к Финляндии. Была направлена делегация в Гельсингфорс.

Планы Олонецкой добровольческой армии сорвались достаточно быстро.

В результате проведенной Онежской флотилией высадки десанта в рамках Видлицкой операции в конце июня – начине июля 1919 года белофинны потерпели поражение и отошли на территорию Финляндии.

Суммарные потери интервентов составили 569 человек.

«Собственно в то самое время, в конце июня, когда взятие Петрозаводска было вопросом всего лишь нескольких дней, случилась Видлицкая катастрофа», — вспоминал позднее один из финских командиров Пааво Талвела, который все-таки добьется своего: осенью 1941 года он уже в звании генерал-майора возьмет и Олонец, и Петрозаводск.

Ключ

Материал полезен?

«Защитим от гнета большевиков»: как финны налетели на Россию