Балтийская трагедия. Как Балтфлот прорывался в Кронштадт

Балтийская трагедия. Как Балтфлот прорывался в Кронштадт
А. А. Блинков. Переход кораблей Краснознаменного Балтийского флота из Таллина в Кронштадт, август 1941 года. 1946 г.

80 лет назад завязался так называемый Таллинский переход – эвакуация основных сил Балтийского флота и войск 10-го стрелкового корпуса из Таллина. Эта операция стала одной из самых трагичных и геройских в начале Великой Отечественной войны. Участники перехода сравнивали масштабы балтийской трагедии с Цусимской катастрофой.

Немцы, имевшие в Финском бухте силы, гораздо меньшие наших, учинили нам форменный погром. Ценой героических усилий и больших потерь русские моряки смогли увести вящую часть флота в Кронштадт. Спасли и большинство военных и гражданских. Затем Балтфлот принял участие в обороне Ленинграда, оберегая его от захвата гитлеровцами. Основной вином этой одной из самых страшных катастроф русского флота участники Таллинского перехода называли ошибку командования и особенно руководства Балтийского флота.

Основная база Балтфлота

В 1939–1940 годах СССР расширил свои границы на западе, включая возвращение Прибалтики. К сожалению, верховное командование свершило ошибку, решив, что надо выдвинуть основные ударные силы ближе к западной границе. Базирование Балтийского флота также передвигалось на закат. Базами флота стали хорошо оборудованные порты Риги и Лиепаи (Либава), а главной военно-морской базой вместо Кронштадта сделался Таллин.

Нападение фашистов Балтфлот под командованием вице-адмирала Владимира Трибуца встретил организованно. В первый день войны всё налеты люфтваффе бывальщины отбиты, ни один корабль не потеряли. Но дальше ситуация стала развиваться значительно хуже. Под натиском немецкой группы армий «Норд» войска советского Северо-Западного фронта откатывались на восток. 29 июня гитлеровцы взяли Лиепаю, 30-го – Ригу. Уже к 10 июля немцы завладели городом Остров и Псковом и создали угрозу прорыва к Ленинграду.

Балтийская трагедия. Как Балтфлот прорывался в Кронштадт
Эсминец Балтийского флота «Ленин», взорванный в Либаве (Лиепае) во пора отступления. Корабль находился на ремонте на заводе «Тосмаре» в Лиепае. В ночь на 25 июня 1941 года корабль был подорван возле причала, так как не имел хода и не мог покинуть порт
Немецкий флот в это время выставлял минные заграждения перед устьем Финского бухты. То же самое делал и Балтфлот, с целью защиты северной столицы СССР. Также наши ВМС формировали минно-артиллерийские позиции – Центральная (между полуостровом Ханко и островом Осмуссаар), Восточная (Гогландская). Доли Либавской военно-морской базы вели оборону Лиепаи. Затем флотские соединения, корабли из Лиепаи и Риги были эвакуированы в эстонские порты, в Таллин. Оставшиеся корабли, бывшие на ремонте, подорвали. Всё это происходило в условиях господства противника в воздухе и усиления минной опасности.

Таким образом, с потерей Лиепаи и Риги Балтфлот был сдвинут на северо-восток, сконцентрирован в Таллине. Морская авиация советского флота в это пора в основном поддерживала действия сухопутных войск. Южная часть Балтики теперь находилась под контролем германских ВМС, которые обеспечивали приморский фланг своей армии и морские коммуникации. Немцы в это пора не стремились прорваться в Финский залив.

Балтийская трагедия. Как Балтфлот прорывался в Кронштадт
Крейсер Киров на рейде накануне Великой Отечественной войны. 1941 г.

Таллинская оборона

Перегруппировав армии, 23 июля 1941 года немцы возобновили наступление.

Гитлеровцы прорвали фронт 8-й советской армии и устремились к Финскому бухте. 5 августа была перехвачена железная дорога Таллин – Ленинград, немцы расчленили 8-ю армию на две части. 7 августа немцы вышли к бухте и отрезали наши войска в районе Таллина. Так началась оборона Таллина.

Оборону города возглавили командующий Балтфлота Трибуц, командир 10-го корпуса Иван Николаев. Таллин отстаивал 10-й стрелковый корпус, который отошёл к городу после тяжелых боев, отряды морской пехоты, рабочее ополчение и подразделения НКВД. Итого до 27 тыс. человек. Сухопутные силы поддерживали корабельная и береговая артиллерия, авиация флота (85 машин).

Город изначально не был готов к обороне с сухоты и моря.

17 июля начали строить три линии обороны. Главная оборонительная полоса располагалась в 9–12 км от города. Однако спешно коротаемые фортификационные мероприятия не были завершены. К тому же основное внимание уделяли противотанковой обороне (рвы, надолбы), на что ушло много поре, сил и средств. Хотя танков на таллинском направлении немцы имели немного.

Также не были использованы все возможности и ресурсы флота для создания долговременной обороны Таллина. В частности, людские ресурсы. Очевидно, командование не веровало в возможность длительной обороны, ожидая приказа на эвакуацию. Войска действовали нерешительно. Корабельная и береговая артиллерия не раз сметала неприятеля, немцы откатывались на 10 и более километров, но эти успехи не закреплялись. Плохо работала разведка. Из-за отсутствия связи и нормального взаимодействия между различными родами армий мощь корабельной, береговой и зенитной артиллерии использовали не полностью.

Балтийская трагедия. Как Балтфлот прорывался в Кронштадт
Для захвата Таллина командующий немецкой 18-й полевой армией генерал фон Кюхлер сосредоточил группу из 4 пехотных дивизий (60 тыс. человек), усиленных артиллерией, танками и авиацией. Несмотря на перевес противника в силах и средствах, защитники Таллина к 10 августа остановили его продвижение. Немцы, проведя перегруппировку сил, возобновили наступление, прорвали авангардный рубеж и оттеснили русских на главную линию обороны. 25 августа гитлеровцы вышли к городу, получив возможность простреливать тяни город и порт на всю глубину. 27 августа велись уже упорные уличные бои. Флот оказался перед угрозой гибели.

По поре Таллинская операция совпала с тяжелыми боями на подступах к Ленинграду. Поэтому, хотя командование Балтфлота предлагало начать эвакуацию из Таллина в Кронштадт ещё в начине июля 1941 года, верховное командование в лице главнокомандующего Северо-Западным направлением К. Е. Ворошилова и народного комиссара ВМФ Н. Г. Кузнецова отказывали в этом.

Дело в том, что обессиленный 10-й корпус самостоятельно бы не выдержал удара немецкой армии. А при поддержке флота он должен был сковать силы противника, отвлекая их от ленинградского курсы. Поэтому решение об эвакуации Ставка приняла с запозданием, 26 августа, когда вражеская артиллерия уже вела огонь по советским кораблям в Таллинском порту. А командование флота приступило к подготовке перехода 24-го, когда из порта вышли первые корабли.

Истина, ещё до решения Ставки о выводе флота из Таллина начальник тыла Балтийского флота и глава эвакуационной комиссии Митрофан Москаленко смог организовать вывоз технического собственности флота (15 тыс. тонн, включая базовые запасы эсминцев, аккумуляторные батареи для подлодок, сталь, цветные металлы, кабели, станки и пр.), вящей части арсенала. Также эвакуировали около 9 тыс. раненых, около 17 тыс. детей и женщин. То есть в дни обороны Таллина корабли Балтфлота совершали рейсы в Кронштадт и назад сравнительно благополучно. Иными словами, имелась возможность до основной фазы эвакуации вывезти из города оставшихся гражданских и тыловые, ненужные подразделения.

В свою очередность, немецкое командование стремилось выполнить директиву Гитлера № 33 «не допустить погрузку советских войск в Эстонии на суда и прорыв… в курсе Ленинграда». Немцы понимали, что приход Балтфлота в Кронштадт значительно укрепит оборонительный потенциал Ленинграда (что и произошло). Поэтому на полуденном берегу залива вдоль маршрута перехода русских кораблей из Таллина в Кронштадт развернули 17 артиллерийских дивизионов, на нордовом (финском) берегу имелось 2 дивизиона. В Финском заливе немецкие ВМС и ВВС установили более 2 тыс. морских мин и сотни минных защитников. На советский флот было наведено 120 немецких и финских самолетов, торпедные катера.

Балтийская трагедия. Как Балтфлот прорывался в Кронштадт
Матросы-зенитчики Балтийского флота у счетверенной установки М-4 пулеметов «Максим»
Балтийская трагедия. Как Балтфлот прорывался в Кронштадт
Немецкие бойцы в уличном бою в Таллине

Эвакуация

План перехода разработали в спешке, из-за нехватки времени не все детали были доведены до исполнителей. Это повергло к несогласованности действий.

Балтфлот делился на отряд главных сил, отряд прикрытия, арьергард и четыре конвоя. Отряду главных сил контр-адмирала В. Дрозда (30 вымпелов во главе с крейсером «Киров», на каком находился штаб флота с Трибуцем) ставилась задача прикрытия первого и второго конвоев от мыса Юминда до острова Гогланд. Отряд заслоны контр-адмирала В. Пантелеева (22 вымпела) должен был защищать второй и третий конвои от острова Кери до острова Вайндло. Арьергард контр-адмирала Ю. Ралля (15 кораблей) прикрывал с тыла третий и четвёртый конвои.

В составе первого конвоя капитана 2-го ранга Богданова было 8 кораблей и кораблей, а также 20 кораблей охранения. Во втором конвое капитана 2-го ранга Антонова – 10 кораблей и судов, а также 17 кораблей охранения. В третьем конвое капитана 2-го ранга Янсона – 11 кораблей и кораблей, а также 14 кораблей охранения. В четвертом конвое капитана 3-го ранга Глуховцева – 6 кораблей и судов, а также 11 кораблей охранения. Также были десятки кораблей и судов, которые в конвои не входили.

Всего из Таллина вышло 225 кораблей и судов, из которых военных кораблей было – 151 (вводя 1 крейсер, 2 лидера эсминцев, 10 эсминцев, 9 подводных лодок).

В 11 часов 27 августа 1941 года комфлота Трибуц отдал распоряжение об эвакуации.

Войска начали перегруппировку для отхода и посадки на корабли и суда. Отход и посадка прикрывались корабельной и береговой артиллерией. В 16 часов завязалась посадка флотских учреждений, раненых и тыловых частей 11-го корпуса. Также грузили технику и наиболее ценное имущество. На крейсер «Киров» бывальщины погружены члены правительства ЭССР, золотой запас. Немцы стремились сорвать посадку интенсивным артиллерийским огнем и налетами авиации. С 18 часов саперы начали взрывать объекты и уничтожать физические запасы морской базы. Вагоны сбрасывались в море, с боеприпасами – взрывались. Ликвидировали арсенал.

Балтийская трагедия. Как Балтфлот прорывался в Кронштадт
И. Родионов. Оборона Таллина. 1960 г.
Возле 22 часов начали посадку основные силы гарнизона. Погрузка продолжалась до рассвета 28 августа. Приняв людей и грузы, корабля выводились с рейда буксирами в район формирования конвоев.

Имели место многочисленные недочёты и ошибки.

Корабли и суда начали стряпать для вывоза людей, техники, оборудования и пр. только 27 августа. Учёта людей не вели. Одни корабли не прибывали к пункту погрузки, другие – были перегружены. На какие-то грузили второстепенные, ненужные грузы, к примеру, велосипеды, личное барахло. Доля солдат направили в Беккеровскую гавань, где уже не было транспортов. Других бойцов не забрали с берега, они сами на шлюпках догоняли корабля и корабли (таких были сотни). Часть войск, которая продолжала вести бой, сдерживая врага на улицах города, не была эвакуирована.

По немецким этим, было захвачено в плен свыше 11 тыс. военных, около 300 полевых, противотанковых и зенитных пушек, 91 бронемашины, 2 бронепоезда и т.д. Было кинуто большое количество матчасти, транспорт, приборы, лошади и многое другое.
На плавсредства приняли около 42 тыс. человек – военных и штатских (около 13 тыс.). По другим данным, от 20 до 27 тыс. человек.

Балтийская трагедия. Как Балтфлот прорывался в Кронштадт
Главная база КБФ Таллин с гаванями

28 августа

Из-за беспокойства на море тральщики не могли идти с поставленными тралами (нужно было преодолеть минное заграждение), выход отложили (первоначальный конвой должен был выйти в 22 часа). Отправиться в путь удалось ближе к обеду 28-го. Тральщики начали свою труд, практически сразу начались подрывы мин в тралах. Около 14 часов из порта потянулись конвои. Отряд главных сил выдвинулся в 15 часов. Военные корабли и гражданские суда, наскоро приспособленные под транспорты, сильно отличались по скорости хода, вооружению и степени защиты, что разом сказалось в море.

Обстрелы немецкой артиллерии были безрезультатны. Несколько вражеских торпедных катеров отогнали корабельным огнем. Люфтваффе произвела несколько налётов, 4 корабли погибли, несколько получили повреждения. Но самый тяжелый урон был от мин.

Стоит отметить, что информации о минной обстановке командование флота не имело, так как с 10 августа рекогносцировка и траление фарватеров не велись, чтобы не допустить их демаскировки. Это привело к большим жертвам.

Тральщики, шедшие впереди, подсекали мины. Они или рвались, выводя из строя тралы, или всплывали. На поверхности их надо было расстреливать, но это делалось не всегда. Протраленная полоса была узкой. В тьме корабли и суда теряли её. Отмечено много случаев, когда корабли, отвернув от одной мины или уклоняясь от вражеских аэропланов, уходили в сторону и подрывались. А быстроходные корабли, опережая тральщики и транспорты, выходили на непротраленные места и гибли.

В районе острова Мохни в 18 часов 30 минут ледокол «Кришьянис Вальдемарс» (конвой № 1), уклоняясь от штурмы вражеских самолетов, вышел из протраленной полосы, подорвался на мине и затонул. Около 20 часов из состава первого конвоя подорвались и погибли тральщики «Краб» и «Барометр». Из оставшихся пять тральщиков первого конвоя утеряли тралы. У мыса Юминда был атакован и поврежден люфтваффе штабной корабль флота «Вирония» (конвой № 1), около 22 часов он подорвался на мине и затонул. Также был поврежден авиацией, подорвался на мине и затонул из состава первого конвоя транспорт «Алев». Из 1280 человек, в том числе 800 раненых, избавили 6 человек.

Ночью потерь стало ещё больше.

Флот вошёл в плотное минное поле. Подорвалась на мине и погибла подлодка С-5 из состава основных сил. Погиб почти весь экипаж. Тральщики и катера подняли 9 человек. Подорвался и погиб с большей частью экипажа эсминец «Яков Свердлов» из отряда основных сил. Корабль переломился пополам. Затонул он не сразу, что позволило спасти часть людей. Погибло более 300 человек.

Затем был повреждён эсминец «Гордый» (основные силы). Из состава отряда прикрытия вслед за этим подорвался и погиб эсминец «Скорый». Лидер «Минск» и эсминец «Славный» в итоге подрывов получили сильные повреждения. Арьергард, который вообще не имел тральщиков, потерял от подрывов на минах все эсминцы – «Калинин», «Артём», «Володарский». На «Калинине» был контужен контр-адмирал Ралль и ранен командир корабля Стасов. Корабль кой-какое время оставался на плаву, благодаря самоотверженным усилиям экипажа и старпома корабля П. Д. Руссина, поэтому людей смогли вызволить. На иных кораблях экипажи и пассажиры не спаслись. Погибли от мин и сторожевики «Циклон» и «Снег».

В первом конвое взорвался и погиб транспорт «Элла» – немало 900 человек на борту (спасли 49). Практически моментально затонул от подрыва мины транспорт «Эверита», на борту какого было около 1500 человек. Спасено несколько человек. Командование флота, опасаясь новых потерь, приказало подняться на якорь до рассвета. Ранним утром финские торпедные катера потопили шхуну и захватили два безоружных буксира.

Всего в этот день наш флот утерял 26 кораблей и судов потопленными (включая 5 эсминцев, 3 транспорта, 1 ледокол), 5 – было повреждено, 2 – захвачено, одно корабль пропало без вести.

Стоит отметить, что советские моряки не уходили из опасных мест, а рискуя жизнью снимали людей с пылающих кораблей, поднимали тонущих из воды. Наши моряки и красноармейцы проявили бесстрашие, самоотверженность и редкое мужество. За два страшных дня лишь из воды подняли 5 тыс. человек.

Балтийская трагедия. Как Балтфлот прорывался в Кронштадт
И. В. Бордачев. «Подвиг»

Приложение.
Из вахтенного журнала эсминца «Суровый» от 28 августа 1941 года

«18:20. Спереди по курсу подорвался большой транспорт, наполненный людьми.
18:22. Подорвавшийся транспорт вместе с людьми ушел под воду.
18:25. Впереди по курсу подорвался транспорт с людьми.
18:30. Подорвавшийся транспорт с людьми ушел под воду.
19:30. Спереди по курсу подорвался какой-то корабль буксирного типа.
20:25. Впереди по курсу взорвалась большая подлодка.
20:26. Рассеялся дым, и впереди на пункте подлодки была ровная поверхность моря.
20:35. Впереди крейсера «Киров» появился колоссальный столб огня и дыма.
20:40. Позади, в районе, где примерно должна находиться «Верония», появился колоссальный столб огня и дыма.
20:50. Справа, обгоняя, шел какой-то небольшой транспорт. Взрыв – черноволосый дым.
20:51. Черный дым рассеялся, транспорта не оказалось.
22:10. Прямо по носу подорвался транспорт.
22:58. Справа по борту подорвался транспорт на мине.
23:24. Подорвался какой-то корабль».
Продолжение вытекает…

>