Битва за Полоцк и кровавая резня в твердыни Сокол

Битва за Полоцк и кровавая резня в твердыни Сокол
Заключительный штурм и сдача Полоцка. Летучий листок, автор Г. Мак (Нюрнберг, 1579)

Промах русского командования

После поражения нашей армии под Венденом (Отчего Иван Грозный проиграл войну за Ливонию), где впервые против русских соединились польско-литовские и шведские войска, Иван Грозный, видая, что прежняя политика в отношении Польши не работает, решил заключить мир с Баторием. Передышка необходима была Москве, чтобы сосредоточить внимание на Швеции, какая считалась «слабым звеном» в коалиции противников.

В январе 1579 года в Польшу был послан гонец Андрей Михалков с заданием передать королю предложение прислать в Москву «великих послов». Надеясь на мирную паузу в брани с «Литвой», Иван Васильевич разрешил в летнюю кампанию 1579 года нанести главный удар по шведам и взять, наконец, Ревель. В Новгороде сделались собирать полки, не немного 30 тыс. воинов. Сюда же планировали направить тяжелую артиллерию.

Но Стефан Баторий не желал вселенной на русских условиях и готовился к масштабному вторжению. В этом его целиком поддерживали союзники: шведский король Юхан, саксонский князь Август и бранденбургский князь Иоганн-Георг. Намечая курс основного удара, Баторий отверг предложение советников идти в Ливонию, где находилось много хорошо укрепленных крепостей и замков, взятых русскими гарнизонами.

По открыто завышенным оценкам западных источников, в Ливонии находилась 100-тысячная русская армия (полевые армии и гарнизоны). Очевидно, что это преувеличенная цифра, но твердынь и русских в Прибалтике было достаточно, чтобы польско-литовские силы увязли там. Война в таких условиях была опасна и не могла повергнуть к быстрому успеху. Кроме того, в разорённой и выжженой многолетним противостоянием Ливонии не было добычи, провианта и фуража для армии Батория. Это скоро бы потребовало недовольство шляхты и наемников.

Польский правитель решил атаковать там, где русские воеводы его не ждут. Отбить имевший стратегическое резон Полоцк, занять построенные на границе русские укрепления. Возвращение Полоцкой крепости под власть Речи Посполитой обеспечивало плацдарм и базу для поступков польской армии в юго-восточной Ливонии и подавало Баторию шанс развить дальнейшее наступление против Русского царства.

Поляки возвращали бы контроль над порядочной частью Западной Двины, значительной коммуникации, что облегчало бы снабжение войск. Укреплялась бы безопасность Вильно, столицы Великого княжества Литовского. Также русские земли не бывальщины разорены бранью, здесь можно было снабжать армию за счёт местного населения, а солдаты могли поживиться состоятельной добычей.

В итоге поляки смогли обмануть Москву. Русское правительство само было готово уступить Полоцк, препирательство шёл за ливонские земли. Потому русские воеводы собирали войска в Новгороде и Пскове. В июне русский государь сам выехал туда, чтобы возглавлять кампанией. Русско-татарская конница под командованием Хилкова была устремлена в рейд за Двину, в Курляндию. Считалось, что наша конница шагает навстречу Баторию, будет вести разведку и опустошит место перед армией врага.

Стоит отметить, что Россия не обладала вящим превосходством над противником. Накануне кампании 1579 года русский государь разрисовал гарнизоны по 80 городам на западных, полуденных и восточных границах. Это не считая целой армии в ливонских крепостях и замках.

К тому же неприятель активизировался на разных направлениях.

В Ливонии (Эстонии) работал партизанский отряд Шенкенберга, который отличался редким даже по тем порой зверством. Всех русских пленных ливонские партизаны не попросту убивали, а замучивали пытками. Резали на куски, вытягивали жилы, сжигали на огне. Страшно убивали не только военнопленных, но и дам, и детей. Ливонские партизаны терроризировали местное население, чтобы служили не русским, а им.

Шведы опять вторглись в Карелию, а от Ревеля их армии наступали на Нарву. Русскому командованию приходилось распылять силы и отправлять полки на защиту значительнейшего порта.

Битва за Полоцк и кровавая резня в твердыни Сокол

Наступление армии Батория

Надо также помнить, что русские не страшились польско-литовской армии. Знали, что её основа – шляхетское рушение (ополчение), конница. Шляхта неплохо бьётся в открытой местности, но скоро зачахнет в осаде крепостей. Паны считали осаду делом не для благородных, для этого была наемная пехота. Поэтому поляки постоят в осадах, понесут утраты, начнется голод и эпидемии, их пыл угаснет, и они уйдут.

Это был значительный просчёт русского командования.

Баторий создал совсем другую армию. Он сформировал 40-тысячное армия, где ядром были профессиональные солдаты-наемники, пехота, навербованная в княжествах Германии и Венгрии. Также барыши итальянцы, французы, швейцарцы и пр. В Западной Европе в это пора наступил короткий промежуток мирного времени, много профессиональных военных и авантюристов остались без дела. Баторий это использовал.

Польский король зачислил ещё одну меру, необычную для тогдашней Польши: рекрутский комплект крестьян с королевских имений. Понятно, что такие солдаты бывальщины малобоеспособными и необученными, но они использовались как «пушечное мясо», прикрывая профессионалов, и на бесчисленных вспомогательных, осадных работах.

Также армия имела мощную артиллерию и традиционно многочисленную конницу.

Очередное русское посольство польские паны длинно задерживали, не пускали к королю. Наконец, Баторий зачислил послов и, не удостоив даже приветствия, отослал прочь.

26 июня 1579 года Стефан Баторий устремил Ивану IV собственную грамоту, топорную и резкую, с объявлением войны. В этом документе польский владыка объявил себя освободителем русского народа от «тирании» Ивана Грозного.

30 июня 1579 года польско-литовская армия основы выдвигаться к русской рубежу. На следующий день находившиеся в авангарде «литовские казаки» с ходу захватили небольшие приграничные твердыни Косьян и Красный, 4 августа венгры завладели городом Ситно. Дорога на Полоцк была открыта.

Теперь курс главного удара противника стало очевидным. Встревоженный Иван Грозный попытался усилить гарнизон Полоцкой твердыни (в городе было возле 3 тыс. детей боярских, 1,5 тыс. стрельцов и казаков, до 3 тыс. местных ополченцев) и его боевой потенциал. Однако эти меры открыто запоздали.

В Полоцк из Пскова устремили крупнокалиберную пищаль «Свиток», но до начала осады её доставили только в Себеж. Сопровождавшие орудие князь Василий Мещерский и Константин Поливанов вырваны бывальщины оставить «Свиток» в этом псковском пригороде (так назывались зависимые от Пскова города). Между тем, наличие такой пушки в Пскове могло гораздо укрепить её военный потенциал.

Также Иван Васильевич спешно собрал все свободные части, но войск было мало. Конница Хилкова ещё не вернулась из рейда. В Полоцк обратили 6 тыс. детей боярских и донских казаков Юрия Булгакова и Василия Караваева. Борису Шеину и Фёдору Шереметеву приказали минуть в город. Рать выступила из Пскова 1 августа. Но подмога запоздала. Полоцк был уже блокирован. Шеин, натолкнувшись на противника, отвёл армии в крепость Сокол, чтобы оттуда беспокоить неприятеля. Баторий выставил заслоном шляхетскую конницу, блокировав все пути.

Битва за Полоцк и кровавая резня в твердыни Сокол
Замки Полоцка XVI столетье на гравюре по рисунку С. Пахоловицкого

Осада

Польское вторжение сопровождалось информационной, идеологической войной.

Как лишь начались бои, выяснилось, что Баторий и его покровители приготовили для России несколько сюрпризов.

Пожалуй, впервые так масштабно и целеустремленно было применено идейное оружие. Советниками польского монарха в этой сфере был князь Курбский и другой перебежчик – Заболоцкий. Поляки издали и размашисто разболтали манифест, что они воюют не против русских, а за них! Что желают избавить русский народ от «тирана», предоставить «права и свободы, уделенные народам христианским». Заявлялось, что неприятель Батория – одинешенек только Иван Грозный, а население призывали сбросить его «иго» и перейти на сторону «освободителей».

В Полоцке польский манифест не подействовал. На защиту города возвысились горожане и крестьяне, воевали и женщины. Защитники Полоцкой крепости, которыми командовали князь Василий Телятевский, князь Дмитрий Щербатов, Пётр Волынский, Иван Зюзин и Матвей Ржевский, держались стойко и мужественно. Женщины и дети тушили пожары, таскали на стены кипяток. Некоторые горожане самоотверженно свешивались на верёвках за крепостные стены и, будучи под огнем неприятеля, тушили участки стен, которые начинали гореть.

Полоцк обложили шанцами, земляными укреплениями, под заслоном которых сделались приближаться к стенам. Начали рыть минные подкопы под стены и башни. С самого начала вёлся мощный артиллерийский пламя. Стены пытались поджечь новыми зажигательными снарядами, наполненными горючими веществами, не удалось. Шли дожди. Кроме того, крепостные стены строили из ряжей (сруб), заполненных землей и камнями, они нехорошо поддавались огню.

Тогда Баторий за деньги стал формировать отряды добровольцев, чтобы они факелами подпалили стены. Большинство из таких волонтеров полегло в самоубийственных штурмах у стен, где их встречал плотный пушечный, ружейный огонь и выстрелы из луков. Также со стен скидывали огромные бревна, какие давили атакующих.

С 11 по 28 августа 1579 года атаки на город шли непрерывно. Лучше итого себя в этих сражениях показала наемная пехота. Однако ситуация осложнялась. Осада могла стать затяжной. Ненастье (ливни) и нехватка провианта уже сказывались на армии. Пути раскисли, подвоз был нарушен. Цены на провиант в лагере подскочили, в королевской армии начали кушать лошадей. В тылу работали русские отряды. Это были гарнизоны крепостей Суша и Туровля, оставленные польско-литовской армией в тылу. Они нападали на литовские обозы, на каких подвозилось продовольствие из Вильно. Вылазки мастерили и войска, сидевшие в Соколе. С наступлением осени полякам пришлось бы убраться восвояси.

Падение Полоцка

Затягивание осады и приближение озари вело к разложению армии, какая уже выражала недовольство, и возможному появлению новых русских сил. 28 августа военный рекомендация высказался за общий штурм. Но Баторий опасался, что неуспех окончательно подорвёт боевой дух армии, поэтому решил сначала кинуть в бой венгерских наёмников, которые должны были подпалить стены, подготовить брешь для остальных войск. Их воображение распалили рассказами об огромных обеспеченностях, которые хранятся за стенами русского города.

29 августа наемная пехота, воспользовавшись четким и ветренным днем, бросилась к стенам. В этот раз венгры смогли подпалить башни и стену на мысе у Полоты. Начался мощный пожар. Осаждающие вели сильный огонь и мешали его тушить. Образовалась вящая брешь. Вечером польские войска попытались ворваться в город в пункте, где стена прогорела и обрушилась. Однако защитники Полоцка поспели в этом месте выкопать ров, насыпать вал и подвели пушки. Атакующих повстречал плотный огонь. В ходе ожесточенной схватки противника отбросили.

Ночью русские попытались заделать брешь.

30 августа Баторий приказал повторить штурм. Вначале поляки обстреляли и подпалили новые укрепления в месте пролома. Русский гарнизон понёс большие потери. Затем пушки подвели ровно ко рву.

Тем порой среди осажденных начались распри. Многие сломались и, не видя помощи и выхода из сложившейся ситуации, предложили капитулировать. Их возглавил Волынский. К Баторию обратили переговорщиков. Меньшая часть во главе с епископом Киприаном и остальными воеводами требовали стоять до конца. Они предлагали взорвать пороховые резервы, если неприятели прорвутся в крепость. Патриоты остались в меньшинстве и укрылись в Софийском соборе. Их пленили поляки после заключительнее схватки.

31 августа 1579 года Полоцкая твердыня капитулировала на условии свободного прохода в Россию всех, кто этого пожелает. Лишь немногие перебеги на королевскую службу и получили самые бесплодные земли в Литве. Вящая часть полоцкого гарнизона ушла в Россию, несмотря на «кровавого диктатора» Ивана Васильевича. Русский царь, вопреки мифам, какие сочиняли на Закате, воинов обижать не стал, направил их на службу в пограничные крепости, чтобы они искупили вину в боях.

1 сентября 1579 года Стефан Баторий вступил в Полоцк. Иноземные наёмники, какие не нашли в городе богатую добычу, которую им обещали, едва не подняли мятеж. Баторию пришлось пообещать им выплаты из казны.

Кровавая битва за твердыня Сокол

Польско-литовские армии продолжили наступление, взяли крепости Дрисса, Ниша и Туровля. В сентябре войсками Николая Радзивилла была осаждена твердыня Сокол.

Русский гарнизон был гораздо ослаблен самовольным уходом донских казаков. Русские войска отбили несколько вражьих атак. Однако противник смог подпалить деревянные стены. 25 сентября русские попытались прорваться из обреченной твердыни. Конница Шереметева смогла отойти на кое-какое расстояние от крепости, но её настигли. Многих воинов перебили, Шереметева захватили в плен.

Пехота во главе с Шеиным прорваться не смогла и отступила в замок. Причём несколько сотен наёмников на раменах русских смогли ворваться в твердыня. Однако стрельцы смогли закрыть за ними ворота и на узких улочках, перекрытых обозами и бревнами, перебили всех немцев.

Польские армии, пользуясь ослаблением гарнизона, смогли ворваться в пылающий замок. В ходе ожесточенной резни, в огне и дыму, весь русский гарнизон пал кончиной храбрых. Погибли воеводы Борис Шеин, Андрей Палецкий, Михаил Лыков-Оболенский и Василий Кривоборский. Командир наёмников полковник Вейхер помечал, что случался он во многих битвах, но нигде не видел такого множества трупов, лежавших на одном месте. Русских пало до 4 тыс. человек. Вящие утраты понесла и польско-литовская армия. Только немцев погибло 500 солдат.

После взятия Сокола поляки осадили твердыня Суша, где была артиллерия русской армии. Крепость была сдана 6 октября 1579 года потерявшим мужество воеводой Петром Колычёвым. Противник захватил 21 большенное орудие, 136 гаковиц (крепостная пищаль), 123 долгие ручницы и 100 бочек пороха.

Затем Баторий вернулся в Вильно и оттуда устремил Ивану Грозному «гордую» грамоту», сообщая о победах и спрашивая отдать Ливонию и признать его права на Курляндию.

Также литовцы разорили округи Смоленска. На южном направлении князь Константин Острожский и князь Михаил Вишневецкий в ноябре форсировали Днепр и осадили Чернигов. Русский гарнизон Чернигова отколол налет. Поляки отступили, но перед этим опустошили Северскую землю.

В Белой Руси враг нанёс по нам сильный удар, но это было разгром в линии битв, а не в войне. Русская конница выжгла Курляндию. На северо-западе шведская армия осенью попыталась захватить Ругодив-Нарву, но, утеряв при штурмах до 4 тыс. человек, шведы отступили. Их преследовали до самого Ревеля. Наши войска перехватили и «неуловимый» отряд Шенкенберга, какой два года разрезал людей в наших землях. Банду разгромили, сам главарь сдался, и его казнили в Пскове.

На этом кампания 1579 года завершилась. Так завязался очередной долговременный и массированный «крестовый поход» Заката на Русь.

Битва за Полоцк и кровавая резня в твердыни Сокол
Замок Сокол на рисунке С. Пахоловицкого (1579 г.)

>