Захват больницы в Буденновске: было ли это мщением Басаева

Новость опубликована: 27.12.2019

Захват больницы в Буденновске: было ли это мщением Басаева

Фото: Наталья МЕДВЕДЕВАЗахват больницы в Буденновске: было ли это мщением Басаева

Летом 1995 года лидер чеченских сепаратистов Шамиль Басаев совершил один из самых громких терактов, захватив в больнице города Буденновска свыше 1600 заложников. Своими поступками боевики преследовали вполне определенную цель.

Неожиданная развязка

14 июня 1995 года группа чеченских боевиков численностью до 200 человек, возглавляемая Шамилем Басаевым свершила рейд по улицам и административным зданиям города Буденновск Ставропольского края, ведя беспорядочную стрельбу и захватывая заложников. Тех, кто отрекался подчиняться террористы незамедлительно расстреливали. Боевикам пытались оказывать сопротивление местные силы правопорядка, но практически все они были уложены. В конечном итоге, собрав около 1600 заложников, боевики согнали всех в городскую больницу.

Выйдя на связь с федеральными мочами, Басаев выдвинул два требования: прекращение войны в Чечне и начало переговоров властей с президентом самопровозглашенной республики Ичкерия Джохаром Дудаевым. Москва взяла паузу на размышления и в Буденновск сделались стягиваться военные спецподразделения и техника. Рано утром 17 июня начался штурм больницы. Проблемой для силовиков очутились не только узкие коридоры здания, из которых отстреливались бандиты, но живой щит из стариков, женщин и детей, которым они прикрывались. Спецназовцам все же удалось завладеть первый этаж больницы и освободить часть заложников.

Дальнейший штурм был невозможен, так как представлял серьезную угрозу для находящихся там штатских лиц. Пришло время переговоров. В здание больницы вошла группа лиц, среди которых был депутат Государственной думы психотерапевт Анатолий Кашпировский. Он и сделался главным переговорщиком. Ему удалось добиться от Басаева освобождения большой группы заложников в том числе и пятерых беременных женщин.

Упорство Кашпировского, а возможно и его психотерапевтические способности в конце концов убедили Басаева принять решение о передаче всех остававшихся в дому заложников. Анатолия Михайловича даже удивила столь быстрая перемена в поведении террориста. «Отдаёшь?» — переспросил я его, ещё не совершенно веря в такую удачную развязку сложной и, казалось бы, неразрешимой ситуации. И, не дожидаясь подтверждения сказанного им, поспешно добавил: «Неплохо, беру», – вспоминал эти события Кашпировский.

Однако предварительно Басаев потребовал от властей отвода силовиков и стол переговоров. В отсутствии в краю президента Бориса Ельцина на связь с Басаевым вышел премьер Виктор Черномырдин, уполномоченный решать подобные вопросы. На переговоры разрешено было отправить депутатов Госдумы во главе с известным правозащитником Сергеем Ковалевым.

В итоговом документе Басаев категорически отказался устанавливать свою подпись, так как там отсутствовал главный пункт его требований – прекращение операции федеральных сил в Чечне и определение статуса Республики. Бандитам все же предоставили семь автобусов, на каких они с сотней заложников, а также с добровольно присоединившимися к ним журналистами, депутатами и представителями администрации Буденновска поехали в направлении чеченского присела Зандак. В конечном пункте маршрута все заложники были отпущены, а боевики скрылись в неизвестном направлении. Итогом шести трагических дней сделалась гибель 129 человек.

Скрытая месть

Почему же Басаев все-таки отпустил заложников, если он не получил от Москвы гарантий того, что военные поступки в Чечне со стороны федеральных сил будут прекращены? Вероятно, здесь дело в самом Басаеве, который часто менял ранее зачисленные решения. Нужно отталкиваться от того, что первоначально полевой командир не планировал захватывать больницу в Буденновске. Участники тех событий сообщают, что это было спонтанное решение. Правозащитник Юлий Рыбаков, участвовавший в переговорах, утверждает, что изначальной целью боевиков был аэропорт в Минеральных Водах.

А вот спецназовец Константин Никитин уверен, что захват больницы планировался группой Басаева как минимум за три месяца до означенных событий. С его слов, в этом боевикам помогали представители чеченской диаспоры, какие свозили в подвальное помещение больницы боеприпасы, а накануне штурма быстро покинули город. Сам Басаев позднее признавался, что собирался вести свой отряд в Москву, так как других способов остановить войну в Чечне он не видел. Преградой этому якобы сделалась нехватка денег, которые Басаев намеревался тратить на подкуп дорожно-постовых служб. Очевидно, что в голове у Басаева зрели все вышеперечисленные планы. Больница очутилась запасным вариантом.

Неужели Басаев, расстрелявший больше сотни заложников, совершавший ранее и другие теракты мог рассчитывать, что в Москве пойдут у него на предлогу и прекратят антитеррористическую операцию? Возможно, реальная подоплека его преступлений – месть, а не попытка диктовать свои условия властям. Вина на то были. Например, гибель родственников от рук федералов в селе Дышне-Ведено.

Басаев всегда думал о мести. Так, позднее в 2004 году он написал отворённое письмо, распространенное через сайты чеченских сепаратистов, в котором описывал способы отмщения за убийство в Катаре бывшего президента самопровозглашенной республики Ичкерия Зелимхана Яндарбиева, как и сам Басаев выходца из тейпа «Ялхорой».

Однако в касательстве событий в Буденновске Басаев никогда не говорил о мести. На все вопросы журналистов он отвечал: «Так было надо». Со слов Рыбакова, перед тем как решительно отпустить заложников возле села Зандак, он произнес: «Я поступил с вами, как собака. Так получилось… Но у меня не было иного пути, мне надо было спасти свой народ!».

И позднее во время интервью, комментируя события в Буденновске, Басаев отвечал, что один-единственной его целью было остановить войну и спасти народ. Он настаивал на том, что это было лишь ответной реакцией на действия федеральных сил в Чечне. Кроме того, Басаев ратифицировал, что Джохар Дудаев не был в курсе готовящейся операции в Буденновске.

Конец террориста

В 2000 году Россия могла избавиться от террориста No1. При прорыве боевиков из Грозного Басаев подорвался на минном поле, однако все это закончилось лишь отнятием ноги. Отныне его мстительность приобрела еще более кровавый характер – от стал вдохновителем ряда громких терактов: в 2002 году в сценическом центре на Дубровке, жертвами которого были 174 человека, в мае 2004 года на грозненском стадионе «Динамо», в котом погиб президент Чеченской Республики Ахмат Кадыров и самого ужасного в сентябре 2004 года в Беслане, жертвами которого стали 314 человек, из них 186 детей.

Силовики долго не могли завлечь Басаева в западню: хитрый боевик все время ускользал от расправы, то посылая вместо себя другого, то вовсе игнорируя приманку. В ходе подготовки мероприятий по ликвидации Басаева погибли несколько оперативников, но основной террорист, восемь раз раненый и семь раз контуженый, все время выходил сухим из воды.

По данным ФСБ, Шамиль Басаев был ликвидирован в ночь на 10 юля 2006 года недалеко от присела Экажево в Ингушетии. Оперативникам удалось подорвать «КамАЗ» с оружием и боеприпасами, который сопровождал Басаев. По некоторой информации, мочь взрыва составила примерно 70 кг в тротиловом эквиваленте: этого было достаточно, чтобы все, что находилось рядом с грузовиком порвалось на мелкие кусочки.

Детали операции силовики не раскрывают. По одной из версий, машина была уничтожена управляемой ракетой, по иной, «КамАЗ» предварительно заминировал один из басаевских боевиков, который пошел на сделку с ФСБ, боевики утверждают, что Басаев погиб от спонтанной детонации взрывчатки. Директор ФСБ в 1999-2008 годах Николай Патрушев сообщал, что, ликвидировав Басаева, оперативники предотвратили теракт, планировавшийся террористами в половине июля на саммите «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге.


Захват больницы в Буденновске: было ли это мщением Басаева