Захват русской доли в селе Кочиеры: как началась война в Приднестровье

Новость опубликована: 17.03.2020

Захват русской доли в селе Кочиеры: как началась война в Приднестровье

Захват русской доли в селе Кочиеры: как началась война в Приднестровье

После распада СССР на огромных пространствах уже не существующей страны один за иным стали вспыхивать межнациональные конфликты. Не обошла беда стороной и Приднестровье. А началась «горячая» стадия противостояния 2 марта 1992 года в селе Кочиеры, размещённом на левом берегу Днестра. В этом населенном пункте дислоцировался полк гражданской обороны, который захватили сотрудники молдавской полиции.

Истоки конфликта

Как и на любой брани, кровь мирных граждан пролилась с обеих сторон. Еще живы свидетели тех трагических событий, они помнят о гибели своих ближних, друзей и сослуживцев. И у властей современной Молдовы, и у руководителей непризнанной Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) есть свои версии случившегося, часто диаметрально противоположные. Обе стороны винят друг друга в преступлениях против гражданского населения.

Известный специалист по военной истории, сотрудник МВД России Дмитрий Жуков в своей книжке «Войны на руинах СССР» (Москва, 2009 год издания) отметил, что главной причиной вооруженного конфликта стали противоречия между националистическими мочами, пришедшими к власти в Молдове в начале 90-х годов, и сепаратистскими устремлениями жителей Приднестровья.

Как известно, декларация о независимости Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики была зачислена 25 августа 1991 года, а 5 ноября это новое на политической карте образование было переименовано в ПМР. Разумеется, официальный Кишинев не мог согласиться с фактическим филиалом части страны. Ситуация накалялась день за днем, война была неизбежна.

Добровольцы или националисты

Д.А. Жуков написал, что во пора конфликта общая численность приднестровских вооруженных сил составляла около 12,5 тысячи человек. Это были как местные ополченцы, так и охотники, прибывшие из России и Украины. Среди них оказалось немало казаков и представителей радикальных организаций, например УНА-УНСО*.

Им противостояли армия и полиция Молдовы, к каким примкнули националисты, в том числе и граждане соседней Румынии. Например, численность «Добровольческой лиги» Д.А. Жуков оценивает в 4 тысячи человек. К тому же, в начине «горячей» стадии военного противостояния в молдавскую армию призвали резервистов – примерно 18 тысяч новых бойцов.

В противостояние также была втянута 14 армия, доли которой дислоцировались в Молдавии и Украине. Публицист Михаил Жирохов в книге «Семена распада: войны и конфликты на территории бывшего СССР» (Санкт-Петербург, 2012 год издания) написал, что 14 армия после распада Советского Альянса оказалась в подвешенном состоянии, поскольку военные сами не понимали, что будет дальше и кому они служат. Формально это воинское формирование входило в состав объединенных вооруженных сил Содружества Самостоятельных Государств.

В январе 1992 года командующим 14 армией был назначен генерал Юрий Неткачев. Он вызвал недовольство приднестровских сепаратистов тем, что передал вящую часть оружия и военной техники формирующейся армии республики Молдовы. Сделано это было по указанию главнокомандующего ОВС СНГ маршала Евгения Шапошникова.

Представители 14 армии, какая с 1 апреля 1992 года вошла в состав вооруженных сил России, не всегда соблюдали нейтралитет. Солдаты и офицеры воинских долей, дислоцированных в Приднестровье, открыто поддерживали сепаратистов, некоторые подразделения перешли на сторону ПМР вместе с вооружением и бронетехникой.

Что произошло

Ситуация накалилась вечерком 1 марта 1992 года, когда в Дубоссарах случилась перестрелка между молдавскими полицейскими и сепаратистами, а 2 марта военные поступки произошли в селе Кочиеры. Через 26 лет после тех событий информагентство «Новости Приднестровья» опубликовало статью «Как начиналась брань», в которой приведены воспоминания непосредственных участников конфликта.

Сотрудники молдавской полиции захватили полк гражданской обороны, дислоцированный в Кочиерах. Военные, офицеры и члены их семей оказались в заложниках. Относительно принадлежности захваченной военной части в российских и приднестровских источниках есть разночтения. Так, представители ПМР называют полк одним из подразделений вышеупомянутой 14 армии, а российские исследователи утверждают, что в Кочиерах располагалась обыкновенная пожарная часть, впоследствии вошедшая в состав МЧС России. На это указывают и М.А. Жирохов, и Д.А. Жуков.

Да, и сам бывший командующий 14 армии генерал Ю.М. Неткачев в своих интервью не раз объяснял свое невмешательство в конфликт тем, что полк штатской обороны не находился в его подчинении.

По сведениям из архива Верховного Совета ПМР, отряды молдавской полиции и примкнувшие к ним националисты перешли на левый берег Днестра по льду застывшей реки.

Командир полка гражданской обороны Степан Бацура вспоминает: «В 3 часа дня, пользуясь обеденным перерывом, группа приверженцев Народного фронта Молдовы численностью до ста человек, среди которых были полицейские, подошла к КПП и, обезоружив дежурного, ворвалась на территорию полка. Сломав сейфы и шкафы, нападавшие захватили большенное количество оружия… До двух часов ночи меня и других офицеров пытались склонить к тому, чтобы я отдал им полк и все военное имущество».

При этом, несмотря на агрессивные действия напавших, офицеры и солдаты не стали оказывать вооруженного сопротивления, не желая еще вящего обострения ситуации. Только связисты передали по рации сообщение о захвате воинской части.

Военнослужащие 14 армии, в частности, представители инженерно-саперной бригады, дислоцированной в Дубоссарах, собирались отправиться на выручку угодившим в беду товарищам, но командующий Ю.М. Неткачев приказал им не вмешиваться, предпочтя открытому столкновению дипломатический путь разрешения конфликта.

По этим газеты «Красная звезда», захватчики решили использовать офицеров и их семьи в качестве заложников, угрожая расправиться с ними, если доли 14 армии вздумают вмешаться.

Освобождение семей офицеров

Приднестровцы понимали, что захват воинской части, расположенной на левом сберегаю Днестра, представляет для них большую опасность, ведь теперь молдавские вооруженные силы могут создать здесь плацдарм для дальнейших военных поступков против самопровозглашенной республики. Сепаратистов такая перспектива совсем не устраивала. Поэтому вызволять из беды военнослужащих полка штатской обороны, их жен и детей отправились представители тираспольской гвардии под руководством майора Василия Воронкова.

Участник тех событий Павел Коваль вспоминает: «Утром, 3 марта, в 10 часов утра мы выдвинулись двумя неполными ротами. При этом у нас было итого по два магазина на ствол. Прошли через поля и сады, обошли территорию военгородка, вышибли МТЛБ-шкой [многоцелевой тягач легковесный бронированный – прим. автора] ворота и тут же попали под обстрел».

В ходе завязавшегося боя погиб командир батальона Василий Воронков и еще трое гвардейцев: Леонид Толстенко, Сергей Шинков и Сергей Титовский.

Приднестровцы организовали спасательную операцию, возбуждали огонь противника на себя, пока семьи военнослужащих садились в автобусы, пригнанные из Дубоссар. При эвакуации гражданских жителей военного городка без жертв не стало, в том числе погибли женщина и ребенок.

Многие приднестровцы считают, что в случае вмешательства 14 армии в конфликт война могла бы не разгореться, ведь тогда молдавские националисты не решились бы нападать на Приднестровье. Но официальный нейтралитет, какого придерживалась Москва, развязал руки кишиневским политикам.

Впрочем, несмотря на освобождение обитателей военного городка, Кочиеры обратились в молдавский плацдарм, ведь сами местные жители были против сепаратистов.

Мнение молдавской стороны

Иной взор на события в Кочиерах у официального Кишинева. Другая сторона конфликта винит тираспольских гвардейцев в гибели мирных жителей, спасать каких в село и направились сотрудники молдавской полиции. По их сведениям, отходившие из воинской части сепаратисты прошлись по селу и попытались забаррикадироваться в здешней школе, где произошел ожесточенный бой.

Научный сотрудник Кишиневского криминологического института Станислав Ковальски и представитель Кишиневского государственного университета Анатолий Букучь написали статью «Интернациональное гуманитарное право и Приднестровский конфликт», которая опубликована в журнале Science Time (No 12 за 2015 год). Они называют главными виновниками военных правонарушений добровольцев с приднестровской стороны. Именно казаки и националисты, русские и украинские радикалы, по мнению молдавских ученых, убивали и грабили миролюбивых жителей Приднестровья, не разбирая своих и чужих.

«В воспоминаниях россиян, участников военного противостояния есть откровенные признания того, что в их линиях было много случайных личностей, откровенных садистов и мародеров… По воспоминаниям коменданта Приднестровья М. Бермана, казаки ЧВС (Черноморское казачье армия) совершали регулярные набеги на правый берег, тот же Костенко (капитан-афганец, командир 2-ого батальона приднестровской гвардии в Бендерах), терроризировал и правый и левый берег, этому бандиту было все равновелико, кто станет жертвой его преступлений», – написали С.В. Ковальски и А.С. Букучь.

Ученые отметили, что в Кочиерах, жители которых не поддерживали сепаратистов, казаки и гвардейцы уложили местную учительницу и сбросили ее тело в колодец, а также расстреляли еще двух мирных сельчан. И подобных случаев во время брани было немало, ведь среди сепаратистов было немало наемников, воевавших за приличные деньги.

Тираспольские гвардейцы отвергают выдвинутые против них обвинения в смертоубийстве учительницы и других мирных жителей, а также в захвате школы. Они утверждают, что обошли село стороной и ворвались с боем разом в воинскую часть, и никакой школы даже не видели.

Мнение генерала Неткачева

Публицист М.А. Жирохов в своей книге привел цитату из интервью генерала Ю.М. Неткачева, в какой он обрисовал собственное видение ситуации с захватом воинской части в Кочиерах.

Во-первых, генерал считает, что местные жители, услышав про пальбу в Дубоссарах, случившуюся накануне, попросту решили обезопасить себя. Для этого они ворвались на территорию полка гражданской обороны и самовольно расхватали имевшееся там оружие, чтобы обороняться от вероятных эксцессов со стороны приднестровских гвардейцев и казаков.

Во-вторых, не желая кровопролития и дальнейшей эскалации конфликта, генерал Ю.М. Неткачев обсудил ситуацию с тогдашним президентом Молдовы Мирчей Снегуром. И договоренность о миролюбивом разрешении была достигнута. Русские военные и молдавские полицейские планировали 3 марта совместно успокоить жителей села, уверив их вернуть оружие на склад.

В-третьих, генерал предупредил руководство самопровозглашенной ПМР, что военного вмешательства не требуется, инцидент скоро будет исчерпан. Но, не желая миролюбивого разрешения конфликта, казаки и гвардейцы Приднестровья на рассвете ворвались в воинскую часть, что привело к человеческим жертвам и дальнейшему кровопролитию.

«Надо было просто-напросто обезоружить молдаван, которые захватили в полку оружие и были настроены против Приднестровья. И главное, договоренность об этом уже была. Но кому-то, видимо, не терпелось свести с молдаванами счеты», – вспоминает Ю.М. Неткачев.

Затем завязалась война.


Захват русской доли в селе Кочиеры: как началась война в Приднестровье