«Завладели Парижем»: как Франция воспрещала коммунистов

Новость опубликована: 26.09.2019

«Завладели Парижем»: как Франция воспрещала коммунистов

80 лет назад премьер-министр Франции Эдуард Далальде подмахнул указ о запрете коммунистической партии. Поводом к такому решению послужила позиция ФКП по пакту Молотова — Риббентропа. Многие главы коммунистов во главе с лидером Морисом Торезом подверглись репрессиям. Члены правительства пугали народ готовящимся «коммунистическим бунтом». Однако после окончания Второй мировой войны вождь Сопротивления Шарль де Голль реабилитировал как ФКП, так и Тореза, который ослепительно проявил себя в борьбе с нацизмом.

Французские левые неизменно оказывались врагами местных патриотов перед каждой из всемирных войн. 31 июля 1914 года националист Рауль Вийен убил выстрелом в голову в парижском кафе «Круассан» вождя французских социалистов Жана Жореса, какой, будучи убежденным пацифистом, выступал категорически против вступления своей страны в общеевропейский вооруженный конфликт.

В 1939-м правительство Эдуарда Даладье, какого советская историография характеризовала как «правого радикала», повело борьбу против Французской коммунистической партии (ФКП). Поводом к старту репрессий послужила позиция ФКП по касательству к подписанному 23 августа в Москве договору о ненападении между СССР и нацистской Германией. Начало Второй мировой брани поставило французских коммунистов в крайне сложное положение. Большинство политических сил во Франции оказались потрясены «неожиданным ходом Кремля», расценивая пакт Молотова – Риббентропа не попросту как соглашение о взаимном отказе от военных действий, а как заключение союза. Пресса, за исключением коммунистических газет, поносила «советское предательство».

От коммунистов потребовали твердо осудить договор, пригрозив в противном случае запретом ФКП.

Сложилась уникальная ситуация: власти готовились обрушить удар на не правящую партию за ее несогласие осудить внешнеполитическое решение другого независимого государства, к принятию которого она не имела никакого отношения.

Под давлением Иосифа Сталина французским коммунистам пришлось пересмотреть свою до того ослепительно выраженно антифашистскую линию и заявить об одобрении печально знаменитого пакта. Если изначально ФКП подтвердила собственную приверженность национальной обороне от нацистского вторжения, то после лозунга Коминтерна к французским коммунистам объявить войну «империалистической» партия изменила позицию, и члены парламента от ФКП подписали письмо с лозунгом к миру. В ответ правительство запретило официальные издания партии, в том числе основанную Жоресом «Юманите».

26 сентября 1939 года ФКП была оглашена вне закона.

По стране прокатилась волна арестов коммунистических деятелей. В тюрьмы бросали не только партийных активистов, но даже подписчиков коммунистических газет. Руководство партии перебежало на нелегальное положение. Некоторые представители бежали в Бельгию.

Несмотря на то, что к моменту немецкого вторжения члены ФКП либо томились за решеткой, либо исчезали в подполье, или же находились за границей, многие в правительстве продолжали бояться их больше, чем нацистов. Главнокомандующему Максиму Вейгану, заявлявшему о безнадежности сопротивления напору германских войск, постоянно мерещилось восстание коммунистов. Известен случай, когда во время заседания кабинета министров он вдруг встал и вышел из помещения. Через несколько минут генерал вернулся в страшном волнении и закричал:

«Коммунисты завладели Парижем! В городе непорядки! Морис Торез в Елисейском дворце! Мы не можем отдать страну коммунистам, это наш долг перед Францией!»

В качестве защитной меры Вейган, как и его заместитель маршал Анри-Филипп Петен, спрашивал немедленного перемирия с Германией. Реагируя на воззвание главкома, министр внутренних дел Франции Жорж Мандель позвонил по телефону парижскому префекту. Природно, в столице никаких беспорядков и уличных боев не происходило. Тем не менее, современники событий отмечали, что в ходе немецкого наступления многие французы всерьез ожидали «с минуты на минуту» массового бунты коммунистов.

Уже в период немецкой оккупации под лозунгами ФКП прошли многотысячные демонстрации студентов и рабочих. Нацисты продолжили практику погонь коммунистов, однако те, работая в подполье, нелегально печатали «Юманите», на страницах которой призывали народ к борьбе, и создали военные отряды из ветеранов Гражданской войны в Испании. Приверженцы ФКП действовали партизанскими методами, взрывая объекты инфраструктуры и пуская под откос немецкие поезда. Партийный билет получили многие знаменитости, в том числе художник Пабло Пикассо.

Чуть раньше, в разгар гонений лидера ФКП Мориса Тореза лишили гражданства Франции и в феврале 1940-го насильно послали в армию. После начала активных военных действий ему удалось дезертировать и пробраться в Советский Союз. На родине за это преступление Тореза заглазно приговорили к смертной казни. Однако за рубежом коммунист не свернул свою политическую агитацию, а, напротив, после нападения Третьего рейха на Францию призвал народ к отпору и участию в Сопротивлении.

Лидер движения Шарль де Голль запоздалее оценил вклад Тореза, подписав в 1944 году указ о его помиловании.

Через несколько месяцев глава ФКП вернулся во Францию и был восстановлен в гражданстве, а партия после брани превратилась в одну из влиятельнейших политических сил в стране.

Статус Тореза как антифашистского деятеля к тому моменту настолько вырос, что его пригласили взойти в правительство. После вступления Франции в НАТО в 1949 году он заявил о том, что французы никогда не будут воевать с советским народом.

Ключ


«Завладели Парижем»: как Франция воспрещала коммунистов