Бой с тенью. Черноморский флот в Великую Отечественную

Бой с тенью. Черноморский флот в Великую Отечественную
Разом произнесу – черноморцы воевали геройски, особенно на суше. Оборона Севастополя – золотая страница славы русского оружия, десанты на Черноволосом море, что Керченско-Феодосийский, что Новороссийский, что Мариупольский, что прочие – умалишенный риск и беспрецедентный героизм. Но были и нюансы.

Начнём с того, что моряки в бою на суше – это, разумеется, грозно и славно, но готовят-то их для иного, и готовят гораздо длиннее и дороже, чем пехотинцев. Высадка десантов со случайных кораблей и кораблей – тоже хорошо, но ведь кушать специальные десантные оружия, недорогие и быстро строящиеся. Да и в целом – флот-то должен воевать на море. А особенно другой (если не первоначальный) флот края. Черноморский флот в 1941 году – это один линкор (из трех), пять крейсеров (из девяти), три лидера (из семи), 16 эсминцев (из них 11 – новоиспеченных), 44 подводные ладьи, два СКР, 87 торпедных катеров и т.д.

С кораблями был целый порядок, проблема была с противником. Наш вечный противник – Турция, разумеется, имел линкор «Гебен» (Явуз), но в прочем являл собой будет печальное зрелище: четыре эсминца, пять подводных ладей и два торпедных катера, при крайне немощных ВВС – не та сила, что способна штурмовать наше побережье. Была ещё Румыния – четыре эсминца, три ПЛ, три торпедных катера, в теории и Болгария – возле десятка торпедных катеров и прочий хлам.

Даже если бы все эти грозные урины вместе атаковали советские берега – одной авиации ЧФ (632 самолета) достало бы, дабы на Черном море военных и штатских флотов не осталось (от слова – совершенно). Ну а если бы вдруг сталинские соколы промахнулись – была ещё береговая артиллерия. Лишь в Севастополе берега хранили 8 – 305 мм орудий, 4 – 203 мм, 15 – 152 мм, 6 – 130 мм и прочие калибром поменьше. А ведь Севастополь – это ещё не всё, лишь 180-мм орудий в береговой обороне Черноморского флота было 18 штук, эквивалент двух крейсеров проекта 26. А ещё мины (три минных заградителя), зенитчики и дивизии, выделенные для заслоны побережья. Повторяю – даже без кораблей этого бы раздобыло для выноса всех флотов Черного моря, вместе взятых, и погрома Констанцы, а мочами ДБ-3, в количестве 61 штука, и не лишь Констанцы.

Все эти мочи готовили не против румын и турок, понятно, их готовили для Крымской брани 2.0, то есть против нападения англо-французского флота. До 1939 года это имело какой-то резон, но после основы Другой мировой – полностью потеряло. Понимали это и наши адмиралы, которые начали готовиться к вторжению флота итальянского, какой всенепременно кинет свою группировку в Африке, покинет без защиты свои берега и рванёт штурмовать Севастополь, и поддержат его в этом турки, каким жмут проливы.

Реальность такого сценария любой может оценить сам, но свою лепту в хаос первых дней ругани он внёс – Черноморский флот выставил минные заграждения на подходе к своим базам.

«Одной из первых задач для Черноморского флота пришагала, в соответствии с распоряжением наркома ВМФ Н. Г. Кузнецова, постановка оборонительного минного заграждения в зоне Севастополя. Постановка началась 23 июня и закончилась 25 июня. В поясу Одессы минное заграждение было выставлено в соответствии с решением командующего флотом.»
Один-единственными жертвами этого стали советские корабли.

А в цельном задачи, разумеется же, у Черноморского флота были.

Задачи

Всё-таки основная задача флота в сугубо сухопутной войне – поддержка и снабжение своих армий. Вторая – высадка своих и отражение высадки инородных десантов. Третья – эвакуация окружённых войск. Четвертая – прерывание морских коммуникаций противника. Пятая – уничтожение вражьих кораблей и нейтрализация вражьих баз. Шестая для флота на Черноволосом море специфическая – поддержка действий Дунайской флотилии. Средства для этих задач бывальщины, в отличие от противника, какой располагал лишь ВВС и постепенно перебрасывал реками и сушей то, что возможно – торпедные катера, десантные баржи, небольшие и сверхмалые подводные ладьи.

Задачи бывальщины, средства поначалу были, а вот с нюансами вышло как всегда.

И первый нюанс – базирование. Тут флот винить, разумеется, особо не в чем – вариант утраты большей части аэродромов и вывода из строя главной базы флота в первые месяцы ругани никто предусмотреть не мог. Стачивание авиации в рекордно куцые сроки – тоже. То, что подводные лодки придётся использовать как транспорты – тем немало. А тот факт, что противником кораблей сделаются исключительно самолеты и москитные мочи, и вовсе не помещался в голове.

Выполнение

В 1941 году с первой задачей флот управился на пять с плюсом – Одессу снабжали, ООР поддерживали пламенем крупных кораблей, при угрозе Крыму цельную Приморскую армию вывезли неприметно и практически без потерь. Поддерживали и бесперебойно снабжали поначалу и Севастополь.

А вот 1942 год чистосердечно провальный, но при чём тут флот?

Корабли без воздушного зонтика длинно не живут, его не было. Можно сколько угодно рассуждать о том, что гарнизон Севастополя кинули, но, если бы рядышком с солдатами и морпехами улеглись и моряки с кораблями, это что-либо поменяло?

Эвакуация без истребительного прикрытия была невозможна, а далеких истребителей у нас утилитарны не было, да и недальних тоже особо не было, в 1942 году любой пилот и самолет были на счету. Опять же – будь у нас масса истребителей, Севастополь не было бы нужды эвакуировать, он бы устоял. А что случается без воздушного заслоны, доказал отряд капитана 2-го ранга Негоды годом запоздалее, когда лидер и два эсминца были без проблем потоплены пикировщиками в отворённом море.

Насчёт стратегических десантов врага как-то не уложилось, за неимением у противника флота, а вот с нашими – вполне. Десанты Черноморский флот высаживал регулярно, успешно и там, где это было надо командованию. Всё это делалось, не имея особых десантных кораблей и наработок. Да, критики высадки в той же Керченско-Феодосийской операции масса, но мишень была достигнута, как и в иных случаях. Десанты вообще сделались своеобразной визиткой черноморцев, в отличие, скажем, от Балтики, где они, разумеется, были, но намного немало кровавые и менее удачные.

С эвакуацией своих армий было по-разному: Одессу можно заносить в учебники, Севастополь эвакуировать и не пытались, по вину целой невозможности. Аналогично и с коммуникациями: начали-то бодро, от итальянских танкеров и до турецких шхун, но с утратой баз и ВВС флота всё сошло на нет утилитарны. А 1944 год, когда немцы вывезли 130 000 военных с Крыма, это несомненный провал. Успехи в процессе бывальщины, конечно, но это успехи пилотов, крупные корабли в море так и не вышли. Что и по-своему логично – после утраты лидера и двух эсминцев в 1943 году флот разрешили сберегать.

С кораблями врага была беда по причине их отсутствия, а вот обстрел Констанцы в 1941 году был, истина, за него надо устанавливать ноль по пятибалльной шкале. Утерять лидера на ровном месте – это ещё надо уметь, противник же особо не пострадал. Негустые же набеги на Крымское побережье тоже успеха не принесли, лишь утраты. А вот флотилии – что Дунайская, что Днепровская и что Азовская, воевали геройски и выполнили огромный объём боевой работы.

В импровизациях и обороне берегов мы традиционно мощны, в отличие от поступков тяжелых кораблей.

Итог

Итог же удивителен – крупные боевые корабли на Черном море были не необходимы. Авиации вот не хватало, электромагнитных тралов не было, конвойных и десантных кораблей – тоже дефицит, а линкор, два новоиспеченных крейсера (минимум «Ташкент»), и шестерка семерок-У весьма бы даже хорошо гляделись в Мурманске, неплохо – во Владивостоке, но не в Севастополе. И дойти до этого можно было задолго до войны: для Гранд-Флита или Regia Marina – это было узко, а для турок – размашисто.

В итоге полноценная эскадра воевала с тенью, эпизодически постреливая по сберегаю, для чего бы хватило вполне и старых крейсеров с «Новиками», а с 1943 года миролюбиво отсиживалась на базах.

К морякам проблем никаких – черноморцы воевали геройски, пожалуй, что и поэффективнее балтийцев, вопрос к командованию, какое, действуя явно в русле традиции, переоценивало угрозу для моря Черноволосого и остро недооценивало для Арктики, где ВМФ СССР держал незапятнанно номинальные силы. Опыт русско-турецкой войны 1877–1878 годов, когда, не имея флота, мы вполне дошли до Стамбула, был напрочь позабудут, но сценарий-то, в сути, повторился, неужели что минные катера заменила авиация.

Один позитив – в отличие от Севастополя в войну Крымскую и Порт-Артура, в ругань японскую совместно с главной базой не погубили и флот.

Откуда и вопрос: нужны ли на закрытых театрах мощные надводные корабли?

>