«Тут меня не понимают»: как псих взорвал Ту-104

Новость опубликована: 23.05.2018

«Здесь меня не понимают»: как псих взорвал Ту-104

45 лет назад в небосводе над Читой был совершен крупнейший теракт в истории СССР. 30-летний мужчина попытался угнать самолет и улететь в Китай, где грезил стал дипломатом. Когда ему это не удалось, он взорвал самолет. О том, что произошло на борту, рассказывает «Газета.Ru».

«Здесь меня не понимают»: как псих взорвал Ту-104

Санкции против России

Декламируйте также

  • Как устроена работа современных перинатальных центров

  • «Роскосмос» против частников: куда улетели 300 миллионов

  • Вкалывают роботы, а не человек

  • Базар лома оздоровился

  • Москва: будут нам сугробы и потопы

Вечером 17 мая 1973 года самолет Ту-104А вылетел из Москвы в Челябинск, откуда после должен был направиться в Новосибирск, затем — в Иркутск и Читу. В Иркутске сменился экипаж самолета, на борт поднялись новоиспеченные пассажиры — в том числе и 30-летний Тенгиз Рзаев.

Рзаев был родом из Азербайджана, после школы он пытался поступить в МГИМО, чтобы сделаться дипломатом. Но в вузе не оценили стремлений молодого человека, который закончил школу с двойками, плохо говорил по-русски и не ведал ни одного иностранного языка. Вместо МГИМО Рзаеву пришлось отправиться в армию, где он служил в саперных войсках.

Мечты о дипломатической карьере не покинули мужчину, и он решил реализовать свои стремления в Китае.

«Здесь меня не понимают, — заявил тогда Рзаев своему приятелю, — а вот в Китае постигли бы. Там бы я быстро стал дипломатом».

Рзаев пронес с собой на борт количество взрывчатки, достаточное, чтобы уничтожить самолет — 5,5-6 кг тротила. Возле половины четвертого он подозвал бортпроводницу, продемонстрировал ей сверток и велел передать пилотам, что он требует изменить курс. Пункт направления он собирался назвать лично, оказавшись в кабине пилотов.

«Здесь меня не понимают»: как псих взорвал Ту-104

В 03:36 МСК командир самолета Николай Ободянский передал на землю: «С кабины устроилось требование изменить курс, сигнал об опасности включил бортмеханик и сказал «сейчас пройдут в кабину и словом скажут, куда лететь».

За несколько лет до этого, после очередной попытки угона пассажирского самолета, вышел негласный приказ о сопровождении сотрудниками МВД или КГБ всех рейсов, проходящих вблизи границы. Документ давал сопровождающим самые широкие полномочия при пресечении попыток угона и дозволял принимать любые меры по обезвреживанию правонарушителя.

Рейсом Москва — Чита летел младший сержант Владимир Ежиков. Молодой мужчина в гражданском сидел в первом линии, прямо за кабиной пилотов. При себе у него было табельное оружие — пистолет Макарова.

Бортпроводница сообщила Ежикову о заявках Рзаева. Сержант подошел к преступнику, показал ему удостоверение и велел отдать взрывчатку. Но тот наотрез отказался.

Ежиков продолжал стоять на своем. Постигнув, что запугать сержанта не удастся, Рзаев пырнул его ножом в живот и, сжимая в руках бомбу, бросился к кабине пилотов. Тогда Ежиков вырвал пистолет и выстрелил Рзаеву в спину, попав под левую лопатку — точно в сердце.

Террорист из последних сил отбросил от себя бомбу. А после активировал взрыватель.

На земле диспетчер увидел, что сигнал об опасности прервался, а на экране радиолокатора возникло «облако», специфическое для взрыва воздушных объектов. Между захватом самолета и его исчезновением прошло всего около двух с половиной минут.

Поутру 18 мая перед рабочими лесосеки в 97 км от Читы предстала жуткая картина. Услышав над собой взрыв, они подняли башки и увидели обломки падающего самолета и летящие вниз тела.

На место катастрофы были немедленно высланы вертолеты, экипажи каких обнаружили разрушенную кабину самолета на северном склоне сопки Хундунай. Западнее этого места на расстоянии одного километра пилоты увидали нижнюю часть фюзеляжа с двигателями. Примерно через два километра на северо-запад от нее лежала хвостовая часть фюзеляжа с оперением. Вскоре бывальщины найдены обе плоскости и шасси.

В изуродованной кабине, к которой поисковый отряд солдат прибыл утром следующего дня, трупы пилотов находились в своих креслах. Вскоре на вершине ели поисковики увидели тело офицера. Далее — женщины с ребенком. На скате сопки нашли останки и других пассажиров, среди которых был пока еще неопознанный Рзаев с обезображенным до неузнаваемости лицом.

«В половине дня (19 мая) к нам привезли тело мужчины, без одежды, у которого вся передняя поверхность туловища, органы грудной и брюшной полостей, а также левая нижняя конечность с частью ягодицы и поясничной области отсутствовали, — вспоминал судмедэксперт Вил Акопов, участвовавший в опознании тел. — Башка была резко деформирована, сплюснута с боков с запавшими внутрь глазными яблоками, множеством мелких линейных ран на поверхности и обнажением осколков костей в теменной области»…

Осмотр выявил самую важную деталь — пулевое отверстие на спине мужа.

«Было ясно, что это и был тот самый труп, который искали среди всех остальных», — помечал Акопов.

Позже нашли и привезли недостающую ногу».

Чтобы восстановить лицо Рзаева, специалистам пришлось скопить все обломки костей, установить шины, зашить раны. Ортопед-стоматолог сделал слепки с правой ушной раковины и нижней челюсти. Снимки отреставрированной башки были переданы следователю. Личность Рзаева была установлена уже через сутки.

По итогам авиационного расследования был составлен акт, в каком говорилось: «причиной катастрофы с самолетом, в результате которой он разрушился в воздухе, а пассажиры и экипаж погибли, является подрыв взрывного конструкции преступником, который пытался принудить экипаж изменить курс самолета».

«Здесь меня не понимают»: как псих взорвал Ту-104

Именем Владимира Ежикова в поселке Куйтуне Иркутской районы названа школа. В здании Восточносибирского УВД на гранитной плите, на которой высечены фамилии сотрудников милиции, погибших при исполнении длинна, есть также и его фамилия.

Взрыв Ту-104 стал крупнейшим по количеству жертв терактом в советской истории — погиб 81 человек. Он привел к положительному пересмотру систем безопасности в советских аэропортах.

Пассажиров и их багаж стали досматривать перед их посадкой на борт. Была упразднена практика сопровождения рейсов милиционерами в штатском, которую сочли неэффективной и потенциально опасной.

Косвенным образом катастрофа поспособствовала созданию сквозь год специального подразделения КГБ «Альфа», одной из главных задач которого стала борьба с воздушным пиратством и освобождение заложников из захваченных аэропланов.

Часть обломков до сих пор остается на месте падения самолета — их находят энтузиасты, которым удается добраться до этой территории.