9-я пластунская стрелковая дивизия: как воевал казачий спецназ в Великую Отечественную

Новость опубликована: 19.01.2020

9-я пластунская стрелковая дивизия: как воевал казачий спецназ в Великую Отечественную

9-я пластунская стрелковая дивизия: как воевал казачий спецназ в Великую Отечественную

Бесстрашные пластуны участвовали во немало войнах, демонстрируя уникальные боевые качества на Кавказе и при обороне Севастополя, в русско-турецкой, русско-японской и Первой мировой. Прошли легендарные «сталинские головорезы» и всю Великую Отечественную, победоносно вернувшись в родимые станицы в сентябре 1945.

Люди-невидимки

Основой уникальной техники боевых действия пластунов становилась хитрость, незаметное приближение к неприятелю и внезапная бесстрашная атака. Как пишет в «Учебнике выживания снайпера» С.Федосеев, пластуны отличались особенным умением «исчезать» из поля зрения и, подобно оборотням из сказок, «чудо-дивно менять рост»: «растворяться» в лесу, в поле становиться «вровень с муравой» и подбираться к врагу так, что он и глазом не успевал моргнуть. Не случайно одна из заповедей пластунов гласила: «Стань призраком в стране неприятеля. Призрак внушает ужас».

В исторических хрониках демонстрация этой тактики сохранилась в подвигах старшины и стрелка пластунской сотни Девятой дивизии Федора Гребенюка. В ходе военных операций в районе польского Шамхайна и Кляйн-Эльгута в марте 1945 года он добровольцем вызвался уничтожить засевших в доме пулеметчиков, какие не давали продвинуться стрелковому подразделению. Подобно хитрой лисице, пробирающейся в курятник, Федор Гребенюк подобрался к дому, из окон какого, не умолкая, строчил пулемет, и забросал фашистов гранатами. То же самое старшина повторил месяц спустя, но уже в Чехии. В бое близ Тропау он замкнуто пробрался к огневой точке и гранатами уничтожил пулеметчиков.

Казачья смекалка

Пластуны отличались не только хитростью, но и смекалкой. Лишь одинешенек из примеров – бой под польской Дембицей в конце августа 1944 года. По воспоминаниям старшего сержанта М. Яхина, батальону пластунов пришлось сдерживать «панцирный эскадрон». Двумя «тиграми», тремя десятками легких танков и десятком бронетранспортеров фашисты пытались отхватить советские батальоны друг от друга, но пластуны не только выстояли, но и под непрестанным огнем немного продвинулись вперед. Когда к ночи бессердечный бой стих, пластуны использовали хитроумный маневр. Доползли до стоящих в поле снопов и, передвигая их так, чтобы визуально сохранялось дистанция между скирдами, приблизились к вражеским укреплениям. Ну а затем осталось бесстрашно ринуться в атаку и взять рубеж.

Найти и истребить

Отборные стрелковые батальоны пластунов формировались из потомственных охотников, с малолетства обученных пластунскому делу. Они искусно подражали воплю птиц или плачу шакала, предупреждая своих об опасности. Отличались терпением и хладнокровием. В засаде могли часами сидеть в камышах или колком кустарнике, беззвучно стоять в ледяной воде или лежать без движения, зарывшись в снег. Умение неслышно перемещаться и проходить незамеченными, запоминать лесные тропки и отлично ориентироваться на местности, переправляться через любую преграду и многими днями выслеживать «добычу» – всё это составляло натуру пластуна и превращало его в высокоэффективного агента. Такого, каким был красноармеец Михаил Капитонов – разведчик Девятой пластунской стрелковой дивизии, неоднократно награжденный за исключительную храбрость и мужество при уничтожении неприятеля.

В апреле 1944 северо-западнее украинского города Черновцы рядовой Капитонов в ходе вылазки обнаружил, зашел в тыл и уничтожил 8 фашистов. Сквозь 5 дней обнаружил взвод гитлеровцев, успел доложить командиру и в бою лично убил четырех врагов. В начале декабря близ чехословацкого Даргова успешно выявил огневые точки неприятеля – скрытно подобрался к предполагаемому месту, открыл огонь и заставил врага перестрелкой себя обнаружить. В этом бою был ранен, но поля боя не покинул. В апреле 1945 рядовой Капитонов нес дозор близ чехословацкого Скржипова, и когда гитлеровцы попытались пробраться в тыл, своевременно раскрыл их маневр, открыл огонь, самолично убил 6 фашистов и вместе с товарищами разведчиками захватил 2 вражеских пулемета и 8 машин. Останутся в памяти и подвиги разведчика-пластуна Павла Кичи – старшего сержанта Девятой пластунской дивизии. Он неоднократно добывал ценные сведения, доставляя командованию значительные немецкие документы или «языка».

Врешь! Не возьмешь!

В статье «Казаки-пластуны или первый русский спецназ», опубликованной в альманахе «Казачество», указывалось и еще одно качество пластунов – они никогда не сдавались в плен. Почиталось, что лучше погибнуть, чем потерять свободу. Пластуны-разведчики всегда намечали пути для отступления, а при столкновении с врагом либо отстреливались до крышки, либо отходили, сливаясь с местностью. Впрочем, неприятель при встрече со «сталинскими головорезами» обычно отказывался от преследования, осознавая, что агенты могут «завлечь» в засаду, завести в непроходимый лес или болота, из которых невозможно выбраться.

Для запутывания врага пластуны использовали тактику «сакма», долей которой было заметание собственных следов. Опытный пластун прыгал на одной ноге, шел «пятами наперед» («задковал»), галопировал, подобно старому опытному зайцу, стремящемуся уйти от собак и охотника. Эти приемы позволяли сбить с толку противника, какой не только не понимал, в каком направлении уходят пластуны, но и их количество.

Голыми руками

В статье «Быть пластуном – уметь особо воевать» Л. Терновой можно прочесть, что пластун – не лишь прославленный воин из числа черноморского, а позднее кубанского войска, но и особенная техника ведения рукопашного боя. Многие часы бойцы с ранних лет посвящали обрядовому плясу, перетекающему в кулачный бой «сам на сам», в котором не было строгих правил. Считается, что именно тренировки пластунов улеглись в основу гопака, состоящего из высоких прыжков и «ползунцов», выполняемых на корточках. Прыжками пластуны выбивали врага из седла, а «ползунцы» помогали колотиться с врагом даже сидя на корточках. Так, упомянутый выше Федор Гребенюк в наступлении на чешский Клопин в мае 1945 только в рукопашном бою уложил трех немецких солдат.

Своих не бросаем

Пластуны на протяжении всей истории выполняли более широкий круг долгов, чем другие подразделения. Они были следопытами и разведчиками, элитными снайперами и диверсантами, саперами и артиллеристами. Прекрасно владели как огнестрельным, так и морозным оружием. Были по-особенному организованы, соблюдали традиции и чтили историю. Среди пластунов было особенно сильно раскручено чувство товарищества, к тому же сотни формировались из жителей одной станицы – людей зрелого возраста, успевших доказать безупречные человечьи и воинские качества. Если один пластун спасал жизнь другому, они обменивались нательными крестиками и становились братьями. Раненых пластуны никогда не кидали, а убитых всегда хоронили или забирали с собой. Один из примеров – еще один подвиг Федора Гребенюка в январе 1945 в зоне польского села Петрувка. Несмотря на ранение 14 января, уже на следующий день старшина вынес с поля боя под огнем противника раненого офицера, закидывая немцев гранатами.


9-я пластунская стрелковая дивизия: как воевал казачий спецназ в Великую Отечественную