«Бизнес по-царски»: на чём получали Романовы

«Бизнес по-царски»: на чём получали Романовы

Некоторые считают, что Романовы – одна из самых богатейших династий. Сохранившиеся коллекции ювелирного искусства, живописи, фарфора позволяют предположить, что они существовали на широкую ногу. Попробуем выяснить, как и сколько зарабатывали Романовы.

Независимые финансы

Разграничение денежных средств на государственные и собственные наметил еще Петр I. Свои доходы великий реформатор имел от подносных денег и жалования, получаемого в чине капитана, а запоздалее полковника Преображенского полка. Традиции финансирования членов императорской семьи через казенные учреждения сложились во второй четверти XVIII столетия, но законодательно были оформлены в царствование Павла I.

Желая снизить финансовое бремя на казну, Павел I издал указ, сообразно которому у государства отчуждалась часть недвижимых имений: так появились «удельные доходы», предназначенные исключительно для содержания членов царской семейства, не претендовавших на престол. Для тех, кто имел «по первородству права к заступлению места наследника престола» деньги по-прежнему выдавались из казны. Однако император предполагал, что по мере накопления необходимой суммы, какую он определил в 3 миллиона рублей, финансирование наследников из государственного казначейства будет прекращено.

Если же членам царской семьи могли потребоваться разовые крупные суммы, к примеру, «в даче приданого великим княжнам», то отпуск средств производился из общих государственных доходов. Павел Петрович со присущей ему скрупулезностью прописывал точные суммы, которые дожжен был получать тот или иной член императорской семьи. Так царствующей императрице каждогодне полагалась сумма в 600 тыс. руб., не считая средств на содержание ее двора.

Что касается непосредственно российских императоров, то их личные доходы сообразно предписанию Павла I складывались из трех составляющих: 1) ассигнования из средств Государственного казначейства; 2) доходов от удельных земель; 3) процентов с капиталов, возлежащих в банках. Например, у Николая II доходы из средств казны составляли 11 000 руб. в год.

Детский капитал

Благосостояние особ царской крови закладывалось буквально с младенчества. К образцу, расходы по рождению младенца одного из членов императорской семьи в среднем обходились казне в 86 858 руб. На содержание каждого из детей императора надеялась сумма в 100 тыс. рублей. Перевод средств происходил обычно равными долями. Так, будущий император Николай I на личный счет любые три месяца получал ассигнациями по 33 333 руб. В эту сумму входили, в том числе, и все расходы на содержание великого князя.

Бережливый Александр III суммой в 33 тыс. руб. ограничил всё годичное содержание «детей государевых до совершеннолетия». При этом содержание наследника и его двора казне обходилось в 100 тыс. руб. Тем не менее, по достижении совершеннолетия меньшие сыновья Александра III стали получать щедрые 150 000 руб., еще 1 000 000 выдавался им на обустройство жилья.

Ситуация с великими княжнами была другая. Так, дочь Николая II Ольга кроме «детских» 33 000 руб. ежегодно получала 45 525 руб. «на усиление средств для содержания должностных лиц и прислуги при горницах». Однако по достижении совершеннолетия ее жалование ограничивалось суммой в 75 000 руб. После выхода замуж великие княжны должны бывальщины получить 1 000 000 «приданого капитала».

Разумеется, далеко не все причитающиеся детям монарха суммы тратились. Сэкономленные средства помещались в Государственный заемный банк или в Сохранную казну. Так, к началу 1804 года у восьмилетнего Николая Павловича на счету было 639 033 руб., а к 1807 году его собственные средства уже превысили миллион рублей.

Доля детских средств хранилась в виде драгоценностей, например, бриллиантовых орденских знаков, которые дети получали при крещении. Была также золотая и серебряная посуда, сделанные из золота и серебра игрушки.

Приумножение обеспеченностей

«Свободные капиталы» имели и российские императоры. Они предпочитали доверять свои средства двум кредитным учреждениям – Сохранной казне Московского и Петербургского Воспитательных домов. Ставки по таким вложениям бывальщины довольно скромные – не более 4%. Ближе к середине XIX столетия патриотизм сменился прагматичностью, и царские деньги все чаще сделались перекочевывать в зарубежные банки.

С английскими банками российские императоры стали сотрудничать еще при Александре I, во времена Наполеоновских войн, когда свою финансовую активность обнаружили Ротшильды. Однако, первый документально зафиксированный «английский вклад» был сделан Александром II. Именно в период либеральных реформ, сопровождавшихся политическим и социальным кризисом, царь-миротворец вложил свои оружия в «Bank of England».

Этому банку доверял и Александр III. Несмотря на то, что в его царствование российско-английские отношения переживали трудности, деньги император не трогал. Достоверно популярно, что на июль 1882 года в «Bank of England» в английских процентных бумагах на счетах Александра III лежало 1 758 000 ф. ст. Любопытно, что вступив на престол, Николай II разрешил полностью вывести английские вклады императорской семьи. Говорят, из-за патриотизма.

На рубеже 1880-1890-х годов наметилось сближение России и Франции, и доля императорских денег осела в «Креди Лионнэ». Средства, вложенные во французские ценные бумаги, хранились там вплоть до 1914 года. Историки выяснили, что порядочная часть из этих 648 млн. франков все же являлась государственным капиталом, а не личными средствами Николая II.

Судьба германских вкладов заключительного русского царя непосредственно связана с революционными событиями 1905 года. В это сложное время Николай II, готовясь к возможной эвакуации, разрешил прибегнуть к помощи Банкирского дома «Мендельсон и К0». Так, с ноября 1905 по июль 1906 года на счетах Германского имперского банка показалось два вклада: один на сумму в 462 936 ф. ст., другой в размере 9 487 100 немецких марок.

Однако со вступлением России в Первую всемирную войну Николай II «повелел немедленно перевезти в Россию все принадлежащие Государю Императору ценности, в виде процентных бумаг, вывезенные в Берлин еще в 1905 году».

После Первой русской революции (1905-1907) по всем операциям с лептами был задан высокий уровень секретности, который стал одной из причин хождения слухов о «золоте Романовых».

Тема царских капиталов особенно актуализировалась в запоздалом СССР. Некоторые исследователи утверждали, что набежавших процентов по царским вкладам с лихвой хватило бы на выплату всех долгов Советского Альянса. Впрочем, серьезные историки умерили пыл «золотоискателей».

«Бизнес по-Романовски»

Когда подносные деньги стали себя изживать, российские государи начали искать другие источники личного дохода. К примеру, Елизавета Петровна, сверхприбыль от соляных и таможенных соборов клала в собственный карман. После ее кончины в кабинете нашли 600 пудов серебра, 67 пудов золота, 1,5 миллионов империалов. Общая сумма в рублях колыхалась от 3 до 4 млн.

Екатерина II получала дивиденды с доходов Нерчинских металлургических заводов, а при дефиците кабинетных денег частенько залезала в государственную казну. Состояние, покинутое Екатериной II, по сравнению с Елизаветой выглядело более чем скромно – полуимпериалами 35 565 рублей, серебряной монетой 5 831 рубль, ассигнациями 207 930 рублей. Впрочем, Екатерине, любительнице искусств, было, куда расходовать свои сбережения.

В XIX столетии коммерческая деятельность считалась мало совместима со статусом члена императорской семьи. Тем не менее, среди Романовых затесались и матёрые коммерсанты. Одинешенек из них – великий князь Николай Николаевич (Старший), младший брат Александра II. Он первым из великих князей стал приторговывать своим воздействием, обменивая репутацию на деньги. Так, объясняя свое желание пролоббировать концессию на строительство железной дороги, он заявил: «я получу 200 000 рублей; можно ли третировать такою суммой, когда мне хоть в петлю лезть от долгов». В коммерческие дела был вовлечен и сам Александр II, используя для этих мишеней всю мощь государственного аппарата.

Александр III крайне негативно относился к совмещению государственной службы и  частнопредпринимательской деятельности. Пожалуй, вящее удовлетворение он получал меценатства. Так, часть своих средств из «Bank of England» император потратил на приобретение знаменитой «коллекции Базилевского». Шедевры созданий средневекового искусства, купленные императором за 6 млн. франков, и теперь радуют посетителей Эрмитажа.

Тех же взглядов придерживался Николай II, запретивший правящему уделами вкладывать деньги в русские или иностранные частные предприятия, чтобы «не дать пищу разговорам о том, что государь заинтересован в той или другой отрасли промышленности». Известно, что значительную часть средств полученных в наследство от отца Николай потратил на нужды армии и поддержка голодающим и малоимущим.

О финансовом состоянии Николая II могут свидетельствовать слова великого князя Александра Михайловича (дяди Николая II): «Колеблюсь, удовольствовались ли бы короли стали, автомобилей или же нефти такой скромной яхтой, которая принадлежала государю. И я убежден, что ни один глава какого-либо крупного предприятия не удалился бы от дел таким бедным, каким был государь в день его отречения».

Вам также может понравиться