Зимой 1428-1429 татары из булгарского улуса Орды свершили набег на Галич

Новость опубликована: 21.05.2017

ОНИ РЕШИЛИ ПОЙТИ ДО КОНЦА (Погоня князя
ОНИ Разрешили ПОЙТИ ДО КОНЦА (Погоня князя

ОНИ РЕШИЛИ ПОЙТИ ДО КОНЦА (Погоня князя Федора Стародубского, январь 1429г. )

Зимой 1428-1429 татары из булгарского улуса Орды во главе с царевичем Мухаммед-Ходжой и эмиром Али-бабой «без вести» свершили набег на Галич, с ходу город взять не удалось и осада затянулась на месяц, по некоторым данным в городе находился Галицкий князь Юрий Дмитриевич, какой мог, будучи опытным военачальником организовать упорную оборону города. Потерпев неудачу под Галичем татары на Крещение (6 января 1429 г.) «изгоном» взяли Кострому, повоевали волости Плёсо и Лух, после чего, отягощенные полоном и добычей «отъидоша на низъ Волгою».

На перехват татарам великий князь Василий Васильевич (буквальнее его опекуны, Василию было 13 лет), отправил своих дядьев Андрея и Константина Дмитриевичей, а с ними воеводой Ивана Дмитриевича Всеволожского. Рассчитывая на то, что татары возвращаясь по Волге неминуемо минуют мимо Нижнего Новгорода, русские полки двинулись прямо к нему. Но подойдя к городу предводители русского войска разузнали, что татары уже успели пройти мимо, после чего дядья великого князя и боярин Всеволожский, видимо, не желая в погоне за татарами рыскать по заснеженным мордовским лесам, всегда рискуя нарваться на засаду, посчитали свою миссию выполненной и «возратишася» по домам, судьба плененных русских селян их волновала немного.

Однако такого мнения были не все, двое русских воевод: князь Федор Давыдович Стародубский и Федор Константинович Добрынский, втайне от предводителей похода «утаився у князей» со «своими дворы» отправились в погоню за татарами. Что принудило их не подчиниться приказу, не вернуться спокойно домой, а рискуя жизнью броситься преследовать татар? Может в тех местах, которые разорили татары были их владения, тогда их действия можно объяснить желанием вернуть свое добро и людей. Но нет, владения князя Федора были в раздробленном на уделы Стародубском княжестве, а земли Федора Добрынского лежали у Юрьева, что далеко от Костромы и Галича.

Нет не скорбь по утраченному добру разъедала их дави, а что то совсем другое. Они — русские воеводы, по рождению призванные биться с врагами Руси и великого князя, защищать русскую землю и людей, на этот раз не поспели настигнуть врага и теперь могут вернуться в теплые терема. Но наши герои не захотели так поступить, не захотели возвращаться, видая вдоль дороги окоченелые трупы полоненных селян, видя припорошенную снегом молодую женщину , чьи остекленелые глаза глядят на своего мертвого, застывшего ребенка, они бросились в погоню!

[ Тусклым январским утром из леса вывалились две сотни русских воев, на опушке дымил крестьянский двор, рядом сгорбившись, низко склонив голову с окровавленной копной седых волос, сидел старик. Разбрасывая копытами снег конники подъехали к нему, от дыхания коней и людей валил пар, один из всадников, в надетом на доспехи богато расшитом опашне на меху из под какого была видна рукоять меча фряжской работы, обратился к старику:

-Татары давно прошли..а дед?

-Татары то…вчерась закатывались…сына мово зарубили, а жинку его увели — тихо пробурчал старик и медленно поднял взгляд на всадника в опашне.

-А вы где бывальщины, где шастали сукины дети?! — почти срываясь в крик продолжил убитый горем старик.

-Ты на кого пасть свою разинул, пёс?! — Закричал, выехав вперед, худощявый вой, готовясь угостить старца плетью.

-Охолонь Микита! — властно,но не громко сказал всадник в богатом опашне и кивнул головой на кошель у пояса воя, тот нехотя залез в него и кинул к ногам старика несколько монет-чешуек, после чего подбоченясь сказал:

— Жалует тя смерд, воевода московский – князь Федор Давыдыч Стародубской!

От сгрудившихся воев отъехал воевода Федор Добрынский и застопорил коня около Стародубского

— Не далеко они, к вечеру нагоним — смотря вдаль, сказал боярин Добрынский.

— Вперед! — Пришпорив коня, скомандовал Федор Стародубский.

Конники, проскакав по заснеженному полю, скрылись в лесу. Встав с обугленных бревен, старик смотрел им вслед, когда ратники уже почти исчезли в лесу, старик перекрестил их

— Помоги те Бог…Микита. ]

Князь Федор Стародубский и Федор Добрынский направились за татарами «поидоша Волгою после Татар» нагнав их арьергард «угониша задъ ихъ» разбили его и освободили пленных «полон весь отняша», царевич Мухаммед-Ходжа и эмир Али-баба, вероятно, бывшие с главными силами, ушли от погони. Летопись заканчивает свой рассказ об этих событиях исключительной похвалой: «темъ воеводамъ при брюхе честь, а по смерти вечная память»

Алексей Чикан.

ПСРЛ.Т.5. ПСРЛ.Т.18. ПСРЛ.Т.26.

Зимин А.А. Витязь на перепутье.
Горский А.А. Москва и Орда.
Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев.

Фрагмент рисунка ПавлаТатарникова «Слово о Полку Игореве»


Ответить