Чем угнанные в Германию граждане СССР удивили немцев

Новость опубликована: 23.12.2019

Чем угнанные в Германию граждане СССР удивили немцев

Чем угнанные в Германию граждане СССР удивили немцев

В планах Гитлера русским было уготовано лишь два линии – либо погибнуть, либо работать на нужды «Великой Германии». Однако и участь остарбайтеров оказалась незавидна: вкалывая до изнеможения они бывальщины обречены на медленную смерть.

Нужна рабочая сила

Изначально правящая верхушка Третьего рейха не рассматривала вариант использования советских граждан в качестве рабочей мочи. Однако все изменилось осенью 1941 года, когда затягивающаяся война потребовала в германский тыл дополнительные трудовые ресурсы. Усилий французов, бельгийцев, поляков уже не хватало. Один-единственной возможностью обеспечить фронт всем необходимым стал вывоз в Германию рабочих из Советского Союза.

По словам немецкого историка Ульриха Герберта, инициатива привлечения советских граждан в первую очередность исходила от германских промышленников, у них нехватка рабочей силы приняла угрожающие масштабы. Сначала к работам привлекали только советских военнопленных, однако очутилось, что подавляющее большинство из них вследствие ранений, болезней и сильного истощения было нетрудоспособно. Из более чем 3 миллионов военнопленных на работы послали лишь 160 тысяч.

Использование красноармейцев в качестве рабсилы для Германии имело существенные выгоды. Как писал в своих фронтовых писульках Илья Эренбург, итальянских и венгерских рабочих немецким властям нужно было кормить, а с пленными в этом плане «трудностей не было». Весьма скоро вслед за военнопленными в Германию из СССР потянулись вагоны с гражданским населением. Германский военный поход на Восток сделался постепенно превращаться в охоту за рабами.

Остарбайтеры трудились не только на предприятиях или рудниках, немцы охотно использовали их в качестве прислуги, так как зачастую они оказывались нетребовательнее и выносливее европейцев. Немецкий лейтенант Отто Краузе записал в дневнике: «Русский казак с лошадью на немецком поле это две лошадиные мочи». А солдат Гергард Каснер завистливо описывал хозяйство своего соседа, на которого работали сразу пятнадцать русских.

Доля немецких военных после успешного завершения восточной кампании надеялась осесть в СССР и получить в свое распоряжение обещанные Гитлером «лучшие советские колхозы». Пленный боец вермахта Вернер Шлихтинг в беседе с Ильей Эренбургом признавался, что в Мекленбурге земля никудышная, на ней нужно долго и упорно сидеть, а здесь в России «много хорошей земли». «И кто же на ней будет работать?», – спросил журналист. «Русские под моим руководством. Я их живо научил бы…», – отозвался немец.

Однако по мере продвижения вглубь советских территорий германские солдаты все меньше желали остаться в России. «И в этой ужасной малоразвитой стране должны были после войны поселиться немцы?», – часто можно было услышать подобные высказывания. Немцев запугивали и бесконечность русских просторов, и отсутствие дорог, и переменчивость местного климата. Будущее заселение территорий СССР в немецкой армии уже воспринималось как кара.

Ярмарка рабов

Первоначальное нежелание германских властей привлекать советских граждан к работам на благо рейха объяснялось понятиями внушенными геббельсовской пропагандой. Русские считались людьми «забитыми», агрессивными и неспособными к продуктивному труду. Особенно усилилась озабоченность после участившихся случаев отростка советских военнопленных. «Как мы будем ими управлять?» – вопрошала германская элита.

Тем не менее, нехватка рабочих рук не оставляла Германии другого выбора. Русские, белорусы, украинцы, прибалты активно пополняли трудовые армии рабочих из стран Западной Европы – французов, итальянцев, чехов, скандинавов, однако в отличие от заключительных существовать им приходилось в совершенно иных условиях. Нашивка «OST» должна была напоминать советским гражданам, что прав у них здесь не вяще, чем у скотины. Контакты с немецким населением для советских рабочих строжайше воспрещались, а сексуальная связь с немцами каралась публичной казнью.

В любом крупном немецком городе существовала ярмарка трудовых ресурсов, где немецкие хозяева могли без ограничения набирать себе недорогую рабсилу из СССР. Одних ждали шахты, других заводы, третьих забирали в батраки, четвертых использовали как домашнюю прислугу. Выбор зависел от года, физического состояния и квалификации «остовца». Людей проверяли как скот: смотрели зубы, щупали мускулы, негодных отбраковывали.

Подавляющее большинство штатских лиц, вывезенных из СССР – это молодежь, которая не имела должной квалификации. Многие из них демонстрировали явное нежелание работать на оккупантов. Гедвига Земке из Хильдесхайма строчила мужу: «У нас не хотят русских девушек, потому что они очень дерзкие, и фрау Шиллер променяла двух русских на одну литовку Я заказала украинку. Я разом по глазам вижу, какие они — послушные или дерзкие».

Работать приходилось до изнеможения. Даже тем, кого использовали в качестве домашней прислуги. Ольга Селезнева строчила матери в Брянскую область, что рабочий день длится с утра до ночи, выполнять приходится все, что потребует хозяин. «Надо мной тут смеются, а я плачу. Лучше бы я умерла с голоду», – жаловалась девушка.

Однако встречались свидетельства и о вполне сносных условиях существования «остовцев». В первую очередность это относилось к девушкам-горничным и юношам, работавшим на фермах. Иногда русские мужчины полностью заменяли немкам мужей, погибших на Восточном фронте – как в домашнем хозяйстве, так и в ложи. Действовали фрау на свой страх и риск, ведь за это им грозило строгое наказание.

С пропагандой не согласуется

Со временем отношение к «остовцам» со сторонки немецких хозяев стало меняться. Они были немало удивлены разницей между образом, который рисовала нацистская пропаганда и реальным позой вещей. Оказалось, что по своим качествам и даже внешнему виду советские граждане не сильно отличаются от немцев.

В секретном докладе имперской службы безопасности, подготовленном для высшего руководства рейха в 1942 году, сообщалось, что вся Германия в определенной степени сделалась жертвой заблуждения относительно СССР. С фронта неоднократно приходили сведения, что наряду с нищетой и примитивностью народных масс наблюдались импозантные промышленные сооружения, электростанции, которые не уступали тем, что строились в США. «Каким образом это мог осуществить большевистский режим?», «какие производительные мочи это могли сделать?», – задавался вопросами докладчик.

Владельцы германских предприятий не раз отмечали, что русские проявляют смекалку, ловкость и быстроту мышления несвойственные рабочим из других стран. Властям приходилось констатировать, что многие выходцы из СССР быстро постигали азы немецкого стиля и это, на их взгляд, никак не согласовывалось с устойчивым мнением, что советские люди в подавляющем большинстве имеют лишь начальное образование.

Директор одного из ткацких предприятий в Силезии признавался, что русские зачастую толковее самих немцев, они приметно быстрее вникают в тонкости производственного процесса. По его словам, бывали случаи, когда «остовцы» находили гораздо более несложные и эффективные решения проблемы, до чего не могли додуматься местные.

Начальник полиции безопасности III управления писал, что жители советских республик хоть и выделяются от немцев по расово-национальным признакам, однако, к его изумлению, не уступают германским народам в смышлености и чистоплотности. Еще больше немца удивило присутствие среди русских высоких голубоглазых блондинов.

А руководитель департамента здравоохранения Дортмунда констатировал, что при осмотре работников с востока не было замечено ни единого человека, у кого были бы плохие зубы. «В отличие от нас, немцев, они, должно быть, уделяют много внимания поддержанию зубов в распорядке», – сделал вывод чиновник.


Чем угнанные в Германию граждане СССР удивили немцев