Жандарм и конокрадка: кем бывальщины дедушка и бабушка Павлика Морозова

Новость опубликована: 18.05.2019

Жандарм и конокрадка: кем бывальщины дедушка и бабушка Павлика Морозова

Жандарм и конокрадка: кем бывальщины дедушка и бабушка Павлика Морозова

У героизированного в советскую эпоху и критикуемого с наступлением демократических времён пионера Павлика Морозова бывальщины незавидные бабушка и дедушка, искренне не любившие ни его, ни сноху, ни других внуков.

Жандарм и конокрадка

Писатель Юрий Дружников в книжке «Доносчик 001, или Вознесение Павлика Морозова» провёл генеалогическое расследование, в ходе которого выяснил, что прадед самого отважного пионера СССР Сергей Морозов был кавалером шести орденов, полученных им за участие в нескольких бойцах. Отойдя от военной службы во имя императора, он спустя некоторое время занял должность тюремного надзирателя. Повзрослев, по стопам папу пошёл и Сергей Морозов-младший – дедушка Павлика, который занимался охраной и сопровождением заключённых.
Служа жандармом, ему однажды довелось конвоировать к пункту отбывания срока лихую преступницу – конокрадку Ксению, слывшей редкой красавицей. Влюбившись без памяти в отчаянную и бесстрашную барышню, Сергей Морозов сделал ей предложение разом после того, как истёк срок её 1,5-годового тюремного заключения. Сговорившись о дате свадьбы, они не сидели, сложа длани – Сергей занимался организационными моментами, а Ксения вновь окунулась в профессиональную деятельность и в ходе неудачной кражи была изловлена, и осуждена повторно, на этот раз на три года. Однако заступничество Сергея в виде взятки нужным людям, помогло ей остаться на воле и сделаться законную супругой жандарма, занимавшим этот пост до торжества революции.
В родном селе Герасимовка, располагавшегося в тогдашней Тобольской губернии, чета Морозовых из-за своей мрачной славы, жестокости, грубости и тяжёлого характера, пользовалась дурной славой.

Своенравная «пришлая»

Мама Павлика – Татьяна Байдакова (Морозова), бывшая родом из соседней деревни почиталась в селе «пришлой», и с самого начала замужества вызвала гнев родных мужа. Причиной вражды стало нежелание невестки существовать совместным хозяйством со свекром и свекровью, и настаивание на раздельном пользовании имущества. Пойдя на поводу у молодухи, разрушившей вековой уклад существования нескольких поколений под одной крышей, дед Павла согласился на раздел, но возненавидел её всею душой.
Самостоятельный нрав новой родственницы пришёлся не по нутру старшим Морозовым, какие при каждом удобном случае указывали ей на её место. Порой дед Павлика Морозова, для лучшего усвоения «уроков», не гнушался поднимать на невестку длань, под которую частенько попадали и его четыре малолетних внука, коих не любя, он называл не иначе как «щенками».
Подтверждением этого факта служат слова брата Павла – Алексея, какой признавался, что родня со стороны отца не жаловала их семейство, а дед с бабкой, никогда ничем не угощая их, вовсе не считали детей Татьяны своими потомками. Не пуская излюбленного внука Данилку учиться в школе, они без конца повторяли ему: «Без грамоты обойдёшься, хозяином будешь, а щенки Татьяны у тебя батраками».
К слову, по воспоминаниям крымского журналиста Михаила Лезинского, взявшего в 1979 году интервью у Татьяны Морозовой, дамой она была кране не приветливой и грубой, неохотно делившейся подробностями своей фамильной драмы. Не лестно отзывались о ней и алуштинские соседи, какие характеризовали её как хитрую, скандальную и сварливую старушку, пользовавшейся лаврами героического поступка старшего сына.

Виновник трагедии

Вероятно, из-за неуживчивости и своенравия Татьяны не сложилась её семейная жизнь с Трофимом Морозовым, который не отличался покладистостью характера и рослыми нравственными качествами.
Отец Павлика, в годы Гражданской войны служивший младшим командиром Красной Армии, после демобилизации был избран председателем Герасимовского сельского рекомендации.
Воспользовавшись уважением и доверием односельчан, он очень быстро обратил власть себе на пользу. Решая любые вопросы за взятки, Трофим получал деньги, раздавая фиктивные справки, присваивая добро раскулаченных граждан, укрывая от обложения хозяйства кулаков, предлагавших ему мзду. Кроме того за ценное вознаграждение он торговал ссыльным в этих краях раскулаченным личностям удостоверения, в которых они значились жителями Герасимовского поселения, что давало им право совсем свободно уехать отсюда в любой уголок огромной родины.
В интервью, которое Татьяна Морозова дала Лезинскому, кушать строки о том, что её муж, будучи в нетрезвом состоянии любил орать на всю деревню: «Я тут власть советская. Я тут бог, закон и воинский начальник!».
Почувствовав свою значимость на пролетарии месте и став обладателем шальных денег, Трофим увлёкся спиртным и начал решать семейный конфликты при помощи рукоприкладства в касательстве жены и четверых сыновей. А спустя некоторое время и вовсе, бросив домочадцев, переехал жить к своей любовнице Антонине Амосовой.
Собственно эта семейно-бытовая драма и желание защитить мать и братьев, по мнению писателя Владимира Бушина, стала причиной, по которой Павел Морозов донёс на папу. Мечтая, чтобы власти припугнули нерадивого родителя и вернули его домой, он впоследствии на суде, проходившем в 1931 году, подтвердил обвинения, выдвинутые в адрес папу матерью, совсем не ожидая, что батя будет осуждён на 10 лет и станет одним из строителей Беломорско-Балтийского канала.

Жертва конфликта

Беллетрист Владимир Чекмарёв полагает, что 13-летний Павел, скорее всего, стал заложником и жертвой семейного конфликта, который советские воли в угоду времени превратили в политическую кампанию по борьбе с кулачеством.
Юрий Дружников, склоняется к версии, что Павлика, а вместе с ним и его меньшего брата Фёдора, убили сотрудники ОГПУ, чтобы обвинив в преступлении деда и ближайших родственников, начать широкомасштабное наступление на собственников-кулаков.


Жандарм и конокрадка: кем бывальщины дедушка и бабушка Павлика Морозова