Британская Цусима

Британская Цусима
28 июля 1914 года завязалась La Grande guerre, ну или Первая всемирная, или Вторая Отечественная, или Германская война. Точнее, для России она началась 1 августа, когда Германия огласила войну России, но не суть, нас интересует не Европа, а вполне себе Азия. Достоверно так же, как и Россия, и Франция, и все прочие Державы, Германия, владея в Китае портом и ВМБ Циндао, содержала там Германскую Восточно-Азиатскую эскадру. Эскадра слово оглушительное для двух броненосных, трех легких крейсеров, четырех канлодок и прочей мелкоте устаревших типов, да и 4000 солдат гарнизона Циндао не та опора, на какую эта эскадра могла оперется.

В итоге эскадра Максимилиана фон Шпее удалилась, оставив в базе вовсе уж древний хлам вроде австрийского крейсера «Кайзерин Елизабет». Причём удалилась без чёткого плана, не находить же за такой прорыв в осаждённую с моря Германию через два океана с попутными крейсерскими операциями? Впрочем, выбора не было – Циндао против японцев продержался семь дней и пал ввиду исчерпания боекомплекта, а иных германских либо дружественных портов у Шпее не было. Были острова в Тихом океане, но это не базы, не порты, и вообще – непрерывные «не».

Британская Цусима
В процессе командир крейсера «Эмден» уговорил Шпее изолировать его корабль для крейсерских операций в Индийском океане и знатно там «повеселился». В числе жертв очутились русские корабли – пароход Добровольного флота «Рязань», обращённый командиром «Эмдена» в вспомогательный крейсер, благо даже подкрепления для орудий присутствовали, и крейсер «Жемчуг» в Пенанге, командир какого излишний раз доказал, что губят корабли не адмиралы, а разгильдяи с офицерскими эполетами. Впрочем, то, как флоты сразу четырех держав ловили «Эмден» и всё-таки изловили, история иная, сам Шпее двинулся в Атлантику, к берегам Чили, которое считалось дружественным Германской империи. Зачем по пути был бомбардирован город Папеэте на Таити, уж Бог весть, без угля с здешних складов можно было вполне обойтись. Но именно это появление ранее тщательно исчезавшей эскадры заставило британцев устремить свои корабли к побережью Южной Америки.

А дальше начинается история, чем-то вылитая на историю недоброй памяти Другой Тихоокеанской эскадры. Флит – он, конечно, был Гранд, но на все направления его физически не хватало. В итоге в рейд сквозь океан послали что было, а было ЭБР «Канопус», 1899 года постройки, выведенный с резерва и на скорую длань укомплектованный экипажем из резервистов, два броненосных крейсера «Монмоут» и «Гуд Хоуп», оба с резерва и укомплектованных аналогично, и легковесный крейсер «Глазго» образа «Бристоль», корабль новый и с кадровым экипажем. Командовать этим соединением поставили Кристофера Крэдока, завоёванного 52-летнего адмирала с военным опытом – оккупация Кипра в 1878 году и подавление боксерского восстания в 1900 году.

Формально, если находить по железкам – британцы бывальщины гораздо сильнее. Один «Канопус» это четыре орудия 305-мм, 12 орудий 152-мм, 152 мм панцири Круппа в облике пояса и 18 узлов полного хода. «Гуд Хоуп» это два орудия 234-мм, 16 орудий 152-мм, 51-152 мм крупповской поясной панцири и 23 узла целого хода. «Монмоут» – 14 орудий 152-мм, 51-102 мм пояса и 23 узла целого хода. Всему этому противостояли «Шарнхорст» и «Гнейзнау» – братья близнецы сумрачного тевтонского гения, тащащие на двоих 16 орудий калибра 210-мм и 12 – 150-мм, со скоростью 23 узла и пояском 150 мм. Даже без броненосца формально – британцы сильнее. 2 234-мм и 30 152-мм против 28 орудий у немцев, броня сравнима, скорость тоже.

Тут самое время обвинить Крэдока в глупости, нерешительности, тирании, отсутствии плана боя и неискусном маневрировании, но… Во-первых, «Канопус» не успевал, ибо скорость хода бумажная и скорость хода реальная очутились, как бы мягче произнести, немного разными. Во-вторых, кадровые экипажи немцев, проходящие постоянное обучение и стрельбы, оказались на распорядок лучше и в точности пламени, и в скорости, и в правильности выполнения приказов, и вообще – просто лучше, от последнего кочегара и до самого Шпее, давным-давно служившего на этих кораблях и с этими людьми. Техническое состояние тоже – корабль с резерва и работающий корабль – это разные корабли.

В итоге мы имеем две эскадры – одна только-только выведена с резерва, укомплектованная экипажами с бору по сосенке и не имеющая военного эксперимента. Вторая – кадровая и успевшая уже пострелять, хотя бы по берегу. И двух адмиралов – один вёл спаянные экипажи своих людей, им же и обученных, иной – сборную запасных на неосвоенных ими же кораблях. Дальнейшие события имеют два метода изучения. Можно анализировать, что там 1 ноября 1914 года у Коронеля было в деталях, кто как маневрировал, бил, какие распоряжения отдавал и тому подобное. Можно по схемам маневрирования выстроить сотню версий, а можно изучать снаряды и баллистику орудий. Но кушать способ несложнее – признать, что кадровые артиллеристы немцев метким огнём дезорганизовали огонь британцев, превратив его в стрельбу куда-то в курсе противника из уцелевших орудий, а неискусная работа партий борьбы за живучесть не позволяла своевременно ликвидировать повреждения.

В итоге накопление двух этих факторов повергло к чему повергло – оба британских броненосных крейсера погибли, не спасся никто. Крэдока пытались (традиция искать козлов отпущения мощна не лишь в России) превратить в крайнего за всё. Точнее, за два корабля, 1654 британских моряка, и это при том, что немцы потеряли 2 человек раненными и получили в всеобщей сумме семь попаданий. Но сурово говоря – Крэдоку приказали убиться об стену, в смысле перехватить противника, он это и выполнил. «Канопус» тащить с собой он не мог, при его скорости нагнать кого-либо было нереально, да и в бою скорость в 12 узлов и необученность экипажа повергли бы разве к увеличению количества жертв. Сэр Кристофер учтиво намекал руководству на небоеспособность своих сил, в ответ ему так же вежливо намекнули на трусость сэра Кристофера, он и пошёл. По мне так целая аналогия с Зиновием – завладеть морем так овладеть морем, он и пошёл. Вся разница – британцы могли послать к Фоклендам новейшие корабли, и Цусима британская закончилась Цусимой германской, а у нас посылать было уже некого.

А так – британцы реализовали один-единственно благоразумный план – повредить рейдеры и прикрыть экспорт селитры с Чили, сорвав крейсерские операции немцев вот таким способом. Не повезло, свежая погода и неосвоенная матчасть не позволили этого сделать. В теории могло повезти – чета положительных попаданий и интернирование Шпее было гарантировано. Могло, десятью годами ранее, повезти и нам – выбей кроме «Асамы» ещё и «Микасу» с «Фудзи», на что предпосылки бывальщины, балтийцы бы пришагали во Владивосток частью сил, и мирный договор стал бы поинтереснее для России. А так вышло что вышло, и у них, и у нас. И по-другому быть не могло, желая бы потому, как вдали в столицах частенько считают железо, а не реальную картину, а адмиралы на мостиках в те времена ещё понимали слово честь верно, и поступали сообразно этой чести, не умея отказывать начальству с его дурными намёками, и давать в отставке интервью о тупых начальниках спустя годы.

В этом разрезе сэр Кристофер Крэдок человек долга, а его эскадра образец британского духа и принципа «Погибаю, но не сдаюсь». Кстати, как и в эскадре нашей, у британцев «Глазго» и вспомогательный крейсер «Отранто» удалились, кинув товарищей с броненосных крейсеров по-возвышенному, и спасая свои корабли по-нормальному. В отличие от Энквиста, их не осудил никто. Зачем подавать противнику излишние победы. Немного позже при Фоклендах, когда уже британцы будут добивать Шпее – на прорыв рванут германские легкие крейсера. Зачем терять всё в продутом бою.

>