Захват аэроплана «золотой» грузинской молодёжью в 1983 году. Как красивая свадьба закончилась большой кровью

Новость опубликована: 17.02.2017

Захват самолёта "золотой" грузинской молодёжью в 1983 году. Как красивая свадьба закончилась большой кровью

Новобрачные Тинатин Патвиашвили и Гега Кобахидзе

Свадебное путешествие

Свадьбу, гулявшую 17 ноября 1983 года, в Грузии помнят и ныне: она стала отправной точкой трагедии, коснувшейся многих тбилисских семей. Невеста — 19-летняя Тинатин Патвиашвили, студентка 3-го курса архитектурного факультета Академии художеств, дочка ученого и родственница секретаря ЦК Компартии Грузии. Неречённый — 21-летний актер Гега Кобахидзе, сын знаменитого кинорежиссера Михаила Кобахидзе. Незадолго до свадьбы Гега начал сниматься в сделавшемся потом культовым фильме Тенгиза Абуладзе «Покаяние». Закончил бы эту работу — был бы кинозвездой.

Гости на свадьбе поднимали тосты за новобрачных и желали им побольше детей, еще не ведая, что невеста Тинатин пошла в загс беременной. Среди приглашенных на празднике была сотрудница тбилисского аэропорта. В разгар веселья новобрачные подсели к ней и рассказали: после праздника они с друзьями отправляются в свадебное путешествие в Батуми. Новобрачные попросили сделать им подарок — прочертить через депутатский зал быстро и без досмотра багажа. Гостья ответила: «Конечно!» — и устроила все за пару звонков.

На следующий день, 18 ноября, когда свадьба продолжала распевать и плясать, молодожены попрощались с родителями и вместе с друзьями поехали в аэропорт. Через депутатский зал семеро молодых людей пронесли в аэроплан пистолеты «ТТ», револьверы наган и дипломат с учебными гранатами, переделанными в боевые.

Позже следствие выяснит, что жених Гега Кобахидзе за несколько месяцев до свадьбы привел своих товарищей на закрытый показ фильма «Набат» про угон самолета. Эта учебная лента для сотрудников спецслужб и стала пособием для воздушных террористов. Из нее правонарушители узнали, как захватить самолет, окончательно решив рвануть на Запад за свободной жизнью. Сумели купить оружие — благо все при денежках. Стрелять учились в загородном доме Геги Кобахидзе. В группу воздушных террористов, помимо жениха и невесты, вошли:

✔ 25-летний Иосиф Церетели, художник студии «Грузия-фильм». Его папа — член-корреспондент Академии наук Грузинской ССР, профессор Тбилисского госуниверситета.

✔ Два брата Ивериели — 26-летний Каха и 30-летний Паата, оба — доктора, окончившие Московский университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Их отец — профессор, заведующий кафедрой Института усовершенствования докторов.

✔ 25-летний Давид Микаберидзе, студент четвертого курса Тбилисской академии художеств. Отец — управляющий строительным трестом «Интуриста».

✔ 32-летний Григорий Табидзе, безработный, судимый за грабительство, угон машины, хулиганство. Отец — директор проектного бюро «Госкомпрофтех-образования».

В 15 часов 43 минуты самолет Ту-134А вылетел из Тбилисского аэропорта. Рейс № 6833 Грузинского управления штатской авиации следовал по маршруту Тбилиси — Батуми — Киев — Ленинград. На борту находились 57 пассажиров и 7 членов экипажа.

Захват самолёта "золотой" грузинской молодёжью в 1983 году. Как красивая свадьба закончилась большой кровью

Одинешенек из угонщиков, Давид Микаберидзе, застрелился, поняв, что захват не удался.

«Летим в Турцию!»

— Борт уже заходил на посадку в Батуми, как вдруг мы получили команду возвращаться на резервный аэродром Тбилиси из-за погодных условий, — рассказал «Комсомолке» штурман злополучного рейса Владимир Гасоян. — Мы развернулись. Правонарушители этого не знали — они видели, что самолет снизился, и решили, что он садится. А от Батуми до Турции рукой подать! В этот момент завязался захват самолета.

— Я услышала крики и вышла в салон, — вспоминает бортпроводница Ирина Химич. — Увидела, как один из преступников стукнул пассажира в синем костюме бутылкой по голове. Второй выстрелил ему в ухо. Мужчина умер мгновенно. Из-за костюма террористы разрешили, что это сотрудник службы безопасности полетов. Хотя он был обычным пассажиром.

«Летим в Турцию!» — закричали террористы. Я схватила трубку: «Подавайте я сообщу об этом экипажу по внутренней связи». Но они вырвали трубку прямо с проводами, ударили меня рукояткой пистолета по башке и отшвырнули в угол. Двое схватили вторую стюардессу Валентину Крутикову, приставили к голове пистолет и повели к кабине пилотов. Пилоты увидели стюардессу и открыли ей дверь.

— В кабину ворвались двое бандитов и приставили дула пистолетов к нашим с головам — моей и второго пилота, — вспоминает командир воздушного корабли Ахматгер Гардапхадзе.

«Какая Турция? Самолет не сможет совершить такой перелет», — попытался урезонить нападавших бортинженер Анзор Чедия. И тут же получил несколько пуль в бюст. Потом Табидзе разрядил обойму в голову замначальника летно-штурманского отдела Завена Шабартяна. И вдруг неожиданно для преступников раздались ответные выстрелы. Бил штурман Владимир Гасоян.

— Я сидел за шторкой в носовой части, и бандиты меня не заметили, — говорит он. — Открыл огонь из табельного оружия. Бил в щелку — надо было еще попасть. Одного бандита завалил насмерть (им оказался рецидивист Табидзе. — Ред.). Второго тяжко ранил (Паату Ивериели. — Ред.). Это сразу переломило ход событий. Неизвестно, как бы дальше все складывалось — молодчики вели себя неадекватно (запоздалее выяснилось, что они были накачаны наркотиками. — Ред.), самолет мог вообще потерять управление.

— Когда штурман Гасоян застрелил одного террориста, ранил второго, и тот выпрыгнул из кабины, мы пытались сделать так, чтобы они больше не попали к нам в кабину. Я начал стрелять, чтобы никто не приближался, — говорит Ахматгер Гардапхадзе. — После мы устроили встряску самолета, и террористов откинуло из кабины в салон.

— Не боялись, что из-за выстрелов произойдет разгерметизация самолета?

— Мы бывальщины на высоте около 4500 метров. На такой высоте разгерметизация не страшна. Она и не случилась… Потом, когда мы закрылись в кабине, с нами был раненый Шабартян. Глядеть на него было жутко: пуля во лбу, из горла хлещет кровь, глаз вытек. Он хрипел от боли, протягивал деньги: «Передай моей супругу». Понимал, что умирает, а мы говорили: держись, сейчас придет подмога. Тяжело терять товарищей…

Чтобы не подпустить террористов к кабине, командир Ахматгер Гардапхадзе принудил самолет качаться из стороны в сторону.

— Гардапхадзе проделал в воздухе несколько фигур высшего пилотажа. Это на пассажирском-то лайнере! — повествует историк спецслужб, писатель Игорь Атаманенко. — Как потом подсчитали специалисты, нагрузка на несущие конструкции самолета в три раза превысила допустимую. Но благодаря находчивости командира правонарушителей отбросило из пилотской кабины в пассажирский салон.

Захват самолёта "золотой" грузинской молодёжью в 1983 году. Как красивая свадьба закончилась большой кровью

Обложка журнала «Гражданская авиация» за август 1984 года. Героический экипаж Ту-134: командир Ахматгер Гардапхадзе (слева), другой пилот Станислав Габараев (в центре) и штурман Владимир Гасоян. Фото: «Гражданская авиация» № 8, 1984.

«Они жестоко били нас»

— В салоне творилось невообразимое. Из кабины пилота били наши ребята. Из салона — бандиты, — вспоминает стюардесса Ирина Химич. — Преступники схватили меня и, прикрываясь мною, били из-за моего плеча. Некоторые пассажиры пытались помешать террористам и получали пули. Раненые, крики, всеобщий ужас… Когда у бандитов кончились патроны, они удалились в предбанник возле багажного отделения. Меня забрали туда под прицелом. Валентина, вторая стюардесса, лежала с разбитой башкой в носовой части. Позже она очнулась и оттащила труп, из-за которого не закрывалась дверь в кабину пилотов. Тогда пилоты смогли забаррикадироваться в кабине.

Мы с Валей остались в салоне лицом к лицу с террористами. Уговаривали их сдаться. Но они были как ошалелые. Ходили по салону, курили, тянули, били нас рукоятками пистолетов. Таскали за волосы. Пинали. У меня весь костюм был залит кровью. И половины волос на башке не было — повыдергали. Я несколько раз теряла сознание. То приходила в себя, то снова «уплывала». А мы еще пытались оказать помощь раненым пассажирам. Я увидала у мужчины кровь, хотела забинтовать, полезла в карман — сразу получила удар по голове. Террористы подумали, что у меня там оружие.

Статут долбить в дверь пилотов, бандиты достали гранаты и пригрозили взорвать самолет. Я пыталась их успокоить: говорила, что летим в Турцию. Надеялась, что в тьме (уже наступал вечер) преступники не поймут, Турция это или Грузия. Выглянула в иллюминатор и заметила военные истребители, которые прижали нас с двух сторонок.

Преступники метались по салону, заставляли людей лечь на пол и заложить руки за голову. Мучили пассажиров. Угрожали матери, у какой кричал ребенок: «Пусть он замолчит, иначе мы отрежем ему уши и заставим тебя их съесть».

Захват самолёта "золотой" грузинской молодёжью в 1983 году. Как красивая свадьба закончилась большой кровью

Желая вырваться «на свободу», они тут же превратили салон аэроплана в мини-концлагерь. На фото Герман Кобахидзе

Шеварднадзе тянул со штурмом

В 17 часов 20 минут захваченный террористами борт сделался снижаться в аэропорту Тбилиси.

— Самолет еще двигался по бетонке. Я открыла запасной люк и прямо на ходу выпрыгнула, — рассказывает бортпроводница Ирина. — Не ведаю, как осталась жива. Помню только, что по мне стреляли.

Вторая бортпроводница Валентина Крутикова, помогавшая Ирине открыть аварийный люк, не поспела выпрыгнуть и была убита бандитами. Один из них, Микаберидзе, разглядев в проеме двери огни тбилисского аэропорта, решил, что все окончено, и пустил себе пулю в лоб.

— Переговоры с террористами продолжались до восьми утра, — рассказывает Ирина. — Всю ночь пассажиры были в заложниках. Обезвредила правонарушителей прибывшая из Москвы группа «Альфа» — бескровно, без единого выстрела.

Но позвали альфовцев не сразу. Эдуард Шеварднадзе (тогда первоначальный секретарь ЦК Компартии Грузии) надеялся справиться своими силами и погасить конфликт без участия Москвы. Прямо со свадебного банкета — родственники еще продолжали тянуть за счастье молодых — родителей террористов привезли в аэропорт. Но попытка образумить новобрачных не увенчалась успехом.

— Террористы заявляли: любой час задержки вылета в Турцию обойдется в три жизни взятых в заложники пассажиров, — рассказывает пилот Станислав Габараев. — Дело принимало опасный виток. Летчики сумели покинуть кабину. Под предлогом технического обслуживания c самолета было слито топливо. Вокруг кромешная тьма: прожекторы выключили, чтобы дезориентировать террористов.

Первое, чего коснулись руки командира группы альфовцев Владимира Зайцева, когда он пробрался в кабину, было окоченевшее тело бортмеханика. Из рации раздался голос Шеварднадзе: «Вы что там кота за хвост тянете?! Штурм!» За окнами раздались взрывы. Это был отвлекающий маневр — свето-звуковые гранаты.

Альфовцы ворвались в салон. «Не подходите! Подорву самолет!» — закричала девушка, прижимая к груди какой-то пакет. Это была Тинатин Патвиашвили. В пакете оставались три противотанковые гранаты. Но девица тут же впала в прострацию — сказались наркотики. Однако спецназовцы заметили, что к лежавшему в кресле «дипломату» тянется рука сидящего рядышком молодого человека. Молниеносное движение, и запястья бандита — в браслетах. В дипломате лежал основной боезапас бандитов: десять гранат Ф-1 и РГД-5. Переговоры с правонарушителями длились более восьми часов, штурм — четыре минуты.

Разбор полетов

В результате неудавшегося угона погибли семь человек: два члена экипажа и стюардесса, два пассажира и два террориста. Еще 12 человек получили ранения.

Сосо Церетели при невыясненных обстоятельствах внезапно скончался в тбилисском СИЗО. Прочих террористов суд приговорил к расстрелу, кроме Тинатин Патвиашвили, которой дали 15 лет. В тюрьме ей сделали аборт.

На уголовном деле стоял гриф «негласно». Родственникам расстрелянных не говорили о смертной казни. Многие из них 10 лет ездили по лагерям, разыскивая своих детей…

Захват самолёта "золотой" грузинской молодёжью в 1983 году. Как красивая свадьба закончилась большой кровью

Тинатин (Тина) Патвиашвили

— После этого ЧП меня затаскали по допросам, — сознался «КП» штурман Владимир Гасоян. — В КГБ Грузии офицер, который вел дело, допытывался: «А кто вам дал приказ стрелять?» Бред! Когда на твоих глазах убивают товарищей, ты должен ожидать приказа, чтобы открыть по преступникам огонь?

В 1984 году командиру Ахматгеру Гардапхадзе и штурману Владимиру Гасояну за обнаруженную отвагу было присвоено звание Героя Советского Союза. Бортпроводницу Ирину Химич наградили орденом Красной Звезды.

— Длинное время угонщиков в Грузии оправдывали, особенно во времена правления Гамсахурдиа и после него, — говорит Ирина. — Информацию в СМИ подавали так, что чуть ли не мы на них налетели. А ребята, мол, просто жертвы советского строя, пытавшиеся вырваться на свободу…

…После всего случившегося грузинское общество, буквальнее его интеллигенция, разделилась по поводу случившегося. Инициативные лица начали сбор подписей под петицией о помиловании осужденных и замене высшей меры кары на максимальный срок тюремного осуждения. Но близкие и друзья погибших при захвате самолета также собрали подписи — с требованием повергнуть приговор к исполнению.

Эмигрантский журнал «Страна и мир», издававшийся в Мюнхене, заметку о трагедии в Тбилиси завершил таким характерным пассажем: «Сейчас все грузинские рослые инстанции (суд, прокуратура, правительство и т. д.) получают поток писем с угрозами: если с арестованными «что-нибудь сделают», то всю Грузию потрясет вал массового террора. История последних лет показала, что Грузия сейчас — может быть, единственная из союзных республик СССР, где это может быть и не порожний угрозой» (№ 3, 1984 г.).

Чтобы расставить все точки над «i», власти подготовили двухчасовую передачу «Бандиты», показанную по грузинскому телевидению 23 августа. В ней самым детальным образом был освещен ход этого дела, включая фрагменты судебного заседания. То было тяжелое телевизионное зрелище, и после него отдельный заступники, ужаснувшись, сняли свои подписи.

«Несколько десятков телефонных звонков последовало на студию в тот же вечер, — сообщала газета «Вечерний Тбилиси». — Был среди них и подобный, весьма авторитетный звонок: мол, справедливость приговора под сомнение не ставится, но нужны ли еще жертвы?

Пройдет всего восемь лет и в ноябре 1991 года, во пора правления президента-нациста Звиада Гамсахурдия газета «Свободная Грузия» опубликует «разоблачительную статью» о том, как под руководством Шеварднадзе была прочерчена «бессмысленная бойня», убийство молодых «борцов за свободу и независимость», пытавшихся покинуть на самолете «империю зла».

Тина Патвиашвили будет амнистирована и выйдет на независимость. Одновременно в сквере авиагородка будет совершен акт вандализма: памятный камень с фамилиями погибших пилотов и бортпроводницы вывернут из земли и поругают.

На суде у них спросили: «Вы же все дети высокопоставленных родителей. Взяли бы туристические путевки в Турцию и остались бы там, попросили политического убежища!?»

Ответ был обескураживающий: «Если бы мы таким линией сбежали в Турцию, нас бы приняли за простых эмигрантов. Вот Бразинскасы, отец и сын, улетели с шумом, со стрельбой, стюардессу Надю Курченко уложили, так их в США в почетные академики приняли…»


Ответить