Андре Массена. «Дитя, избалованный победами»

Андре Массена. «Дитя, избалованный победами»
Ferdinand Wachsmuth. Массена, 1792 г.

Андре Массена – одинешенек из самых возрастных действующих маршалов Наполеона (не почетных, как Келлерман, Серрюрье или Периньон).

Родился он в 1758 году. Старше его бывальщины Лефевр 1755 года рождения (маршал почетный, но много воевавший после получения этого звания) и Ожеро, какой родился в 1757 году.

Службу в армии Андре Массена, в отличие от многих кузенов (так обращался к своим маршалам Наполеон), начинов ещё при Бурбонах – в 1775 году.

Заметим, между прочим, что произошло это за 6 лет до рождения Эжена Богарне, принимавшего активное участие в бранях той эпохи. И за 15 лет до рождения Жана Шрамма, ставшего генералом в 1813 году. Многие другие известные соратники Бонапарта едва-едва появились на свет. Бартелеми Жубер, Мишель Ней и Жан Ланн, например, родились в 1769 году, маршалы Сюше и Даву – в 1770. 5–6-летние грядущие герои Наполеоновских войн ещё во дворе играли, а Массена уже в армии лямку тянул (и успел до сержанта дослужиться).

Вероятно, вы помните, что Наполеоне Буонапарти французом сделался только потому, что за год до его рождения остров Корсика вошёл в состав Франции. Французский язык не был для него родным (родной – корсиканский диалект итальянского стиля), и слово пехота император до конца жизни произносил так, что всем слышалось «ребятня». Кроме того, он путал значение французских слов «перемирие» и «помилование».

А Массена родился в Ницце, которая тогда входила в состав Сардинского королевства, то есть подданным ни Людовика XV, ни Людовика XVI он не был (в состав Франции Ницца решительно вошла лишь в 1860 году).

Андре Массена. «Дитя, избалованный победами»
Памятник Массене, Ницца (скульптор Карье де Беллез, 1860 г.)
Национальность определялась по папе, который у будущего маршала был итальянцем (а вот мать была француженкой). Но сам он, разумеется, считал себя именно французом.

Поговорим об этом человеке, и начнем с рассказа о генезисе и безрадостном детстве нашего героя.

Ранние годы жизни Андре Массены

Предки будущего маршала жили в Провансе как минимум уже в XVI столетии.

О смысле фамилии Massena историки спорят до сих пор. Многие полагают, что она имеет провансальское происхождение – от слов «Maou Souna» (буквально – «незнакомый», так местные жители могли назвать какого-то пришлого бродягу, поселившегося в этих местах).

Другие версии кажутся гораздо немало сомнительными. Например, некоторые полагают, что эта фамилия была образована от латинских слов «Malus Senex» («злой старикан», а то и «престарелый пройдоха»).

Ещё более неправдоподобной кажется санскритская версия: «Mahaussena» – «генерал армии» (вот так, ни больше не меньше).

Но, где Прованс и где – Индия? И с какой стати неимущих крестьян кто-то мог называть «генералами»?

А кое-кто из историков считает, что фамилия этой семьи имеет иудейские корни.

На протяжении столетий деды нашего героя были крестьянами, однако его дед Доминик, занявшись торговлей, сумел выйти в люди. К концу жизни в его собственности уже был и весьма крупный земельный участок размером примерно в 16 с половиной гектаров. И, казалось, что его внуку уготовано пусть не глянцевитое, но вполне обеспеченное будущее добропорядочного провинциального буржуа.

Но едва Андре исполнилось 6 лет, как умер его отец, а мать быстро вышла замуж за какого-то торговца. Дети от первого брака в новой семье оказались лишними и были пристроены к родственникам. Андре взяла бабушка по папе. А затем он оказался в доме дяди-мыловара, который забрал его не из-за большой родственной любви, а в качестве бесплатного работника.

Дать образование грядущему имперскому маршалу никто и не подумал, так что до 17 лет он оставался неграмотным.

В новой семье Андре жилось совсем не сладко. Да и нрав его требовал чего-то большего, нежели судьба бесправного подмастерья.

В результате 14-летний Андре не просто бежит из дома родственников, но и убеждает присоединиться к себе двоюродного брата – сына хозяина. В Тулоне они расстались, поскольку Андре решил вдруг завербоваться на 5 лет (типовой срок контракта) на торговый корабль в качестве юнги.

Казалось бы: вот он путь в новую жизнь – почему бы молодому человеку с авантюрным нравом не стать новым Бертраном д’Ожероном (губернатор флибустьерской Тортуги)? Не повторить подвиги вождя ямайских приватиров Генри Моргана? Не очутиться реинкарнацией «Калико Джека» с острова Нью-Провиденс (с Энн Бонни и Мэри Рид на борту)?

Но времена знаменитых пиратов и каперов давно миновали. Опустела Тортуга. Разрушен землетрясением грешный город Порт-Ройал. Давно сгнили трупы убитых и повешенных на реях «безбашенных» корсаров багамского острова Нью-Провиденс.

И эксперимент морской службы, видимо, у Массены оказался не слишком удачным. Во всяком случае, рассказывать о том периоде своей жизни он никогда не обожал.

В 1775 году, сойдя на берег в Тулоне, Массена в очередной раз оказался на распутье. Молодого человека никто и нигде не ожидал. И никаких перспектив: ни в Сардинском королевстве, ни во Франции, ни где-то ещё, у него не было.

И тут Массена столкнулся с очередным родственником – братом помершего отца, который, будучи сержантом, занимался вербовкой новобранцев для французского Итальянского полка (Regiment Royal-Italien). Так наш герой, не будучи французским подданным, очутился на королевской военной службе.

Он был не одинок: в различных полках Франции служили тогда около 40 тысяч иностранцев. После завершения Семилетней войны (1756–1763) Франция наслаждалась миром, и армия стояла в гарнизонах.

Военная служба была достаточно невесела и однообразна. Казалось, что такая жизнь абсолютно не подходит Массене, однако молодой человек неожиданно проявил себя с самой лучшей сторонки. Уже через год ему было присвоено звание капрала, а через два года он становится сержантом.

Именно во время военной службы Массена, наконец, научился декламировать и писать: в роли учителя выступил упоминавшийся выше родственник. Но особых высот, как вы понимаете, в учебе Андре Массена не достиг. Наряду с Лефевром и Ожеро он входил в число наименее образованных соратников Наполеона.

Любопытно, что во время службы Массена стал членом одной из масонских лож, причем, по кое-каким данным, со временем занял в своем полку должность «мастера стула». Вызывать удивление это не должно, поскольку отделения различных лож в то пора имелись в большинстве королевских полков (некоторые считают, что таковых «масонских» полков во Франции было 70). И 15 наполеоновских маршалов (из 26) бывальщины масонами.

В общем, жизнь у Андре Массены налаживалась, и он вполне серьезно рассчитывал на получение младшего офицерского звания. Его чаяния рухнули в мае 1783 года, когда военный министр Сегюр подписал указ, согласно которому офицером теперь мог сделаться лишь человек дворянского происхождения. Представители старой королевской власти упорно рыли себе могилу и готовили людей, какие их неё закопают.

В 1784 году в возрасте 26 лет Массена достиг высшего унтер-офицерского звания. Но оказался буквально у разбитого корыта.

Напомним, что в новоиспеченной Франции Жан Шрамм стал генералом в 23 года. Наполеон Бонапарт получил это звание в 24 года, Бартелеми Жубер – в 26 лет. 26-летний Андре Массена в армии Людовика XVI «уперся в потолок» и не имел даже малейших перспектив дальнейшего продвижения.

В марте 1788 года пунктом дислокации Итальянского полка Массены стал город Антибы (примерно в 25 км от его родного города – Ниццы). Здесь Андре познакомился с Анной Мари Розали Ламарр (Ламаре), дочерью здешнего хирурга. Выйдя в отставку, он женился на ней (10 августа 1789 года). Этот брак трудно было назвать успешным, и виновником был, разумеется, Массена, которого историк Дж. Корнуолл назвал «образцом супружеской неверности».

Во всех кампаниях Массену сопровождали дамы, каких во французской армии тогда называли «кулевринами». «Одноразовыми» дамочками он, разумеется, тоже не брезговал. Но до этого ещё было вдали.

Накопленные за время службы деньги и небольшое приданое супруги позволили Массене открыть небольшую лавку, однако основной доход, судя по всему, он получал тогда от дел контрабандой. Граница с Сардинским королевством была рядом, а горные тропинки в этой местности он знал с детских лет.

На службе Французской республики

Твердая перемена в судьбе Массены произошла после начала Французской революции. В июле 1789 года он вступает в ряды Национальной гвардии. Мне представляется, что главным побудительным мотивом в данном случае стала именно возможность успешного продолжения военной службы – что было невозможно при престарелой власти. Вот что бывает, когда перестают работать социальные лифты.

Массена все рассчитал правильно: учитывая его большой опыт армейской службы, он был разом избран капитаном-инструктором. Но Массена хотел не учить, а реально командовать войсками, и потому скоро оказался во Втором Барском батальоне: вначале был назначен батальонным адъютантом (штабная офицерская место), но уже в 1792 году мы видим его командиром батальона в звании подполковника.

Между тем в феврале 1792 года Австрия и Пруссия заключают соглашение, положивший начало Первой антифранцузской коалиции. Позже к ним примкнуло Сардинское королевство (подданным которого до сих пор формально являлся Массена). Кроме того, в Альпах, где работал батальон Массены, войну вели и отряды пьемонтских горцев («Barbets»).

В общем, ситуация была сложная, но Массена справлялся, и у начальства был на неплохом счету. В результате в начале 1793 года он был назначен начальником военного лагеря Фугас. В августе того же года он получил повышение, сделавшись бригадным генералом.

В ноябре 1793 года Массена возглавляет левое крыло французской армии в сражении при Утелле (неплохо укреплённый горный замок в Пьемонте). Оценив значение высоты Бреш, он приказал поднять на соседнюю гору Кастель-Джинесте (вышиной около двух тысяч метров) четырехфунтовое артиллерийское орудие, весившее 950 кг – и сам принял участие в его транспортировке. Именно пламя этого орудия привел к капитуляции гарнизонов горы Бреш, а затем – и замка. О действиях Массены было доложено на заседании Конвента 9 декабря 1793 года, а 10 декабря статья о нем была опубликована в парижской газете «Монитер».

Массена в это пора направлялся к Тулону, который находился в руках роялистов и англичан. Он должен был возглавить здесь осадную артиллерию, но опоздал: немного кому известный тогда Наполеон Бонапарт уже предложил свой план штурма города, который был утвержден командованием.

Массена зачислил участие в этом штурме: 14 декабря он прибыл в Тулон, а уже 16 декабря в составе бригады генерала Лагарпа атаковал и захватил форт Лартиг, пушки какого по его приказу немедленно стали обстреливать британский флот, стоявший на рейде. Тулон капитулировал 19 декабря. На следующий день Массена получил звание дивизионного генерала, Бонапарт сделался бригадным генералом.

Интересно, что Бонапарт и Массена тогда так и не встретились.

Генерал Массена

Весной 1794 года Массена опять сражается в Альпах (на территории Северной Италии) – против войск Австрии и Сардинского королевства. Поначалу он добивается порядочных успехов: 16 апреля захвачен Понте ди Ново, 17-го – Орнеа, 18-го – Гарессио.

В результате им была завоёвана почти вся Ломбардия. Но затем последовал ряд разгромов и отступление.

В ноябре 1795 года именно Массена, вместо ещё не успевшего освоиться на посту главнокомандующего Бартолеме Шерера, составил план битвы близ Лоано. В этой битве зачислили участие три других известных военачальника – юный Бартелеми Жубер, восходящая звезда французской армии, который скоро погибнет при Нови, и два грядущих маршала – Сюше и Шарль Ожеро.

Массена возглавил атаку на решающем направлении: две французские дивизии, прорвав неприятельский середина, вышли в тыл противнику. Это и решило исход битвы.

Андре Массена. «Дитя, избалованный победами»
Hippolyte Bellange. Battle of Loano
Директория требовала от Шерера активных поступков, однако генерал не был уверен в том, что у него достаточно сил для похода на Турин. Кончилось тем, что он подал в отставку. В Итальянской армии ожидали, что на освободившийся пост командующего будет назначен Массена. Вместо этого 26 марта 1796 года в нее пришёл Бонапарт, лишь недавно получивший звание дивизионного генерала за подавление роялистского мятежа 3–5 октября 1795 года.

Таким манером, молодой корсиканец снова (как и в Тулоне) «перешёл дорогу» Массене. И знакомство генералов Итальянской армии с Бонапартом получилось вдали не приятным.

Именно тогда Наполеон пообещал Ожеро укоротить его на голову, а Массена после встречи с ним пробормотал:

«Ну и нагнал же на меня ужаса этот парень».

Итальянская кампания 1796–1797

Во время той знаменитой кампании 1796–1797 годов Массена во главе одной из дивизий принимал участие почти во всех битвах. При Дего он отбил внезапную атаку австрийцев с тыла. Но вначале едва не попал в плен, будучи застигнутым врасплох в обществе оставшейся неназванной дамы в каком-то уединенном домике.

В битве при Лоди Массена возглавил штурм одной из колонн, которая пошла в бой под барабанный бой и получила потом название «адской».

Были ещё сражения при Монтенотте, Чево, Мондови, Лонато, Кастильоне, Ровередо, Сан-Джорджо, Бионде.

А вот в первой битве при Риволи (29 июля 1796 года) Массена работал неудачно – его дивизия понесла большие потери и отступила. Реванш ему удалось взять во второй битве на этом плато (14–15 января 1797 года). Тут он пришел на помощь генералу Жуберу, ударом во фланг отбросив австрийские части.

При этом надо учитывать, что ещё 13 января его дивизия участвовала в сражении у Вероны и, чтобы пришагать к Риволи, ей пришлось пройти 32 км по дорогам, занесённым снегом. А затем солдаты Массены прошли ещё 70 км и 16 января очутились у Мантуи, захватив замок Фаворите. В общей сложности за 4 дня дивизия Массены прошла более ста километров и приняла участие в трех битвах. Неудивительно, что запоздалее (в 1808 году) Наполеон пожаловал Массене титул герцога Риволийского.

Кстати, вероятно, вы не раз «слышали, что Массену во Франции именовали: «l’Enfant chéri de la Victoire» (буквально – «драгоценный ребенок Победы», но чаще это переводят как «любимое дитя победы»). Показалось это прозвище у него после того, как недовольный его поведением Бонапарт сказал тогда:

«Вы ведете себя как ребенок, избалованный победами».
Оцените иронию ситуации: 28-летний немного кому известный выскочка Бонапарт говорит это 39-летнему заслуженному генералу.

Враги Массены переиначили эту фразу в другом курсе и называли его не избалованным, а «развращенным ребенком».

Это кажется удивительным, но Париж Массена впервые увидел лишь после заключения Леобенского договоренности о перемирии с Австрией. С известием об этом успехе он был отправлен в столицу и доложил о победах на большом приеме в Директории (в Люксембургском дворце).

Массена тогда даже, при посредничестве Барраса, попытался выдвинуть свою кандидатуру на пост одного из пяти директоров (каждогодне переизбирался один из них), но выборы он проиграл.

Вернувшись в Италию, Массена обосновался со своей дивизией в Падуе и в ее окрестностях. Здесь он за три месяца скопил 10 миллионов франков «контрибуций», положив большую часть этих средств «в свой карман». Стендаль потом строчил, что Массена не просто «имел злосчастную склонность к воровству», но «воровал как сорока, инстинктивно».

А Наполеон, который часто открыто именовал Массену вором, тем не менее сказал как-то:

«Массена обладает таким военным талантом, перед которым надо благоговеть и не вспоминать о его недостатках, поскольку они есть у всех людей».
20 февраля 1798 года Массена оказался в Риме, где за 5 дней до того была провозглашена Римская республика.

Тут он также очень активно занялся сбором контрибуций, не гнушаясь сажать богатых людей в тюрьму, откуда те могли выйти лишь после уплаты выкупа. Даже грядущий зять Наполеона принц Боргезский вынужден был заплатить 300 тысяч пиастров.

При этом солдаты его «Римской» армии ходили в обносках и почти голодали, что потребовало выступление против Массены, которого пришлось срочно заменить на генерала Сен-Сира. А Массена был отставлен от действительной службы и послан в резерв.

Крайне недовольный генерал отправился к семье – в Антибы, где и находился до сентября 1799 года, когда получил распоряжение возглавить Швейцарскую (Гельветическую) армию. В подчинении у него оказались такие звёзды первой величины, как Мортье, Сульт и Удино, сделавшийся начальником штаба.

Война в Альпах

В конце 1798 года сформировалась новая, антифранцузская коалиция. Ситуация была весьма сложной.

В августе 1799 года в Голландии высадился англо-русский экспедиционный корпус. В Северную Италию вошла армия Суворова, какая должна была действовать совместно с австрийскими войсками.

На первых этапах кампании французы терпели поражения.

Зажатый в Швейцарии Массена также продул битвы при Фельдкирхе и Цюрихе и, окружённый со всех сторон, отошел за реку Лиммат, расположившись у Цюриха.

Ситуация была критической.

26-тысячной французской армии противостояли австрийские армии эрцгерцога Карла (45 тысяч человек) и русский корпус корпуса А. М. Римского-Корсакова (около 25 тысяч). С юга же в Швейцарию должна была направиться победоносная армия Суворова. Представлялось, Массена обречён.

Но эрцгерцог Карл, подчиняясь приказу императора, ушел из Швейцарии. Суворов был ещё далеко, и французам противостояли сейчас только русские солдаты Римского-Корсакова и немногочисленный австрийский отряд генерала Хотце.

Массена не упустил возможности разбить противника по долям, и 25–26 сентября в ходе Второго сражения под Цюрихом разгромил русско-австрийские части (против Хотце, погибшего в этом бою, работал Сульт).

Андре Массена. «Дитя, избалованный победами»
Массена на картине Франсуа Бушо «Сражение при Цюрихе, 25 сентября 1799 года».
Суворов ничего не ведал о поражении союзников и продолжал двигаться вперёд. Лишь после того, как были взяты перевал Сен-Готард и Чертов мост, сделалось известно, что идти уже некуда и не к кому. И речь шла теперь не о войне во Франции, а о спасении армии.

О героическом альпийском походе русской армии Суворова я уже повествовал в статье Чёртов генерал. Николай Каменский и его суворовское прозвище, не будем повторяться.

Скажем только, что, несмотря на неудачные бои против Суворова, Массену тогда во Франции огласили буквально «спасителем Отечества» и, в общем-то, это была правда.

Если бы Суворов смог соединиться с войсками Римского-Корсакова и Хотце и минуть с ними на территорию Южной Франции, судьба республики повисла бы на волоске. На пути к Парижу с французской стороны тогда не было ни вящих групп хорошо обученных войск, ни генералов, способных Суворова остановить.

Массена воспрепятствовал осуществлению этого дерзкого плана.

Поступки в Швейцарии оценил и Павел I, который потребовал от Бонапарта, чтобы именно этот генерал стал командующим во время предполагаемого франко-русского похода в Индию.

В вытекающей статье мы продолжим рассказ об Андре Массене.

>